Украина. Хроники «церковной войны». Кто в мировом православии за кого?

Уже формируются церковные альянсы

Марьян Сидорив, 4 января 2019, 00:50 — REGNUM  

Церковный внутриправославный конфликт между Московским и Константинопольским патриархатами (условно — «фанарско-чистопереулковская война») стал свершившимся фактом. И теперь по правилам военного анализа следует определить союзников сторон. В связи со спецификой конфликта в качестве таковых будут выступать оставшиеся канонические православные церкви. Во всяком случае, до тех пор, пока сугубо конфессиональный конфликт не перейдет в «горячую стадию» и стороны не начнут стрелять. А такое вполне возможно, поскольку в православии политика любой поместной Церкви является эманацией политики того государства, которому Церковь принадлежит.

Диптих (список Церквей в традиционном «порядке чести») Константинопольского патриархата включает в себя 14 поместных Церквей. Наиболее почитаемы первые четыре, так называемые «древние патриархаты». Поскольку считается, что они основаны апостолами Иисуса. Это сама Константинопольская, затем Александрийская, Антиохийская и Иерусалимская Церкви.

Александрийский (второе место в константинопольском «диптихе православных Церквей) патриарх Феодор II (который, наряду с римским первоепископом, носит титул «папа») в конце сентября прошлого года четыре дня провел в Одессе на праздновании 80-летия митрополита Одесского и Измаильского Агафангела. Во время визита общался, как заметил сайт патриархии, «непосредственно на украинском языке и даже на местном одесском диалекте». Немудрено, ведь 10 лет Феодор был послом-экзархом Александрийского престола в Одессе.

Во время службы в одесском Спасо-Преображенском кафедральном соборе Феодор призвал «строго хранить святые каноны, верность православной церкви и её каноническому предстоятелю — блаженнейшему митрополиту Киевскому и всея Украины Онуфрию». Но после возвращения с Украины и Феодор, и александрийский Синод воздерживаются от публичных заявлений по украинскому вопросу. То есть «судия Вселенной» (один из титулов Александрийского патриарха) явно выжидает.

Антиохийский (третье место в «Диптихе») патриарх Иоанн X обозначил свою позицию куда более ярко. Еще 6 октября 2018 года в обращении к константинопольскому патриарху Варфоломею Иоанн и члены Священного Синода подчеркнули, что они не принимают существования параллельных церквей в пределах естественных границ патриархатов и автокефальных Церквей. Поэтому эксперты ожидают, что в вопросе украинской канонической территории Антиохия поддержит Москву.

Позиция Иерусалимский патриархата (четвертое место в «Диптихе») изменчива. С одной стороны, 10 сентября 2018 года патриарх Феофил III заявил, что он молится «за нашего брата, митрополита Онуфрия», и с тревогой отметил, что «щупальца глобализации пытаются проникнуть в тело Церкви и уничтожить его, как это происходит во всем мире, включая Украину, с политическим вмешательством в дела Церкви». Но уже 24 октября Иерусалимский патриархат демонстративно запросил Святое Миро (масло для помазаний) у Варфоломея. В переводе с языка церковного ритуала это означает демонстрацию полной поддержки Иерусалимом всех начинаний Константинополя. А иерусалимский архиепископ Нектарий с несвойственной церковникам грубостью тогда же заявил:

«Прошли те времена, когда Патриархи Востока вынуждены были из-за трудностей путешествовать по всем концам мира для того, чтобы просить помощи для своих Церквей, и поэтому были вынуждены быть уступчивыми».

Это камень в огород Москвы, содержавшей Церкви Востока еще со времен Оттоманской Порты.

Сербский патриархат (шестое место в «Диптихе») с самого начала стал на сторону Москвы. По словам патриарха Иринея, еще «десять лет назад к патриарху Варфоломею был обращен призыв, чтобы он не вмешивался в ситуацию на Украине, поскольку это повлечет за собой большую трагедию в православном мире». И нынешняя позиция Сербского патриархата даже поражает своей бескомпромиссностью:

«Мы не принимаем никакого общества с раскольниками Украины» (из решения сербского Синода от 7 ноября 2018 г.).

Румынский патриархат (седьмое место, патриарх Даниил), особенно после ноябрьского визита Варфоломея в Бухарест, явно показывает, что полностью поддерживает все «украинские» действия Константинопольского патриарха. И это не удивляет, потому что румынская Церковь — вторая Церковь восточного православия по количеству приходов (15,1 тысячи приходов). А в случае «ухода» Украины из-под омофора РПЦ (34,7 тысячи) она может стать и первой.

