ИА REGNUM уже сообщало о намерении министра энергетики Польши Кшиштофа Тхужевского выступить с докладом о проекте строительства польской АЭС на форуме World Nuclear Spotlight Poland, который пройдет в Варшаве 20−21 ноября при поддержке Всемирной ядерной ассоциации (WNA). Некоторые тезисы министр перечислил в статье, опубликованной недавно порталом Wszystko Co Najważniejsze. В частности, Тхужевский подчеркнул, что Варшава нацелена на создание исключительно АЭС поколения III+ как наиболее полно отвечающей всем требованиям по безопасности с учетом катастрофы на японской станции Фукусима-1.

Мирный атом в Польше
Мирный атом в Польше
Иван Шилов © ИА REGNUM

Отсюда вопрос, что стоит за заявлениями польского министра. На наш взгляд, здесь присутствует три проблемы — технологические, внешнеполитические и внутриполитические. Начнем с первой. Варшава приступала к строительству АЭС еще во времена Польской Народной Республики в 1983 году, речь шла о проекте «Жарновец» под Гданьском. Но возведение станции остановили в 1989-м году из-за аварии на Чернобыльской АЭС и активизации протестов «зеленых». В 2010 году о планах заиметь АЭС заявляло правительство «Гражданской платформы» (РО) — Польской крестьянской партии (PSL). Предполагалось, что первую станцию начнут строить в 2016 году, вторую — в 2021—2030 годах. Осенью 2015 года коалицию сменила победившая на выборах в сейм партия «Право и Справедливость» (PiS). По ее инициативе в декабре того же года было создано министерство энергетики Польши, главой которого назначили Тхужевского. 6 сентября 2017 года министр в ходе выступления на экономическом форуме в Крынице-Здруй сообщил, что Польша нуждается в АЭС, состоящей из трех энергетических блоков общей мощностью 4,5 тыс. МВт.

Кшиштоф Тхужевский
Кшиштоф Тхужевский
Adrian Grycuk

Экономических выгод тому множество, не будем перечислять, но воз пока и ныне там — заявлений много, реальных дел мало. Варшава для начала должна определиться с заграничным подрядчиком, имеющий опыт и деньги. Отсюда переходим ко второму пункту. Понятно, что такой выбор проходит по многим позициям и имеющим не только сугубое отношение к бизнесу и технологическим возможностям. С точки зрения последних, зацикленности Польши на вопросах безопасности, альтернативы российскому концерну «Росатом» нет, лишь он один способен построить АЭС поколения III+ с реактором ВВЭР-1200. Однако по политическим соображениям правящая партия «Право и Справедливость» как минимум до 2020 года не посмеет даже заикнуться о чем-либо подобном. Страна вступает в двухлетний избирательный цикл, который завершится осенью 2019 года парламентскими выборами. До этого PiS постарается не создавать себе проблем и вряд ли решится дать обвинить себя в «работе на Москву». Но даже если Варшава снизит требования к безопасности и откроет дорогу для американских или французских компаний, останется вопрос финансирования.

АЭС — дорогая игрушка. Венгры в такой ситуации пошли на серьезные договоренности с Россией, благодаря этому идут работы Росатома по строительству двух новых энергоблоков на венгерской атомной электростанции «Пакш», напомним, что стоимость контракта составляет 12 миллиардов евро. Вряд ли подобные предложения сделает Варшаве кто-то другой. А как она сама финансирует собственные масштабные инфраструктурные проекты, можно видеть на примере терминала по приему сжиженного природного газа в Свиноуйсьце, который начали в 2006 и завершили лишь спустя десять лет. Помимо того, есть и другие сложности, которые составляют пункт третий. Создание министерства энергетики ныне правящей партией «Право и Справедливость» было ее предвыборным обещанием. Но новому ведомству и лично министру приходится конкурировать за аппаратное влияние и ресурсы с более могущественными соперниками. Сегодня серьезным весом обладает представитель правительства Польши по вопросам стратегической энергетической инфраструктуры Петр Наимский. Он является инициатором и лоббистом концепции отказа польской экономики от российского газа, продвигая проекты газового хаба «Северные ворота», который должен включать в себе СПГ-терминалы и запланированный к постройке норвежско-датско-польский газопровод Baltic Pipe.

АЭС «Пакш», Венгрия
АЭС «Пакш», Венгрия
(сс) Barna Rovács (Rovibroni)

Вряд ли Варшава сможет позволить себе одновременно запустить и строительство АЭС, не будем забывать и о перспективе аппаратной конкурентной борьбы между министерством энергетики во главе с Тхужевским (и еще вопрос, сохранится ли оно после 2019 года) и клубом Наимского. К тому же сомнительно, что безучастно на оба проекта, Тхужевского и Наимского, будут смотреть очень влиятельные профсоюзы шахтеров и угольной отрасли. До сих пор с шахтерами, выплаты которым по социальным обязательствам отягощают государственный бюджет, не могло справиться ни одно польское правительство. Определенное противодействие может иметь место и здесь. Вместе с тем заявления Варшавы о желании построить собственную АЭС лишний раз говорят о том, как нужна атомная станция нашему стратегически важному региону на Северо-Западе — Калининградской области, испытывающей энергетический дефицит. Особенно в условиях, когда роль этого направления только возрастает, в том числе с учетом новых транзитных проектов, задуманных Москвой.