Слушая дебаты по ТВ, комментарии в соцсетях, не может не преследовать один вопрос: чего же хотят добиться сторонники в нашей стране передачи Курильских островов Японии? Ради чего затеяно это «перетягивание каната», то бишь общественного мнения? Любой трезвомыслящий человек легко придёт к выводу, что отсутствие бумаги под названием «мирный договор» при наличии ещё в 1956 г. зафиксированного парламентами обеих стран состояния прекращения войны, более чем 70-летней истории полнокровных, нормальных, добрососедских отношений, не может быть истинной причиной. МИД РФ свою позицию выразил крайне обтекаемо, по сути преподнёс нам выскальзывающий из рук обмылок, даже ухватиться не за что: «Вывести отношения двух государств на качественно новый уровень подлинного доверия и партнёрства». Звучит, конечно, красиво, солидно. Но что конкретно не устраивает в нынешних отношениях, почему им так необходим какой-то новый уровень, прорыв в поднебесье? Как он будет проявляться? В чём мы рассчитываем доверять японцам, да ещё и не просто так, а «подлинно» ?

Курилы
Курилы
Иван Шилов © ИА REGNUM

Пресс-секретарь президента РФ говорит о каком-то «компромиссе, отвечающем интересам России». Любому ясно, что для компромисса подразумевается движение навстречу друг другу, каждый должен пройти свою часть пути. Отправная точка для японцев известна: они хотят получить острова южной части Курильской гряды — причём все: и группу Хабомаи, и Шикотан, и Итуруп, и Кунашир. Компромисс для них — это сначала, «для разбега», получить Хабомаи и Шикотан, а на следующем, решающем этапе — остальные, основные (так называемая формула «2+альфа»). Ну и ещё не называть острова в своих официальных документах хотя бы в период переговоров «северными территориями». Но на самом деле это как раз не так уж и сложно. Называть вожделенные острова можно начать по их именам — и все довольны, переговорщики с российской стороны могут спокойно выдохнуть.

Самое неприятное, болезненное для японцев — признать над островами суверенитет России по итогам Второй Мировой войны. Это условие, без которого ничего не произойдёт — японцам это твёрдо объяснили. Что такое «потеря лица», японцам хорошо известно, а тут ведь идёт речь о моральном ущербе лично президента России перед своим населением. Так что рано или поздно до них этот императив дойдёт. Тем не менее вся пропагандистская установка «русской оккупации северных территорий», державшаяся и даже раздувавшаяся в Японии десятилетиями, вынуждена будет как бы дезавуироваться, самоликвидироваться. Но прагматики в японском обществе ради победы на этот раз мирными средствами над русскими покряхтят, поморщатся, подискутируют между собой, но в итоге согласятся. Вот именно для реализации такой последовательности: признание российского суверенитета и только после этого — получение островов, и нужно то самое «подлинное доверие» к обещаниям Москвы. Иначе говоря, за это доверие будет отвечать российская сторона. И можно не сомневаться, что давно уже заряженный идеей пожертвовать островами президент РФ ожидания японцев не обманет, он умеет давать и держать «слово офицера». Японцам просто надо набраться ещё чуть-чуть терпения, и победа будет за ними.

Самое трудное найти ответ на вопрос: в чём же компромисс с нашей стороны, да ещё и «в интересах России»? Мы отдаём, а что получаем взамен? Красивые фразы о «подлинном доверии», о «качественно-новом уровне отношений»? Совершенно очевидно, что Кремль решил не придавать значения таким «мелочам», как российское национальное достоинство, гордость за русских первопроходцев, осваивавших Дальний Восток, за наших воинов, погибших при очищении Курил от японских войск, за людей, населяющих острова. Видимо, всё это уступило место расчёту на некие инвестиции, на доступ к японским банковским ресурсам, на крупномасштабное и разветвлённое сотрудничество, на осуществление каких-то амбициозных проектов в нашей стране с японской помощью, причём в обход антироссийских санкций, к которым Япония без колебаний уже присоединилась и ещё присоединится к новым. Говоря русским языком, речь идёт о долгоиграющей торговой сделке под прикрытием высокопарных слов.

Курильские острова, Российская Федерация
Курильские острова, Российская Федерация
Алексей Лукашевич

Прагматики-циники в нашей стране за целесообразность такого размена и выступают. Но сразу можно предсказать, что таким «диванным» надеждам не суждено будет сбыться. Да, из Токио нашёптывают, что «японцы умеют быть благодарными». Но они имеют в виду одно, а мы, с нашей широкой русской душой и масштабами, воображаем себе то, что нам хотелось бы видеть. На увеличение торговли надеяться не стоит — объём товарооборота уже несколько лет по естественным причинам стабилен и для японцев сводится с дефицитом. Немудрено — свыше 70% нашего экспорта приходится на энергоносители. А кроме них, да ещё леса и зерна, японцам по большому счёту от нас ничего и не нужно. Рыбу, крабов и моллюсков в наших водах они ловят по лицензиям, то есть за плату, а сколько сверх того выбирают браконьерским путём — лучше не думать, чтобы не расстраиваться.

