Поляки злятся. Особенно остро сейчас, после страшной трагедии в Гданьске — убийства президента этого города Павла Адамовича. Вопреки всем призывам о сплочении и трезвомыслии, страсти только накаляются, и нет конца и края «атмосфере ненависти». Ее появление спровоцировала политика правящей партии «Право и Справедливости» (PiS), однако не будем забывать и о великом вкладе оппозиционных сил.

Комментируя опоздание председателя «Права и Справедливости» Ярослава Качиньского вместе с некоторыми другими политиками на заседание сейма Польши, на котором была объявлена минута молчания в память Адамовича, известный оппозиционный публицист Ян Хартман пишет: «Вид Качиньского, проливающего крокодиловы слезы из-за смерти одного из самых ненавистных, оскорбляемых и преследуемых пропагандой PiS и подчиненных правящей партии чиновников государственного аппарата, был бы невыносимым для честных и искренних людей, составляющих большинство общественного мнения… Павел Адамович стал героем и мучеником польской демократии и ниспровержения качинского режима. Качиньский может сражаться с живыми, но с мертвым героем и символом сопротивления ему будет справиться гораздо труднее». Очень резко, но так думают многие, просто стесняются настолько четко и откровенно сформулировать.

Павел Адамович
Павел Адамович
(сс) Rudolf H. Boettcher

Как же Польша дошла до такого исступления? Вероятно, в тот момент, когда «внутренних врагов» стали активно связывать с «заграницей». Ранее правившая партия «Гражданская платформа» (РО) была объявлена «немецкой агентурой» (любопытно, но этой участи избежала бывшая с РО в правительственной коалиции Польская крестьянская партия). Активной стигматизации началось подвергаться все, хоть как-то связанное с Россией, да и не только с ней. «Польская политика в отношении России со всей нашей жесткой риторикой тоже предназначена для внутреннего потребления, — замечает Гжегож Балавайдер из Опольского университета. — Польскому руководству нужен враг, оно старается создать впечатление, что нам угрожают другие страны (не только Россия, но и — по крайней мере в сфере ценностей — члены Евросоюза), а одновременно — что только действующая власть способна обеспечить полякам безопасность. Все это лишь видимость». Однако в итоге выдуманные демоны обрели плоть и кровь, их теперь боятся даже сами творцы этой политики, это связывает руки Варшаве.

В Польше наступила эпоха парадоксов. Постоянная критика Берлина и угрозы поднять вопрос о репарациях за преступления нацистов времен оккупации сочетается с монопольным положением Германии во внешней торговле Польши, а разговоры о недопустимости существования «немецких СМИ» под флагом польских так и остаются разговорами. Киев получает неизменную поддержку правительства Польши в тех случаях, когда пытается вызвать эскалацию на украинско-российской границе или каким-то очередным образом ущемить «российские интересы» на Украине, но постоянно постулируется, что «с Бандерой в Европейский союз Украина не войдет». Россия — главный враг, но и остальные страны не лучше, взять ту же «больную» Францию. Нелады есть даже с «великим американским союзником», который вместо того, чтобы принять на вооружение польское видение геополитики, навязывает Варшаве свое и делает это довольно топорно. Но такова стилистика американцев, уметь деликатно эксплуатировать поляков в своих интересах по силам лишь Лондону.

В результате внешняя политика вместо того, чтобы отвлекать от внутренних проблем, создает и плодит новые. Удивительное дело произошло с Украиной. Если раньше она вызывала некоторую симпатию, то сейчас воспринимается с раздражением. Для статусных польских журналистов, например, оказалась неприятным удивлением реакция поляков на события в Керченском проливе, когда общественное мнение скорее поддержало Москву, нежели Киев. Массовое пребывание украинцев в Польше злит поляков, задающих вопросы, почему эти украинцы не на фронте. Но самой большой неожиданностью становится раздражение в адрес Вашингтона. Его бесцеремонность заставила задаваться вопросами не только обычных комментаторов в социальных сетях, но и политиков с экспертами, насколько правильна и обоснованна исключительная ставка на США, не слишком ли дорогую цену платит Польша за «форт Трампа», который еще то ли будет, то ли нет.

Ссора
Ссора
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Правящая партия в итоге оказывается в сложном положении. Ей, как и другим, предстоит проводить в этом году две избирательные кампании — по выборам в Европейский парламент и в сейм Польши. В принципе, «Право и Справедливость» в настоящее время заслуженно имеет самые высокие рейтинги в опросах общественного мнения, все эти три года она систематически старалась повышать уровень благосостояния поляков. Но это может сыграть с ней злую шутку в перспективе, потому что ресурс принятия дорогостоящих социальных программ начинает выдыхаться. На критике предыдущего правительства тоже не выедешь, полякам надо представить образ будущего. Впрочем, «помочь» PiS по силам оппозиции, которая, судя по всему, не сможет удержаться от раздувания «атмосферы ненависти», пытаясь перенаправить ее в сторону «Права и Справедливости». И это загонит в ловушку и саму PiS, которая окажется перед соблазном ответить оппозиции тем же. Похоже, что во время избирательного цикла «польско-польская война» станет только усиливаться, а поляки будут злиться все больше и больше.