Реакция Н. Хрущева на заключение договора с США, позволявшего американским вооруженным силам использовать всю японскую территорию в военных целях, повсеместно размещать военные базы и объекты, была бурной. Он был возмущен действиями Токио, расценил их как оскорбление, неуважение его усилий, направленных на нахождение компромисса по территориальному вопросу. По распоряжению Хрущева правительство СССР 27 января 1960 г. направило правительству Японии Памятную записку. В ней было указано, что «только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между СССР и Японией острова Хабомаи и Шикотан будут переданы Японии, как это было предусмотрено Совместной декларацией СССР и Японии от 19 октября 1956 года».

Договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией. 19 января 1960 года
Договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией. 19 января 1960 года

С учетом важности этого документа для сегодняшних переговоров воспроизведем его полностью.

Памятная записка советского правительства от 27 января 1960 года гласила:

«19 января с. г. подписан так называемый «Договор о взаимном сотрудничестве и безопасности» между Японией и США. Содержание этого договора серьезно затрагивает положение на Дальнем Востоке и в бассейне Тихого океана и тем самым интересы многих государств, расположенных в этом обширном районе, в первую очередь, конечно, таких непосредственных соседей Японии, как Советский Союз и Китайская Народная Республика».

По этому договору пребывание иностранных баз, вооруженных сил и наличие военных на японской территории вновь закрепляется на длительный период с добровольного согласия правительства Японии. В соответствии со статьей шестой указанного договора Соединенным Штатам Америки «разрешается, чтобы их сухопутные, военно-воздушные и военно-морские силы пользовались обслуживанием и объектами в Японии». Имеющиеся в договоре оговорки относительно консультаций о его выполнении не могут скрыть того факта, что Япония может быть вовлечена в военный конфликт помимо воли японского народа.

Увековечивание договором фактической оккупации Японии, предоставление ее территории в распоряжение иностранной державы, отрыв от Японии островов Окинава и Бонин, неизбежно вытекающая из положений договора военная, экономическая и политическая зависимость Японии — все это вызывает законный вопрос, что же в действительности останется от суверенитета Японии после вступления в силу договора? Уже тот факт, что в Японии будут и впредь стоять иностранные войска, означает, что страна ограничена в своих действиях.

Премьер-министр Японии Сигэру Ёсида подписывает американо-японский договор
Премьер-министр Японии Сигэру Ёсида подписывает американо-японский договор

Советское правительство всегда готово оказать полную поддержку таким шагам Японии, которые будут направлены на обеспечение условий для ее мирного независимого развития. Советский Союз по-прежнему готов предоставить совместно с другими державами необходимые гарантии нейтралитета Японии. Правительство СССР, как известно, высказалось за заключение договора мира и дружбы между СССР, КНР и Японией, согласившись с участием в нем США и других тихоокеанских государств. Советское правительство неоднократно подчеркивало, что Советский Союз стремится к налаживанию действительно добрососедских отношений с Японией, расширению взаимовыгодных торговых, культурных и других связей, которые способствовали бы сближению между Японией и СССР в интересах японского и советского народов.

Но Советский Союз не может, разумеется, проходить мимо такого шага, как заключение Японией нового военного договора, подтачивающего устои на Дальнем Востоке, создающего препятствия развитию советско-японских отношений. В связи с тем, что этот договор фактически лишает Японию независимости и иностранные войска, находящиеся в Японии в результате ее капитуляции, продолжат свое пребывание на японской территории, складывается новое положение, при котором невозможно осуществление обещания Советского правительства о передаче Японии островов Хабомаи и Сикотана (Шикотана — А. К.).

Соглашаясь на передачу Японии указанных островов после заключения мирного договора, Советское правительство шло навстречу пожеланиям Японии, учитывало национальные интересы японского государства и миролюбивые намерения, выражавшиеся в то время японским правительством в ходе советско-японских переговоров.

Но Советское правительство, учитывая, что новый военный договор, подписанный правительством Японии, направлен против Советского Союза, как и против Китайской Народной Республики, не может содействовать тому, чтобы передачей указанных островов Японии была бы расширена территория, используемая иностранными войсками. Ввиду этого Советское правительство считает необходимым заявить, что только при условии вывода всех иностранных войск с территории Японии и подписания мирного договора между СССР и Японией острова Хабомаи и Сикотан будут переданы Японии, как это было предусмотрено Совместной декларацией СССР и Японии от 19 октября 1956 года.

На это Токио ответил своей Памятной запиской: «Правительство Японии не может одобрить позицию Советского Союза, выдвинувшего новые условия осуществления положений Совместной декларации по территориальному вопросу и пытающегося тем самым изменить содержание декларации. Наша страна будет неотступно добиваться возвращения нам не только островов Хабомаи и о-ва Шикотан, но также и других исконных японских территорий».

Тем самым волюнтаристское обещание Хрущева было перечеркнуто и аннулировано. Ибо официальное выдвижение японским правительством в одностороннем порядке незаконных притязаний на все южные Курилы и фактическое непризнание принадлежащими СССР всех Курильских островов и Южного Сахалина делали невозможным выполнение обещания Москвы в качестве жеста доброй воли и ради мира и добрососедства передать Японии уже входившую в состав СССР Малую Курильскую гряду — остров Шикотан и островную группу Хабомаи.