Инвестиции в нашу экономику японскими компаниями и без особой степени доверия между чиновниками двух стран уже сделаны — сборочные автозаводы созданы и работают. По сути, на автомобили и запчасти, да ещё на строительную технику, и приходится основной вес японского экспорта в Россию. Общее экономическое и финансовое положение в стране, доходы наших компаний не позволяют, с доверием или без него, выйти на более широкий фронт закупок японских товаров, или, в терминологии нашего МИДа, на «качественно новый уровень».

Вообще, для более ясного, незатуманенного взора на сферу экономического сотрудничества надо представлять, как работает в своей основе этот механизм — и не только с Японией. Изначально чиновники министерств договариваются о неких проектах, которые им кажутся привлекательными и даже эффектными, затем заманивают в них потенциальных участников из числа частных компаний. Строго говоря, для этого чиновники вообще не нужны — при желании компании сами между собой в состоянии договориться. Но даже подписание в торжественной обстановке, а то и в присутствии лидеров государств, всевозможных меморандумов, протоколов о намерениях, даже контрактов совсем не гарантирует в дальнейшем их реализации. Сколько уже таких красивых бумаг пылится! Сочиняют звучные меморандумы чиновники, а выполнять-то придётся частному бизнесу. Но это только в том случае, если частный бизнес будет на это согласен, уверен в гарантированной отдаче, в безопасности и работоспособности своих инвестиций, в беспроигрышном сбыте будущей продукции. И никто в Японии не сможет, да особо и не захочет, принуждать своих бизнесменов к тому, чтобы идти на риск, а уж тем более к жертвенности. Придётся, набравшись терпения, выстраивать длинную и непростую цепочку из правил, документации, разрешений, договоров с субподрядчиками и прочего обрамления, без которой ничего не произойдёт, кроме парадного звона бокалов с шампанским под сдержанные улыбки. И никакого «подлинного доверия» или «нового уровня» это не создаёт, а в случае неудачи — скорее наоборот.

Так что это наше «заглядывание за горизонт» ни к чему не приведёт. Ничего, кроме миражей, для нас там нет.

Пример — широко разрекламированная у нас идея «совместного хозяйственного освоения Курильских островов». За 2 года с её появления на свет практически никаких сдвигов нет. А всё потому, что японские предприниматели не видят в ней выгод для себя и гарантий, а уж строить что-то для «русских оккупантов» островов они тем более не хотят. Да и потенциал этого самого освоения далеко не впечатляющий. Там вообще сначала надо заниматься не столько производственными мощностями, сколько элементарной инфраструктурой: жильём, дорогами, связью, медициной, так называемыми непроизводственными расходами. Поэтому не стоит телегу ставить впереди лошади. Но на переговорах в Москве прожект совместного освоения островов снова выставили на всеобщее обозрение, точнее, на одобрение.

Кунашир: горячие источники
Кунашир: горячие источники
Алексей Лукашевич

Российская сторона в русле разговоров о новой стадии доверия вновь выдвинула идею безвизового обмена жителей Сахалина, Курил и Хоккайдо. Неплохо, но, честно говоря, не самая животрепещущая тема. Во-первых, для сахалинцев и так оформление японской визы не представляет трудности, на это уходит два дня. Японцы спокойно ездят к нам «на могилы родственников» и препятствий с визами также не испытывают. Но не будем забывать о главном — на какие же средства наши люди с Курил будут посещать Японию, когда средняя зарплата у них колеблется на уровне 20−22 тысяч рублей в месяц при ценах вдвое выше материковых ?! Когда они живут подчас в недостойных, убогих, деморализующих условиях, как, например, жители печально известного посёлка «Горный» (достаточно посмотреть документальный сюжет «Кому на Курилах жить хорошо» в цикле «Неизвестная Россия»)? У них там совсем не о развлекательных турпоездках «голова болит». Если они и уезжают, то на материк, совсем, без оглядки. Неужели нам нужна благотворительность японцев, чтобы по-человечески расселить наших граждан из непригодных для жилья домов, да и вообще создать им нормальные условия жизни, какими мы пользуемся на материке?!

Так что же в «сухом остатке» прошедших в Москве переговоров? Пока ясно одно: японцам сделан выговор за преждевременный срыв в эйфорию, за неосмотрительную болтливость, которая обратила на себя внимание общественности в России и спровоцировала протесты против передачи островов. А ведь поначалу договаривались вести переговоры «профессионально», то есть конфиденциально, без преждевременных огласок, а японцы расслабились и сами себе напортили. Теперь самому премьеру Японии С. Абэ, прилетающему на встречу с В. Путиным 22 января, придётся выкручиваться и выстраивать скорректированную линию. Но главный вопрос для нас: насколько в этом ему станет помогать Москва?

Читайте ранее в этом сюжете: Южные Курилы, омываемые морем вопросов