Опасное обострение проблемы Косово

Аналитический обзор

Лев Никифоров, 9 января 2019, 21:38 — REGNUM  

О проблеме Косово в последнее время стали говорить не только как о сложной проблеме, но и как о наиболее острой проблеме современности, касающейся всех международных факторов. Отторжение Западом автономного края Косово и Метохии от Сербии в 1999 году породило серьезнейшую территориальную проблему на Балканах, которую усугубило одностороннее провозглашение независимости Косово в 2008 году. В длительном и бесплодном пока переговорном процессе в Брюсселе по проблеме Косово сербские представители настойчиво стремятся к принятию компромиссного решения по примирению сторон с учетом интересов сербского и албанского народов в Косово, тогда как делегация Приштины, как заявил «президент» Косово Х. Тачи, добивается «взаимного признания, замены резолюции 1244 Совета Безопасности ООН и принятия Косово в ООН». Никакого раздела Косово, по его словам, и создания в Косово сербского сообщества с исполнительными функциями, некой «Сербской Республики», не будет.

И вот косовские власти в течение последних полтора месяца предприняли ряд шагов, которые резко осложнили обстановку в регионе. С 6 ноября 2018 г. власти Косово повысили на 10% таможенные пошлины на товары, производимые в Сербии и Боснии и Герцеговине, сделав исключение лишь для тех продуктов, которые производятся в указанных странах европейскими и другими компаниями (28 декабря это исключение было отменено). Такой шаг правительство Косово предприняло, как пояснил «министр иностранных дел Косово» Б. Пацоли, в ответ на враждебную кампанию, которая ведется против Косово (кстати «президент» Косово Х. Тачи этот шаг не одобрил, полагая, что он может осложнить отношения с мировым сообществом). К тому же 13 депутатов косовской скупщины предложили даже ввести политические и экономические санкции против Сербии в связи с ее «агрессивным» поведением. А Босния и Герцеговина наказывается за то, что она не признает независимость Косово. Это решение, которое было принято в нарушение Центрально-европейского соглашения о свободной торговле (ЦЕФТА), лишь несколько обеспокоило Европейский союз, который запросил объяснения в ожидании, что оно будет отозвано. В сообщении Европейской комиссии в общей форме указывалось, что «такое решение подрывает региональное сотрудничество и не соответствует принципам Соглашения Евросоюза и Косово о стабилизации и присоединении».Однако это обращение косовскими властями, как и следовало ожидать, не было принято во внимание, а отсутствие соответствующей острой реакции их только ободрило.

А ведь совершенно очевидно, что это не торговая война, как некоторые думают, а определенный политический ход косовских властей с целью заставить Сербию смягчить позицию в переговорах по нормализации двусторонних отношений, добиться широкого международного признания, получив доступ для Косово в Интерпол, ЮНЕСКО и другие международные организации, а также получить согласие на либерализацию визового режима для въезда в страны ЕС. Вместе с тем, как показало дальнейшее развитие событий, это был пробный шар для уяснения возможной реакции и заинтересованных сторон и мирового сообщества. И не случайно указанная акция была предпринята накануне согласованной встречи руководителей Сербии и Приштины.

Состоявшаяся 8 ноября после почти четырехмесячной паузы краткая встреча в Брюсселе президента Сербии А. Вучича с лидером косовских сепаратистов Х. Тачи завершилась, как и многие предыдущие встречи, безрезультатно. В завершение встречи А. Вучич, обратив внимание на ряд противоправных действий косовского руководства, касающихся планов создания армии и размещения одного полка (возможно под прикрытием КФОР) на севере Косово, создания трудностей для Сербии в использовании энергетических сетей, а также введения 10% таможенных пошлин, заявил, что диалог о нормализации отношений будет продолжен только тогда, когда все эти противоправные действия будут устранены. По словам министра иностранных дел Сербии И. Дачича, Приштина практически не хочет вести диалог, а ожидает, что Сербия под давлением согласится на то, что и не будет предметом переговоров, а что будет ультиматумом. Тактика же Приштины, считает он, это стремление обострить ситуацию для принятия вынужденного решения, которое необходимо, например, для вступления Сербии в Евросоюз.