Хабомаи
Хабомаи
Redd.it

Отвечая на занятую официальным Токио позицию, советское правительство 24 февраля 1960 г. передало правительству Японии Памятную записку, в которой, в частности, отмечалось:

«…Этот договор (японо-американский «договор безопасности» — А. К.)… направлен против Советского Союза, Китайской Народной Республики и других миролюбивых государств Азии и Дальнего Востока, осложняет обстановку в этом регионе и создает дополнительный барьер на пути ликвидации международной напряженности.

Со стороны японского правительства делаются попытки прикрыть действительный характер указанного договора, представить его в качестве оборонительного мероприятия. Но ссылки на «потребности обороны» вовсе не новы. Можно напомнить, что даже такое орудие агрессии, как пресловутый «антикоминтерновский пакт», в свое время также изображался как оборонительный договор…

Заключением нового договора правительство Японии намерено еще дальше идти по пути предоставления территории своей страны иностранным вооруженным силам. Об агрессивной направленности нового военного договора свидетельствуют также заявления министра иностранных дел г-на Фудзияма от 16 ноября 1959 г. и премьер-министра г-на Киси (дед нынешнего премьер-министра Японии Синдзо Абэ — А. К.) от 8 февраля с. г. о том, что сфера действия этого договора распространяется на территорию Китая, Советского Приморья и Курильских островов…

Заключение Японией нового военного договора с США находится в противоречии с Совместной советско-японской декларацией от 19 октября 1956 года. Как известно, в соответствии с Декларацией стороны обязались служить развитию «взаимопонимания и сотрудничества между обоими государствами в интересах мира и безопасности на Дальнем Востоке»…

Японское правительство до настоящего времени преднамеренно затягивает заключение мирного договора между СССР и Японией, выдвигая необоснованные претензии по территориальному вопросу, который давно уже решен соответствующими международными соглашениями…

Содержащееся в памятной записке японского правительства заявление, что Япония будет неотступно добиваться возвращения не только островов Хабомаи и Сикотан (Шикотан — А. К.), но также и других территорий, Советское правительство не может рассматривать иначе, как проявление опасных тенденций к реваншизму».

И, наконец, свое окончательное отношение к навязываемому японским правительством «территориальному вопросу» правительство СССР сформулировало в Памятной записке правительству Японии от 22 апреля 1960 года. В ней со всей определенностью и обоснованностью было заявлено:

«…Подписание Японией указанного договора (с США — А. К.) противоречит духу и букве Совместной декларации от 19 октября 1956 года…

Вновь выдвигая необоснованные претензии в отношении принадлежащих Советскому Союзу территорий, японское правительство в памятной записке произвольно утверждает, что по совместной декларации стороны якобы договорились считать, что территориальный вопрос оставляется для дальнейшего обсуждения. Советское правительство отклоняет такое утверждение, поскольку подобной договоренности в действительности не было и не могло быть. Территориальный вопрос между СССР и Японией решен и закреплен соответствующими международными соглашениями, которые должны соблюдаться».

Владимир Путин
Владимир Путин
Дарья Антонова © ИА REGNUM

В свете вышеизложенного возникает вопрос, насколько глубоко изучили эти документы в МИД РФ и администрации президента перед тем, как выносить Совместную декларацию 1956 года, в частности, ее 9-ю статью о волюнтаристски навязанном нашей стране обещании «передать Японии Шикотан и Хабомаи» в центр переговоров лидеров двух стран о мирном договоре. И задались ли в этих государственных органах вопросом о том, что за 62 года после подписания декларации ситуация изменилась в корне как в нашей стране, так и в мире? Я уж не говорю о том, что речь идет не об использовании действующей статьи, а о реанимации в прямом смысле слова отжившей и «умершей» статьи, официально дезавуированной в Памятной записке правительства СССР, заявившего, что никакого «территориального вопроса» в советско-японских, а ныне российско-японских отношениях не существует. И то, что Горбачев, Ельцин и Путин в силу желания потрафить Японии в ожидании «благодарности» так не считали, ничего изменить в уже состоявшейся истории не может.

И еще. Хотелось бы прокомментировать слова министра Лаврова о том, что «политическая воля наших лидеров — полностью нормализовать отношения между Россией и Японией, побуждает нас активизировать этот диалог». Хотелось бы спросить: «Диалог о чем?» Если о народном достоянии — Курильских островах — то тут «политической воли президента» отнюдь недостаточно. Здесь первостепенна воля нашего народа, подавляющее большинство (85−90%) которого предупреждает верховную власть о категорическом несогласии разбазаривать в угоду сиюминутным, тем более меркантильным интересам российские земли, за которые наши отцы и деды проливали кровь и отдавали жизни.

Хотелось бы верить, что сын получившего ранения участника Великой Отечественной войны президент РФ В. Путин все же устоит перед соблазном обрести за русские Курилы какие-то, в действительности призрачные, дивиденды от «друга Синдзо». И прислушается к воле народа, в том числе и своих избирателей. А министр Лавров вспомнит слова своего оставшегося в благодарной памяти народа предшественника министра иностранных дел СССР А. А. Громыко: «Наша страна большая, но лишней земли нет!»

Читайте ранее в этом сюжете: «Мудрец» Лужков безграмотен в «курильском вопросе»

Читайте развитие сюжета: Патриотические силы сорвали план сдачи Малой Курильской гряды