«Нет дыма без огня», — эта пословица, которая, как утверждает Анатолий Кошкин (а ему виднее), имеет хождение и в Японии, увы, относится не только к Курилам. И не только к провокационному поведению японского премьера Синдзо Абэ, из которого следует, что вопрос о передаче Токио столь вожделенных ему «северных территорий» будто бы уже решен. Есть ряд настораживающих факторов как внешней, так и внутренней политики, которые располагают к тому, чтобы посмотреть на общую геополитическую ситуацию, в которой оказалась наша страна со стартом пенсионной экспроприации, несколько шире, как говорится, «в комплексе».

Американский проект зон оккупации Японии союзниками. 1945
Американский проект зон оккупации Японии союзниками. 1945

Прежде всего, очень сильно настораживают «игры в патриотизм» таких персонажей, на которых, по мнению автора этих строк, «пробы негде ставить», как Чубайс и Навальный. Если они начали «советовать» власти «не отдавать Курилы», то жди беды. Ибо эта агентура западного влияния просто так не возбуждается (Чубайс — визави Уолл-стрит и глобального банковского сообщества «Группы тридцати» в лице Ларри Саммерса; Навальный — выпускник Йельского университета в Коннектикуте, центра закулисных структур, связывающих немецкую диаспору в США с нацистами и неонацистами в Британии и континентальной Европе). Все «грехи» за возможную «сдачу», о которой не исключено, что обладают инсайдерской информацией, эти деятели повесят на Владимира Путина. Сами же — «во всём белом и пушистом» — станут «критиками» акта «национального предательства», которое сами и подготавливали всей своей «деятельностью» как в структурах власти, так и в бизнесе, и в оппозиции. Это не что иное, как окончательная легализация широко идущего уже либероидного реванша, в ходе которой реализуется оккультный «перестроечный» принцип «что сверху, то и снизу», он же — «переворачивание реальности».

Хуго Симберг. Хоровод. 1898
Хуго Симберг. Хоровод. 1898

Второе: очень сильно «напрягают» заблуждения ряда политиков и экспертов насчет переселения японцев на российский Дальний Восток в случае возможной тектонической катастрофы на этих «благословенных» островах. Японцы — не только трудолюбивые, отважные и предприимчивые «самураи», но и изрядно подпорченные капитализмом («с кем поведешься…») обитатели «непотопляемого авианосца» США. И пустить их на континент с целью его «освоения» — апофеоз авантюризма, ближайшим последствием которого станет перенос этого «авианосца» на российскую сушу. А более отдаленными — ссора с Китаем, который быстро ощутит у своих сухопутных границ японско-американскую угрозу, за что будет «благодарен» Москве, а также воссоздание «Дальневосточной республики» (ДВР), под предлогом которой у России будут отторгнуты обширные, и не только приморские, территории. И возобновление приостановленного сохранением Российской Федерации распада СССР.

Тем, кто полагает, будто переселенные японцы станут благообразными российскими гражданами, полезно зайти на сайт Трехсторонней комиссии и открыть список ее членов. Чтобы воочию увидеть, какие позиции и вес удерживают представители Страны восходящего солнца в этом закулисном глобально-планирующем институте, который контролируется альянсом англосаксонских и неонацистских (что, в общем-то, одно и то же) элит.

Между тем «компромисс» по Курилам, при том, подобная природная катастрофа, по мнению ряда специалистов по физике Земли, является лишь вопросом времени, повышает вероятность сценария переселения даже не в разы, а на порядки. А вот в противном случае отказа от передачи островов переселение становится «головной болью» уже не русских и китайцев, а американцев и самих японцев, которых, не исключено, что в Северной Америке ожидают резервации, подобные тем, куда они были помещены в годы Второй мировой войны. Так что еще непонятно, от чего Россия больше выигрывает — от замирения со своим восточным вечным источником проблем или от поддержания в отношениях с ним здоровой конфронтации, подкрепленной «территориальным вопросом». Опять же и у коррумпированной части российских элит от такой конфронтации уменьшится «пространство маневра», и они точно будут знать и не иметь иллюзий по поводу того, что, капитулировав на Востоке, смогут с его помощью легализовать и спасти наворованное и вывезенное на Запад.