В сложившейся ситуации косовским властям потребовалась срочная консультация, но не с Европейским союзом, который лишь организует переговоры Белграда и Приштины, а с США, от которых они ждут решительного слова и где их активно лоббируют. Использовав пребывание в Париже в связи с 100-летием завершения Первой мировой войны, Х. Тачи 11 ноября встретился с президентом США Д. Трампом и согласился с его мнением о необходимости заключить с Сербией «окончательное и всеобъемлющее» мировое соглашение, которое обеспечит Косово прием в НАТО, ООН и ЕС. Это соглашение Д. Трамп готов полностью поддержать. Такое завершение переговоров Х. Тачи согласовал тогда же и с канцлером ФРГ А. Меркель. А. Вучич также встречался в эти же дни с А. Меркель, негативная позиция которой по вопросу о разделе Косово уже была известна, а о возможном соглашении говорить было трудно, имея в виду новые провокационные акции косовских властей.

Не прошла и неделя после введения 10% пошлин, а «премьер Косово» Р. Харадинай, несмотря на все обращения Евросоюза, заявил о намерении еще повысить уровень пошлин на сербские товары. Не исключено, что это была реакция на решение членами партии «Сербский список» выйти из правящей коалиции в Косово в связи с установлением таких пошлин на сербские и боснийские товары и добиваться смещения нынешнего правительства, политика которого несомненно приведет к повышению цен на ввозимые в Косово товары и создаст определенные проблемы для удовлетворения потребностей населения в продуктах питания, лекарствах и прежде всего создаст невыносимые условия для выживания косовских сербов. Через две недели после введения 10% пошлин «министр» торговли и промышленности Косово Э. Шальа принял решение запретить продажу и ввоз сербских и боснийских товаров, в декларациях на которые указано «Косово и Метохия», «Косово — миссия ООН» или «Резолюция 1244», а принимается только одно обозначение — «Республика Косово». В связи с вышеуказанным вице-премьеры Сербии и Боснии и Герцеговины Р. Ляич и М. Шарович направили совместное письмо руководящим деятелям Евросоюза Ф. Могерини и С. Малстром, главе Миссии ООН в Косово З. Танину, министру экономических отношений и энергетики ФРГ П. Алтмайеру и торговому советнику в кабинете президента США Р. Лайтнигеру, в котором потребовали осуществить давление на Приштину с целью отмены решения о таможенных пошлинах.

На состоявшемся 14 ноября заседании Совета Безопасности ООН был в очередной раз рассмотрен вопрос о Косово. И здесь вновь проявился различный подход к оценке положения в крае, роли миссии ООН в Косово, возможности формирования армии Косово и к перспективам принятия мирного решения на переговорах в Брюсселе: из постоянных членов Совбеза лишь Россия и КНР выступили в поддержку Сербии, тогда как США, Великобритания и Франция были на стороне Косово и выступали за сокращение участия ООН в решении этой проблемы. Интересно, что позиции Запада из других членов Совбеза поддержали лишь Нидерланды, Польша и Швеция, а остальные 7 непостоянных членов СБ больше склонялись к сохранению роли ООН в Косово и выполнению ранее принятых решений или занимали нейтральную позицию.

Следует заметить, что после принятия решения об установлении пошлин на сербские и боснийские товары в международном плане произошел ряд серьезных событий, отразившихся в негативном плане на линии поведения косовских властей, занявших жесткую антисербскую позицию. Было сохранено за Сербией оперативное руководство энергетическими сетями. Не оправдались длительные надежды косовских властей и на либерализации визового режима въезда жителей Косово в страны ЕС. 12 ноября из Европейского парламента сообщили, что такую либерализацию следует ждать не ранее мая 2019 г. (а по мнению комиссара ЕС Й. Хана — не ранее 2020 г.). При этом обращает на себя внимание лицемерие некоторых западных стран, поддерживающих прием Косово в Интерпол, но не дающих согласия на либерализацию въезда в свои страны. Время от времени следовали отказы некоторых государств от признания независимости Косово, к настоящему времени уже 12 государств сделали такое заявление и в этом косовские власти видели, и не без основания, руку Белграда.

