Нельзя не согласиться с мнением директора Института глобализации и социальных движений Бориса Кагарлицкого о том, что власти РФ испугались реакции общества на «курильский вопрос». Он заявил корреспонденту ИА REGNUM :

«План быстрой передачи Курил Японии сорвался, и теперь ситуацию пытаются отыграть назад, распространяя минимальное количество информации по этому вопросу».

И не только ограничивают информацию. Властям явно не нравится, что в стране независимые эксперты анализируют и комментируют высказывания японских политиков, создающих устойчивое впечатление о достижении между японским премьер-министром С. Абэ и президентом РФ В. Путиным не разглашаемой обеими сторонами договоренности по поводу возможности сдачи Японии южных Курил или их части. СМИ сообщили о выступлении директора департамента информации и печати МИД РФ:

«Захарова подчеркнула, что в Москве видят, как после каждого официального заявления с японской стороны возникает большое количество попыток «найти какие-либо разночтения и выявить какие-то несоответствия либо в подходах сторон, либо в позиции одной стороны».

Она призвала дать возможность экспертам и руководству внешнеполитических ведомств двух стран начать конкретную работу и лишь затем выслушать «комментарии на этот счет».

Да не какие-то разночтения мы выискиваем, Мария Владимировна! Мы видим и объясняем народу, как за его спиной совершается ошибка, которая, как известно, хуже преступления, чреватая грубым нарушением суверенитета и территориальной целостности нашей страны. Ибо мы считаем Россию нашей, а не «этой» страной и готовы защищать ее интересы от тех, кто пытается их нарушать, будь то иностранцы или местная возомнившая о своем якобы всесилии «элита». И мы не собираемся молчать и отвечать на ваши, считаю, неуместные в данном случае призывы к сдержанности. Ибо хорошо знаем, в том числе со слов японцев, что президент Путин давно обнадежил своих «японских друзей», с которыми он — вопреки дипломатическим нормам — на «ты», по поводу готовности сдать Японии Малую Курильскую гряду на определенных условиях. Ведь он этого и не скрывает! Именно на это направлены все эти «хикивакэ» (ничья), сюрреалистическое «решение территориального спора без победителей и проигравших» и прочее. Японцы уверены, что Малая Курильская гряда — остров Шикотан и островная гряда Хабомаи — у них уже «в кармане», и надо упорно добиваться от Путина согласия сдать еще самые крупные острова Большой Курильской гряды — Кунашир и Итуруп с их богатейшими водами и стратегическими проливами. Объективности ради отметим, что Путин, хотя и вписывал Кунашир и Итуруп в совместные заявления с японскими премьерами в качестве объектов переговоров, отдавать эти острова не соглашался. А Малую Курильскую гряду, похоже, отдать обещал и, нисколько не удивлюсь, если и сейчас обещает. Правда, как говорит его пресс-секретарь, отдать не «автоматически». Но отдать…

Фотокарта Малой Курильской гряды Курильских островов на основе космического снимка НАСА
Фотокарта Малой Курильской гряды Курильских островов на основе космического снимка НАСА

В подтверждение этого хочу познакомить читателей с отрывками из написанной в 2004 году книги нашего друга и соратника, одного из лучших в нашей стране специалистов по Японии и российско-японским отношениям ныне покойного профессора Игоря Александровича Латышева «Россия и Япония. В тупике территориального спора: 4 года невнятной дипломатии В. Путина 2000 — 2004». Читаем:

«…Наибольшую сенсацию в политических кругах Японии произвело вскоре после окончания Иркутского саммита (март 2001 года) другое, куда более многозначительное заявление Путина, якобы сказанное в Иркутске в доверительной беседе с Мори (тогдашний премьер-министр Японии Ёсиро Мори — А.К.), хотя и не подтвержденное в дальнейшем самим российским президентом. О содержании этого путинского заявления Мори сообщил японским средствам массовой информации в дни своего ухода в отставку с поста премьер-министра страны. Согласно публикациям японской печати, Путин сказал Мори следующее: «Передачу Японии Хабомаи и Шикотана сейчас трудно реализовать. А вот если меня переизберут (президентом РФ — А.К.) на второй срок, то я приложу все силы для возвращения Японии этих островов».