Дети средней школы Вэйл в Сан Франциско произносят клятву верности американскому флагу перед интернированием, апрель 1942 года
Дети средней школы Вэйл в Сан Франциско произносят клятву верности американскому флагу перед интернированием, апрель 1942 года

Третье. С одной стороны, распространяемая рядом инсайдеров информация о том, что с передачей Курил намертво уперлось Министерство обороны, расписавшее власти все далеко идущие и необратимые последствия такого шага для национальной и военной безопасности, позволяет расширить фронт сопротивления американо-японской агрессии, тараном которой выступает режим С. Абэ. С другой, однако, разве не белогвардейские режимы Сибири и Дальнего Востока, в особенности в лице барона Унгерна, деятельно сотрудничали на базе ложно понимаемой «евразийской» идеи с теми же японскими и особенно американскими оккупантами Транссиба в Гражданскую войну? Так что и здесь все на «очень тоненького». И международные и оборонные интересы России упираются даже не в концепции, а в виртуальные пристрастия и иллюзии, засевшие с молодости в определенных, ныне высокопоставленных головах.

Ну и, наконец, четвертое, самое, на авторский взгляд, существенное. Отсутствие с Японией мирного договора, как и возврат к статусу войны в случае отмены «хрущевских» соглашений 1956 года, при Хрущеве и денонсированных в связи с вступлением Токио в 1960 году в военно-политический альянс с Вашингтоном, — отнюдь не эксклюзивное положение дел. Такого договора, например, у нас нет и с Германией; только на «западном фронте» это как-то просто не афишируется. Ибо навевает воспоминания о нацизме и затушевывается фактом более чем 40-летнего существования ГДР и раскола страны между Западом и Востоком, а также очень большой заинтересованностью ряда немецких «верхов» в германо-российском альянсе. Причем, в духе соответствующей идеи, витавшей в воздухе в русских эмигрантских кругах между двумя мировыми войнами с подачи служившего молодому Гитлеру Макса Эрвина фон Шойбнера-Рихтера. Это русский и немецкий барон, главный идеолог НСДАП до «пивного путча», в котором погиб от шальной пули, лидер объединившего аристократию двух стран антисоветского движения Aufbau («Возрождение»), появившегося в 1921 году в Баварии на «съезде хозяйственного восстановления» в Бад-Рейхенгалле.

Макс фон Шойбнер-Рихтер
Макс фон Шойбнер-Рихтер
(сс) Bundesarchiv, Bild 119-1930-01

Еще отсутствие такого мирного договора с Германией не присутствует в сфере политического обсуждения из-за стремления немецких правящих кругов получать российские нефть и газ, что и было зафиксировано «Большим договором» 1970 года, который подписали Леонид Брежнев и социал-демократический канцлер ФРГ и президент Социнтерна Вилли Брандт. Но сегодня многое меняется, и та же Германия вовсю орудует на Украине, пытаясь даже идеи германо-российского единения реализовать через «майданный» подкоп под российскую государственность. И кто может поручиться, что открыв «ящик Пандоры» на восточных Курилах, мы не столкнемся с той же проблемой «северных территорий» в западной Калининградской области, которую кому-то очень захочется вернуть в статус Кенигсберга? Почему если японцам можно, то нельзя немцам? И зачем, понимая этот расклад (если понимая), создавать столь опасный и долгоиграющий в историческом плане прецедент? Чем-то, кроме компрадорских устремлений определенной, весьма значительной части российской элиты, это можно объяснить? Вот и автору этих строк представляется, что именно так оно и объясняется!

Даже не будем заглядывать дальше. Ибо постановка темы о Калининграде, органично вытекающая из выгодного японской стороне решения «Курильской проблемы», ставит под вопрос все послевоенные границы в Восточной Европе, в том числе по Одеру и Нейссе между Германией и Польшей и по «линии Керзона» между Польшей и теперь уже Белоруссией. Со всеми вытекающими из этого последствиями для российской стороны и российской национальной безопасности.

Калининград
Калининград
Григорий Фадеев © ИА Красная Весна

Что в «сухом остатке»? А то, что перебросив мяч на российскую половину поля и наблюдая за московскими перипетиями «Курильской темы», премьер Абэ неспешно готовится к московскому визиту, собираясь въехать в Первопрестольную на белом коне «реваншиста» за 1945 год, что в своем предельном символическом значении еще и обнуляет «особый» статус Российской Федерации в Совете Безопасности ООН, давая «зеленый свет» давно спроектированной трансформации этого органа по региональному принципу. И это — окончательный крест не только на статусе России в международном сообществе, после чего нас можно будет брать «голыми руками» как «страну-изгоя», но и на международном праве. Мир стремительно скатится из XXI века в конец XIX — начало XX. Это тот самый случай, когда, как иносказательно записано в Библии, «живые позавидуют мертвым».