Однако самый серьезный удар косовским сепаратистам был нанесен 20 ноября в Дубаи, где Генеральная Ассамблея Интерпола не приняла «Республику Косово» в свои члены, поскольку она не получила необходимых двух третей голосов. Это был крупный провал косовских властей, еще один после безуспешной попытки стать членом ЮНЕСКО. На заседании Генеральной Ассамблеи велась серьезная борьба, и до последнего момента трудно было определить возможный результат, тем более, что за прием Приштины в Интерпол были все ведущие страны Запада (США, Великобритания, ФРГ, Франция), покровители независимости Косово. Ведь еще в октябре заместитель помощника госсекретаря США М. Палмер заверял Х. Тачи и Р. Харадиная, что вопрос о членстве Косово решается «по плану» и в госдепартаменте уверены, что его удастся «протолкнуть», получив хотя бы статус наблюдателя. Но план нарушился, и здесь, несомненно, сказалась активная деятельность сербской дипломатии, которая сыграла не последнюю роль в обеспечении принятия справедливого решения. Это, конечно же, отметили и в Приштине, обвинив Сербию в своем неуспехе, считая, что она якобы тем самым еще раз показала, что она против нормализации отношений. Дипломатические представители США и Великобритании в Приштине и Белграде по этому поводу открыто выразили свое разочарование.

Надо иметь в виду, что это уже не первая попытка Косово пробиться в члены Интерпола, такие попытки предпринимались несколько лет назад: в 2010 и 2015 гг. Косово не было принято в Интерпол, а в 2017 г. Приштина отказались от подачи заявки, потому что сочла поддержку стран-членов организации недостаточной. Возможным вступлением Косово в Интерпол был бы создан серьезный политический прецедент и совершено нарушение права, считает шеф сербского Интерпола М. Димитриевич. Прежде всего, членом Интерпола может быть страна, являющаяся членом или наблюдателем ООН. Вместе с тем прием Косово в Интерпол означал бы и нарушение резолюции 1244 (1999) Совета Безопасности ООН. К тому же Косово уже сотрудничает с Интерполом через Миссию ООН по делам временной администрации в Косово, и поэтому практически для Косово главное было не членство в Интерполе, а ускорить международное признание и показать, что оно такое же независимое государство, как и Сербия. Нельзя было не учитывать и опасность связей Косово с террористическими организациями типа ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Такое поражение на международной арене не отрезвило косовское руководство, наоборот, оно вновь решило продемонстрировать свою силу, предприняв новый враждебный шаг против Сербии, а также и против Боснии и Герцеговины, делегация которой тоже голосовала против приема Косово в Интерпол. 21 ноября «правительство» Косово, получив поддержку некоторых западных стран, приняло беспрецедентное решение повысить до 100 процентов пошлины на товары, ввозимые из центральной Сербии и Боснии и Герцеговины. Как сказал министр иностранных дел Боснии и Герцеговины И. Црнадак, «это абсолютно бессмысленное и реваншистское решение», а по словам А. Вучича, его цель заставить Сербию признать независимость Косово, обеспечить этническую чистку — изгнать сербов из Косово, добиться визовой либерализации, вызвать конфликт и полностью дестабилизировать ситуацию в регионе. Возникла реальная угроза гуманитарного кризиса. По мнению МИД России, «этот шаг стал грубым нарушением резолюции Совета Безопасности ООН 1244, направленным на серьезное обострение обстановки на Балканах, чреватым рецидивом вооруженного конфликта в регионе». Нельзя не заметить, что против приема Косово в Интерпол голосовало еще полсотни государств мира, но против них не были приняты какие-либо меры.

А. Вучич о новой акции косовских властей срочно информировал послов России, КНР, которые его поддержали, а также и ведущих западных стран. А. Вучич обратился и к албанской общественности в Косово с призывом отменить новое решение по пошлинам и продолжить переговоры для поиска компромисса в определении взаимоотношений. В Сербии и Боснии и Герцеговине было решено не прибегать к ответным мерам, чтобы не осложнять еще больше положение в регионе. Председательствующий в Президиуме Боснии и Герцеговине М. Додик заявил, что если Приштину не остановят те, кто самопровозглашенном Косово дали определенный статус и некоторые права, то будут полностью нарушены региональные отношения и не только экономические, но и политические. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф. Могерини заявила, что указанное решение «правительства» Косово является «очевидным нарушением Центрально-европейского соглашения о свободной торговле и не соответствуют духу Соглашения Евросоюза и Косово о стабилизации и присоединении» и потребовала немедленно его отменить. Миссия ООН в Косово выразила озабоченность в связи с последним решением косовских властей, однако естественно возникает вопрос, почему эта миссия ничего не предпринимает, являясь в соответствии с резолюцией 1244 Совета Безопасности ООН высшим органом власти в этом крае и представляя Косово в ЦЕФТА. По мнению министра иностранных дел Сербии И. Дачича, «это испытание те только Сербии, но и Евросоюза, международных организаций и великих сил». Спустя неделю Ф. Могерини вновь потребовала от косовских властей отменить последнее введение высоких пошлин, на что «премьер Косово» Р. Харадинай ответил, что это является «суверенным решением Косово». Эта позиция была поддержана премьер-министром Албании Э. Рама, который заявил, что введение стопроцентных пошлин на товары из центральной Сербии и Боснии является «политическим ответом» Приштины, и что Косово и Албания должны объединить свои таможни, чтобы через полгода между ними не было никакой границы. А ведь так не далеко и до «Великой Албании», которая охватывала бы не только Албанию, но и части территории Сербии, Македонии, Черногории и Греции.