Это озвученное Мори, но не подтвержденное российской стороной заявление Путина на протяжении всех последовавших лет постоянно упоминалось в той или иной связи японскими журналистами и политиками, что создало Путину в японском политическом мире репутацию прояпонски настроенного политика и тайного сторонника уступок России японским территориальным домогательствам, на которые он-де не решается идти лишь из-за сильного сопротивления этим уступкам со стороны российского общественного мнения…

Идея «компромисса» на основе уступки японцам двух островов уже давно приглянулась нашим мидовским экспертам-японофилам при разработке стратегии дальнейших российско-японских переговоров. Но ставка этих горе-стратегов на «компромисс» была не более чем иллюзией. Дело в том, что политическая обстановка в Японии исключала согласие если не всех, то подавляющего большинства парламентских партий и политиков на такое завершение территориального спора с нашей страной…

Мидовским экспертам в России следовало бы знать, что их готовность поступаться островами Хабомаи и Шикотан не могла побудить ни политиков, ни общественное мнение «Страны восходящего солнца» к ограничению своих территориальных требований к нашей стране. Любые предложения российской стороны, предусматривавшие подобные «компромиссы» (а фактически это были не компромиссы, а наши односторонние уступки) высокомерно отвергались японской стороной с порога, да еще притом с обидой и с напускным возмущением…

Реальные итоги иркутской встречи Путина с Мори говорили о том, что возврат руководства российского МИДа на позиции поддержки Совместной декларации 1956 года как «базового документа» для решения территориального спора двух стран был явной уступкой нашей стороны давлению японцев. Эта уступка явилась плодом очередного недомыслия мидовских чиновников, ибо она не вела и не могла вести к взаимоприемлемому завершению спора двух стран…

Руководителям внешней политики России следовало бы отказаться от всяких иллюзорных надежд на радикальное решение территориального спора с Японией и подписание мирного договора двух стран — договора, который, откровенно говоря, был нужен отнюдь не России, а лишь Японии. Здравая логика со всей очевидностью наталкивала российскую дипломатию на отказ от дальнейшего продолжения переговоров с Японией по этому заведомо «дохлому вопросу». Но закосневшим в своих суждениях чиновникам российского МИДа такое решение было не по плечу. Как и всем людям бюрократического склада ума, им было свойственно стремление бездумно двигаться по наезженной колее без риска навлечь на себя недовольство кремлевского начальства своей строптивостью».

Вот такая в чем-то суровая, но справедливая оценка тех, кто и по сей день вынашивает планы реанимации нарушающего суверенитет и территориальную целостность России давно осужденного народом «хрущевского компромисса». Не правда ли, написанное И.А. Латышевым 15 лет назад звучит весьма злободневно для сегодняшней ситуации? Ибо и сегодня президент Путин и мидовское руководство продолжают склоняться к сдаче дальневосточных территорий ради не нужного нашей стране мирного договора с Японией.

Владимир Путин и Синдзо Абэ
Владимир Путин и Синдзо Абэ
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как уже неоднократно отмечалось, наступил момент, когда российское руководство должно проявить политическую волю и начать процедуру денонсации правительством и парламентом 9-й статьи хрущёвской Совместной декларации 1956 г. о возможности передачи Японии Малой Курильской гряды. Этому способствовало бы и быстрое принятие внесенного в Госдуму законопроекта «О территориальных претензиях к Российской Федерации со стороны Японии», запрещающего отторжение Курильских островов. Юридический инструментарий для денонсации в международном праве имеется.

Если же для денонсации «пороха не хватает», следовало бы на предстоящих переговорах с японскими руководителями официально подтвердить высказанную в 1960 году японскому правительству в связи с заключением им «договора безопасности» с США (военного союза) позицию, о том, что «в связи с тем, что этот договор фактически лишает Японию независимости и иностранные войска, находящиеся в Японии в результате ее капитуляции, продолжают свое пребывание на японской территории, складывается новое положение, при котором невозможно осуществление обещания Советского правительства о передаче Японии островов Хабомаи и Сикотан (Шикотан)». Кстати, нечто подобное говорил на последней большой пресс-конференции и президент Путин. И судя по японским СМИ, в Токио его услышали, и стали просить американцев сделать какое-либо успокаивающее заявление об отсутствии намерения воспользоваться гипотетической сдачей Курил для размещения там нацеленных против России вооруженных сил США.

На титульном листе подаренной мне книги И.А. Латышева написано: «Анатолию Аркадьевичу Кошкину от автора с неизменным уважением и уверенностью в том, что японские домогательства на земли России потерпят неудачу». Верю и я, что поднимающаяся волна протестов и борьба против ничем не обоснованной сдачи законно принадлежащих России Курильских островов завершится победой патриотических сил.