Ленинградская блокада была событием всемирно исторического масштаба. Значению этого события должен соответствовать современный Музейно-выставочный комплекс (МВК) «Оборона и блокада Ленинграда», доступный и понятный не только жителям России, постсоветского пространства, но и представителям других народов и культур. Такое мнение корреспонденту ИА REGNUM высказал проректор Европейского университета в Санкт-Петербурге, доктор исторических наук, профессор Никита Ломагин.

«Мать-родина» на Пискарёвском мемориальном кладбище
«Мать-родина» на Пискарёвском мемориальном кладбище
Gov.spb.ru

Напомним, в 2017 году было объявлено, что строительство нового большого музейного комплекса планируется на Смольной набережной в Центральном районе Санкт-Петербурга. Был проведен представительный архитектурный конкурс, на котором, с учетом мнения блокадников, выбрана концепция будущего музейного пространства. Однако в конце 2018 года стало известно, что окончательного решения по созданию и размещению МВК на Смольной набережной власти города до сих пор не приняли. В СМИ появилась информация, что у проекта МВК возникли влиятельные оппоненты, требующие изменить выбранную локацию комплекса.

Читайте ранее в этом сюжете: «Город жил одной душой». Блокадники Ленинграда ждут нового музея

В то же время существующий «Государственный мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда», расположенный в Соляном переулке, в настоящее время находится на капитальном ремонте, который планируется завершить лишь в мае 2019 года, то есть уже после широкого празднования 75-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады. Ситуация вокруг обоих музейных проектов вызывает серьезное беспокойство петербургской общественности.

По мнению Никиты Ломагина, единственный на сегодняшний день музей, посвященный блокаде, в Соляном переулке обязательно должен развиваться, хотя создать для этого соответствующие материальные условия достаточно сложно из-за соседства музея с учреждениями Минобороны.

Попытки такого развития, предпринимавшиеся в постсоветское время, к успеху не привели. Петербург должен предложить военным равнозначные помещения в центре, на которые у города просто нет денег. Это проблема номер один. Вторая проблема состоит в том, что весь комплекс помещений в Соляном городке изначально создавался не как постоянное музейное пространство, а лишь как временная выставка. Это означает, что даже если все соседние помещения будут переданы музею, их надо реконструировать, перестраивать, и стоимость этих работ может превысить затраты на строительство нового музейно-выставочного комплекса», — отметил историк.

Он напомнил, что музей в Соляном переулке, подвергшийся разгрому после печально известного «Ленинградского дела», остается «символом репрессированной памяти о блокаде», однако восстановить этот музей в том виде, в каком он был в конце 1940-х годов, сегодня физически невозможно, поскольку экспонаты того времени в значительной степени утрачены, а оставшиеся вошли в другие музейные коллекции.

Всемирно-историческому масштабу Ленинградской эпопеи во время Второй мировой войны должен соответствовать новый Музейно-выставочный комплекс «Оборона и блокада Ленинграда», уверен Никита Ломагин.

Он должен содержать в себе три компонента. Первый — собственно музейная экспозиция, которая должна быть представлена всей совокупностью источников — архивных документов, аудио-, фото‑ и киноматериалов. Это потребует серьезного оснащения, поскольку мы должны ориентироваться не только на старшее поколение, но и на молодых людей, которые пользуются новыми способами передачи и отображения информации с помощью гаджетов. Мы должны дать общий контекст того, чем была блокада.

Вторая часть МВК — это Институт памяти, который должен заниматься изучением всего комплекса вопросов, связанных с таким многоплановым, междисциплинарным явлением, каким была блокада Ленинграда. Это и дипломатическая, и военная, и политическая, и экономическая история. Это вопросы демографии, изучение последствий влияния голода на здоровье людей.

Это и вещи, связанные с формированием новой концепции продовольственной безопасности в крупных городах. Она была частично реализована в 1980-е годы, как раз на основе негативного опыта ленинградской блокады. И сам Ленинград после войны расширился, в том числе для того, чтобы иметь собственную базу снабжения хотя бы овощами. Современная концепция стратегических резервов — где, как и в каком количестве они должны располагаться — это всё тоже связано с ленинградской блокадой».

Как подчеркивает Никита Ломагин, блокада Ленинграда в истории XX века стоит в одном ряду с такими событиями, как Холокост, как трагедия Хиросимы и Нагасаки. Более того, нормы международного гуманитарного права, в части запрета использования голода во время военных действий, были изменены как следствие ленинградской трагедии.

«Мы должны об этом говорить. Это чрезвычайно мощный инструмент нашей «мягкой силы». Мы же всё время сами принижаем значение блокады. Мы должны подняться над нашим «городским» горизонтом, мы должны говорить о том, что такое Ленинград в целом и в контексте Великой Отечественной войны, и Второй мировой войны, и международного права.

Поэтому нам нужен Музейно-выставочный комплекс, который должен иметь несколько интерфейсов, который будет рассчитан не только на российскую, но и международную аудиторию. Наши китайские товарищи очень интересуются тем, что здесь происходило. Мы должны напомнить нашим финским товарищам, что здесь было… Мы должны работать на английском, немецком, финском, китайском и других языках. Это требует современных подходов, именно поэтому и нужен Институт памяти.

Наконец, третья составляющая нового МВК — просветительская деятельность. Работа с учителями, с гидами, которые проводят экскурсии. Им надо рассказывать, им надо помогать создавать разные траектории для последующей передачи этих знаний — по военной истории блокады, по гражданской истории, по тому, как работала в условиях блокады промышленность Ленинграда, и так далее».

Читайте ранее в этом сюжете: Новый Музей блокады Ленинграда будет похож на обороняющиеся дома

Как известно, в конкурсе проектов по созданию нового Музейно-выставочного комплекса «Оборона и блокада Ленинграда» победила архитектурная концепция «Студии 44» архитектора Никиты Явейна. То, что этот проект — качественный, глубоко проработанный, недавно подтвердил Всемирный фестиваль архитектуры в Нидерландах, где проект был признан лучшим в номинации «Культура».

Проект Музейно-выставочного комплекса «Оборона и блокада Ленинграда»
Проект Музейно-выставочного комплекса «Оборона и блокада Ленинграда»
Studio44.ru

Историк Никита Ломагин подчеркивает, что новый Музейно-выставочный комплекс, который планируется построить на Смольной набережной, ни в коем случае не противоречит существующему мемориальному музею в Соляном переулке — этот музей должен сохраниться и развиваться.

«Но если мы — те люди, кто серьезно занимается этой темой, у кого есть силы — не реализуем сегодня проект Музейно-выставочного комплекса, то я не уверен, что через 10−15 лет найдется та критическая масса желаний, ресурсов и воли для того, чтобы это сделать.

Бывает так, что из намного меньших по масштабу событий «делают» историю. Здесь же событие колоссального, мирового масштаба — а мы до сих пор остаемся «городом с областной судьбой», — резюмировал Никита Ломагин.

Читайте ранее в этом сюжете: Блокада Ленинграда — как холокост для евреев. На этом строится идентичность

Читайте развитие сюжета: Сеть «Москино» бесплатно покажет фильмы о Великой Отечественной войне