Невзирая на все обращения мировой общественности Р. Харадинай заявил, что новые пошлины не будут отменены, пока Сербия не признает Косово, на что А. Вучич ответил, что Сербия и не собирается это сделать. Проведенные во многих сербских общинах митинги протеста в связи с установлением высоких пошлин, аресты сербов в северных общинах косовским спецназом, пограничные инциденты и перемещения полицейских сил и подразделений миротворцев КФОР в направлении севера Косово повысили и без того значительную напряженность в крае. Имевшиеся запасы товаров и лекарств постепенно уменьшаются. После призыва косовских властей бойкотировать сербские товары кое-где их начали сжигать. Руководители четырех общин на севере Косово с сербским большинством населения ушли в отставку, а органы местного управления этих общин заявили о прекращении связей с институтами власти в Приштине и завершении своего существования. На севере Косово сербами создан кризисный штаб. Бездействие миротворцев КФОР, в частности при проведении акций косовского спецназа, позволило А. Вучичу сказать, что он не имеет больше оснований для доверия миссии KFOR, т. е. практически НАТО, в Косово. Вместе с тем, он вновь заверил косовских сербов в неизменной поддержке Сербии, призывая выражать свой протест исключительно мирным путем.

А «президент Косово» Х. Тачи 25 ноября вновь направился за инструкциями в США, где ему госсекретарь М. Помпео, высказав поддержку «суверенному, независимому Косово», порекомендовал отменить введенные таможенные пошлины на товары Сербии и Боснии и Герцеговины и вести дело к нормализации отношений с Сербией в рамках диалога при посредничестве Евросоюза. Советник президента США по вопросам национальной безопасности Дж. Болтон, в свою очередь, дал Х. Тачи гарантии, что США помогут достижению «всеобъемлющего соглашения между Косово и Сербией», полагая, что для этого сейчас самое подходящее время. Подводя итоги состоявшимся встречам, Х. Тачи сказал, что был сделан совместный вывод — наступил «исторический момент, который Косово и Сербия не должны упустить, достигнув окончательного соглашения, которое подразумевает взаимное признание, изменение Резолюции 1244 СБ ООН и членство Косово в ООН». Однако нельзя не заметить, что в Приштине звучала и иная реакция: в ответ на вышеуказанные рекомендации советник «премьера Косово» А. Арифи весьма четко заявил, что скорее правительство падет, нежели будут отменены 100% пошлины на сербские и боснийские товары. И хотя министр иностранных дел Сербии И. Дачич, положительно оценив рекомендации М. Помпео, высказал предположение, что Приштина не сможет не сделать то, что советовали Х. Тачи в США, практика свидетельствует об ином — нередко косовские власти просто игнорируют высказываемые им замечания и пожелания. Об этом свидетельствуют и итоги визита комиссара Евросоюза Й. Хана в Косово, который 3 декабря прибыл Приштину для того, чтобы убедить руководителей Косово отменить решение о пошлинах, но они вновь отказались, заявив, что для этого необходимо признание Сербией независимости Косово. Такой же был исход и аналогичного призыва 4 декабря заместителя помощника госсекретаря США М. Палмера, подчеркнувшего, что высокие пошлины препятствуют продолжению диалога Приштины с Белградом. Обратили на себя внимание откровения «министра иностранных дел Косово» Б. Пацоли, который считает, что введенные пошлины в отношении сербских и боснийских товаров не следует отменять, хотя их и осуждают США, ФРГ и другие западные страны, «мы должны им показать, сказал он, что Косово имеет свое достоинство, мы уже десять лет существуем как государство и не можем позволить, чтобы и впредь попиралось то, чего мы достигли».