Болгарский патриархат (восьмое место, патриарх Неофит) на своем октябрьском Синоде отклонил предложение русского патриарха Кирилла созвать Всеправославный Совет по украинскому вопросу. А само письмо патриарха передал в специальный Синодальный комитет для изучения церковной ситуации на Украине. Но оценка действий Фанара в болгарской церкви достаточно категорична: «Он нарушает тысячелетнее каноническое право Церкви, одним из основных принципов которого является принцип церковной юрисдикции. Эти ограничения четко определены и общепризнаны. Каждая автокефальная церковь имеет право на самоуправление в пределах своих границ и не имеет права распространять свою юрисдикцию на другие местные церкви» (Даниил, митрополит Видинский). То есть в самом каноническом противостоянии Болгарский патриархат будет на стороне Москвы.

Грузинский патриархат (девятое место) склоняется к поддержке украинской автокефалии. 27 декабря католикос Илия II провел Синод, который, по словам Зосима, митрополита Цилкани и Душети, увидел «позитивную автокефалию в Украине». Хотя принятие окончательного решения перенесено на январь.

Кипрская Церковь (десятое место в «Диптихе») — еще одна загадка в раскладе противостояния. Архиепископ Хризостом II не единожды высказывал «озабоченность по поводу последних событий в украинской церкви» и даже предлагал Церковь Кипра как «мост для нормализации создавшейся нестабильной ситуации». Хотя и избегал оценок этой ситуации. Однако история показывает, что Кипрская Церковь никогда не отказывалась поддерживать Фанар.

Элладская Церковь (одиннадцатое место). Можно сколько угодно рассуждать о предельно сложных отношениях патриарха Варфоломея и архиепископа Иеронима II, но никуда не денешься от факта: в греческих церквях начали литургическое поминание киевского митрополита Епифания. И поскольку Фанар — пожалуй, единственная моральная поддержка для ныне отделяемой от государства Элладской Церкви, то, скорее всего, Эллада — на стороне Константинополя.

Польская Церковь (двенадцатое место). Еще в мае 2018 года польский Синод заявил, что «если церковные настроения на Украине не утихнут, они затронут все православие». С тех пор поляки уверенно стояли на позициях поддержки УПЦ (МП) и митрополита Онуфрия, а после Объединительного Собора и создания ПЦУ предстоятель Польской Церкви митрополит Савва назвал действия Варфоломея «незаконными» и «выразил соболезнование… верующим, которые добросовестно придерживаются нормального учения Православной Церкви». Пока безусловно на стороне Московского патриархата.

Албанская церковь (тринадцатое место). Архиепископ Анастасий постоянно напоминает об опасности раскола православия, сравнивая нынешнюю ситуацию с «минным полем». Но своих позиций в украинском вопросе не открывает. Хотя большинство политологов «от религии» склоняются к мнению, что, «несмотря на то, что изначально он хотел предотвратить эскалацию конфликта, архиепископ Албании Анастасий, вероятно, не собирается отвернуться от Фанара» (Андреас Лударос, ОРТОДОКСИЯ. ИНФО).

Церковь Чешских земель и Словакии (четырнадцатое место в константинопольском «Диптихе»). Предстоятель Церкви, митрополит Ростислав не раз заявлял, что «любое участие государственных чиновников в церковных вопросах в демократическом обществе недопустимо». Но произошло то, что произошло, поэтому сейчас Ростислав считает, что «любая попытка государственных властей легитимировать украинских раскольников должна быть однозначно осуждена всеми православными церквями» (из письма патриарху Кириллу). На стороне Москвы.

Итак, на сегодняшний день уже можно говорить о создании двух «альянсов» в сценарии «фанарско — чистопереулковской войны». Не сомневаюсь, еще будет много переходов и сепаратов, но пока они выглядят так:

  • «Московская ось»: Антиохия — Сербия — Болгария — Польша — Чехия и Словакия
  • «Константинопольское сердечное согласие»: Иерусалим — Румыния — Грузия — Кипр — Эллада — Албания.

Все участники, включая хранящую таинственное молчание Александрию, настойчиво говорят, что «хотят мира». Настолько настойчиво, что невольно вспоминается легендарная формула: «Войны никто не хотел — война была неизбежна».

Киев

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail