Киев официально прокомментировал решение Конституционного трибунала Польши, частично дезавуировавшего поправку к закону о польском Институте национальной памяти, вводившую уголовное наказание за публичное отрицание преступлений украинских националистов против граждан Польши в период с 1925 по 1950 годы на Волыни и в Восточной Малопольше. Заявление сделал министр иностранных дел Украины Павел Климкин на пресс-конференции, посвященной итогам деятельности украинской дипломатии в 2018 году. Цитируем по Укринформ:

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

«Мы ожидали именно этого решения (Конституционного суда Польши — ред.), ведь без него на самом деле невозможно было изменить атмосферу дискуссии. Я считаю, что у нас с Польшей нет фундаментальных проблем в отношениях, но есть эмоциональный фон… Сейчас есть свежее дыхание, мы должны его использовать. Мы говорили об этом очень подробно с Яцеком Чапутовичем (министр иностранных дел Польши — ИА REGNUM ) два дня назад. Мы говорили о том, что мы можем сделать в контексте дальнейших шагов, — сказал Климкин. — Я считаю, что мы должны продолжить абсолютно ориентированную на результат предметную дискуссию о поисковых работах, по восстановлению наших памятников в Польше. В принципе, есть предварительные идеи, как это делать … Я считаю, что это решение (Конституционного суда Польши — ред.) дает нам совершенно новые возможности для динамики».

Напомним, что за поправку в закон об ИНП польские депутаты проголосовали в начале 2018 года. Это вызвало негативную реакцию украинских властей, которые в ответ запретили полякам проводить работы по поиску захоронений поляков на территории Украины. Не сказать, чтобы такое решение Киева было чем-то очень опасным для Варшавы и правящей партии «Право и Справедливость» (PiS). При желании PiS могла бы и дальше эксплуатировать тему борьбы с исторической реабилитацией украинских националистов, сотрудничавших в нацистами до, в ходе и после Второй мировой войны, а также их прославлением ныне на Украине. По крайней мере, правящую партию в этом поддерживала патриотическая среда и потомки выходцев с Восточных Кресов, важные с электоральной точки зрения. Однако представляющий «Право и Справедливость» президент Польши Анджей Дуда подал в Конституционный трибунал запрос, который судьи решили удовлетворить вместо того, чтобы затянуть рассмотрение. И это в те дни, когда Украина объявила 2019 год «годом Степана Бандеры».

Памятник полякам, уничтоженным украинскими националистами на Волыни и в восточной Польше в 1943—1945 годах
Памятник полякам, уничтоженным украинскими националистами на Волыни и в восточной Польше в 1943—1945 годах
Stako

Почему же Варшава пошла на такие уступки Киеву в момент, прямо скажем, не самый подходящий? Постановление Конституционного трибунала о том, что употребление в тексте поправки терминов «украинские националисты» и «Восточная Малопольша» противоречит «принципу определенности норм права», вызвало бешеное раздражение в патриотической и кресовой среде. PiS тут же припомнили в цензурных и нецензурных выражениях все предыдущие уступки современным «бандеровцам в Киеве». Причем, остро отреагировали не только в Польше. Как заявил в интервью газете американской Полонии Nowy Dziennik известный скульптор Анджей Питыньский, проживающий в США с 1974 года и являющийся автором памятника жертвам Катыни в Нью-Джерси, «мне жаль это говорить, но, похоже, в Польше происходит переливание политикам крови украинской вместо польской», имеет место «странная бесчувственность, тупость и трусость в отношении Волынской резни и парализующего страха перед украинцами, а также ложь, лукавство, извращение, стремление затушить и скрыть самое ужасное преступление украинских бандитов УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в отношении беззащитных польских детей, женщин и стариков, 200 тысяч поляков, убитых в 1940—1947 годах». Скульптор также напомнил, как установка в польском городе Торунь профинансированного Ассоциацией ветеранов Польского военного округа 2 в Нью-Йорке памятника, посвященного Волынской резне, была заблокирована местными властями.

Это говорит о том, что «низкопоклонничество» PiS перед украинскими властями начинает волновать поляков в США, которых уж совсем невозможно попрекнуть в том, что их обольстила «русская пропаганда». Но правящая партия была вынуждена принять лучшее для себя решение из худших в контексте предстоящих на Украине президентских выборов. Судя по всему, Варшава не видит другого выхода, кроме как поддержать переизбрание «заклятого друга», президента Украины Петра Порошенко, полагая, что остальные кандидаты будут еще сильнее отдаляться от Польши, придерживаясь альтернативной геополитической ориентации, делая ставку, например, на Германию или Россию. Соответственно, Порошенко до конца марта, когда пройдет голосование, будут подыгрывать и дальше, оправдывая это «стратегическими интересами». Другой вопрос, что «Право и Справедливость» может предпринять после. «Трибунал утверждает, что, создавая оспариваемые положения, законодатель использовал фразы с неопределенным обозначением. Их значения не были сформулированы в законе и не могут быть реконструированы таким образом, чтобы не вызывать никаких сомнений на основании коннотаций, встречающихся в общем языке», — написал судья Анджей Зеленацкий в обоснование постановления.

Анджей Дуда и Пётр Порошенко
Анджей Дуда и Пётр Порошенко
Securityconference.de

Не исключено, что термины «украинские националисты» и «Восточная Малопольша» в апреле-мае будут в таком случае уточнены новым специальным законодательным решением, после чего депутаты сейма Польши «поправят» поправку в закон об ИНП. Правда, рассчитывать на подобное будет можно, если нынешний демарш Варшава предприняла по собственной инициативе, а не по настоятельной просьбе своего «великого союзника» за океаном. Безусловно, каждое государство в своей истории сталкивалось с неприятной необходимостью поддерживать тех, кого описывает американская формула о «нашем сукином сыне». Но это еще как-то оправдано в том случае, если «сукин сын» действительно «наш». И практически невозможно объяснить, когда он чужой. Кстати, неопределенная модальность высказывания украинского министра иностранных дел в отношении «новых возможностей для динамики» говорит о том, что аппетиты Киева растут и он будет требовать от «Права и Справедливости» всё больших и больших уступок.