Сербская сторона, используя возможности переговоров, 6 декабря еще раз попыталась нормализовать торговые отношения с Приштиной, призвав косовские власти на заседании Объединенного комитета ЦЕФТА отменить дискриминационные решения от 6 и 21 ноября, установившие высокие таможенные пошлины, однако представители Приштины и Албании устроили обструкцию сразу же после выступления сербов, покинув заседание и лишив его необходимого кворума для решения данной проблемы. В связи с этим вице-премьер Сербии Р. Ляич заявил, что Сербия будет вынуждена обратиться в арбитраж, рассчитывая вместе с тем и на более активное политическое давление Евросоюза на Приштину.

А затем косовскими властями был предпринят новый акт, который звучавшие неоднократно угрозы превращал в действительность: 14 декабря, грубо нарушив Резолюцию 1244 Совета Безопасности ООН, Военно-техническое соглашение, подписанное в Куманово в 1999 году, Брюссельское соглашение и собственную «конституцию», «парламент» самопровозглашенной «республики Косово», приняв законы о министерстве обороны, о косовских силах безопасности и о службе в силах безопасности, положил начало трансформации Сил безопасности Косово (СБК), костяк которых составляют бывшие боевики из т.н. «Освободительной армии Косово», в полноценную армию. Эти решения, конечно же, не были бы приняты без поддержки Вашингтона и негласного одобрения Брюсселя. Как говорил А. Вучич, за всем этим стоят США, Великобритания, ФРГ и их союзники, согласившись с Р. Харадинаем, который утверждал, что как бы Приштина не нарушала международное право, США всегда будут на ее стороне. По словам Р. Харадиная, если Сербия пошлет свои войско в Косово, то его территорию будут защищать США. Посол США в Приштине Ф. Коснет открыто заявил, что Вашингтон последовательно поддерживает развитие Сил безопасности Косово и их трансформацию в вооруженные силы, США, говорил он, вложили «много денег в их обучение», и «эволюция СБК в вооруженные силы Косово является положительным шагом». Условная поддержка была получена и от НАТО, генеральный секретарь которого Й. Столтенберг высказал лишь сожаление по поводу «несвоевременности» принятия решения, ну, а Евросоюз ограничился небольшим напоминанием, что мандат СБК может быть изменен только в ходе «всеобъемлющего и постепенного процесса в соответствии с конституцией Косово». Решительное осуждение этого акта высказал МИД России, считая, что решение Приштины существенно меняет суть Сил безопасности, речь идет об увеличении их численности вдвое, создании резервов, а главное — подмене существа сил, до последнего времени выполнявших функции гражданской обороны.

Подтверждение поддержки США создания армии Косово получил посетивший США накануне принятия указанных законов «председатель парламента» Косово К. Весели, которого заверили в продолжении поставки в Косово оружия и техники. Ожидается, что армия непризнанной «республики» будет состоять из 5 тыс. военнослужащих, еще 3 тыс. будут в резерве. Расходы на армию, согласно принятым законам, составят 98 млн евро в год. Предполагается, что в составе вооруженных сил будут, в частности, артиллерия, ПВО, войска биологической и химической защиты. Недавно из США в Косово прибыли 24 многоцелевых бронемашин, чтобы встать на вооружение «армии» Косово. Как подчеркнул Р. Харадинай, армия будет находиться на всей территории Косово, как на юге, так и на севере. Это практически означает провоцирование военного конфликта, так как из всех возражений Сербии следует, что она не допустит размещения подразделений армии на севере Косово. Не исключено, что Сербия может расценить этот акт как оккупацию своей территории. Премьер-министр Сербии А. Брнабич надеется, что Сербии никогда не придётся использовать армию, «но, к сожалению, сейчас это один из возможных вариантов», когда звучат призывы к новой этнической чистке. А может быть следовало бы вернуться к реализации п.4 Резолюции 1244, в соответствии с которым согласованному числу югославского и сербского военного и полицейского персонала будет разрешено вернуться в Косово для выполнения определенных функций? Нельзя не видеть, что создание армии создает серьёзные проблемы для обеспечения безопасности во всем регионе, т. е. кроме Косово и в соседних странах — Македонии, Черногории, Боснии и Герцеговине. Поэтому заслуживает самого серьезного внимания заявление МИДа России о том, что международные присутствия в Косово, прежде всего миссия ООН в Косово и Силы для Косово в соответствии со своими мандатами обязаны незамедлительно принять необходимые меры для демилитаризации региона и расформирования любых вооруженных косово-албанских формирований.

Сербия, которую поддержала Россия, потребовала срочно созвать Совет Безопасности ООН для рассмотрения сложившейся обстановки в связи с принятием решения о создании армии Косово. И тут же возник конфликт: Запад хочет рассматривать этот вопрос в закрытом порядке, а Россия настаивает на открытом рассмотрении. И все же 17 декабря состоялось открытое заседание Совбеза ООН, на котором А. Вучич подробно и аргументировано изложил позицию Сербии по последним акциям косовских сепаратистов, указав на их стремление, грубо нарушая все упомянутые выше правовые документы, политическими и экономическими средствами воздействовать на Сербию, добиваясь ее признания независимости Косово, минуя ведущийся диалог о нормализации отношений. Ну, а «президент» Косово Х. Тачи сказал, что ничего чрезвычайного на прошлой неделе не случилось и вообще армия должна была быть создана еще пять лет тому назад (для его позиции характерно высказывание перед отлетом в Нью-Йорк, когда он заявил, что независимо от предстоящего обсуждения «трансформация СБК в армию — это необратимый процесс, который может лишь только усилиться»). В целом обсуждение этого вопроса прошло как и на предыдущем заседании: представители США, западноевропейских стран и Кувейта поддерживали Приштину, а представители России, КНР и других стран в различной форме выразили отрицательное отношение к созданию армии в Косово, подтвердив важность соблюдения Резолюции 1244 в современных условиях. Ярким было лишь выступление представителя России В. Небензи, который, разделив озабоченность Сербии, призвал немедленно отменить решение косовских властей о создании армии и подчеркнул, что «эта безответственная политика перешла опасную черту».

Со всей очевидностью Косово все больше становится очагом нестабильности, источником конфликтного потенциала в регионе, который не находится в «латентной спячке», как считают некоторые ученые политологи. Создание полноценной армии в Косово — это своего рода запал в балканской бочке пороха. Посредническая роль Евросоюза в диалоге между Белградом и Приштиной оказалась неэффективной. Конечно же, первое и самое большое препятствие в диалоге — это косовская власть, но нельзя сбрасывать со счетов и интересы ее покровителей, которые в последнее время проявляют все большее стремление ускорить достижение соглашения.

Может сложиться впечатление, что последние шаги Приштина предпринимает, не прислушиваясь к рекомендациям Запада. Но нельзя забывать, что кроме «рекомендаций» существуют еще и более значительные «интересы», ради удовлетворения которых и пренебрегают рекомендациями. Вместо того, чтобы действительно активно воздействовать на косовские власти и заставить их находить настоящие компромиссные пути решения проблемы, Запад, преследуя свои цели, предпочитает давление на Сербию, полагая, что это лучший способ заставить изменить ее позиции, усилить свое влияние на Балканах, вовлекая новые государства в НАТО, и ограничить возможности России в этом регионе.

Целью всех недавних событий вокруг Косово и Метохии является помешать развитию Сербии и втянуть ее в большой конфликт, которого она стремится избежать. Очевидно, что диалог между Белградом и Приштиной зашел в тупик. Чтобы он вышел из этого тупика, необходимо предложить новое содержание возможного мирового соглашения, имея в виду, что Приштина ультимативно обозначила свою позицию (15 декабря «парламент» Косово вновь это подтвердил): она требует только признания независимости и всего, что из этого вытекает, в том числе и места в ООН, против чего решительно выступает сербская общественность. Надо отдать должное настойчивости А. Вучича, который откровенно говорил, что «все сербы знают, что мы потеряли Косово, но я сделаю все от меня зависящее, чтобы вернуть то, что можно вернуть … для нас нет благоприятного решения, и люди должны это знать, но лучше иметь что-то, чем ничего, и я буду бороться за это».

Казалось бы — правы те, кто полагает, что для решения косовской проблемы действительно нужна международная конференция, как это уже не раз бывало на Балканах. Однако опыт рассмотрения косовской проблемы в Совбезе ООН свидетельствует о том, что найти общий подход к ее решению крайне трудно. В конечном счете мировое соглашение, естественно, должно быть приемлемо для обеих сторон, но важно определить, будет ли оно строго основываться на Резолюции 1244 Совбеза ООН, что исключает возможность признания независимости Косово, или оно будет означать признание существования Косово в каком-либо виде, хотя бы даже с некоторыми территориальными отступлениями сторон. Совершенно очевидно, что при отсутствии договоренности опасно даже и сохранение нынешнего положения, так как любое усиление напряженности во взаимоотношениях Белграда и Приштины чревато возникновением новых проблем и конфликтов. Сейчас уже многим ясно, что наступила пора, когда от общих рассуждений надо переходить к выработке конкретных предложений по решению косовской проблемы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail