Конечно, решение президента США Дональда Трампа о начале вывода войск из Сирии, как нам представляется, на довольно длительное время оттенит иные события Ближнего Востока, хотя, казалось бы, совсем недавно дни напролёт эксперты из стран Запада, России, Израиля, даже Китая наперебой обсуждали вопрос — а вдруг возможен вооружённый конфликт между США и Ираном в Персидском заливе? Хотим напомнить, что подобные рассуждения появились после того, как в ответ на угрозу Вашингтона блокировать поставки иранской нефти чуть ли не повсеместно на планете, президент Ирана Хасан Рухани пригрозил вообще закрыть Персидский залив. Тогда 4 ноября американское издание Wall Street Journal сообщило, что вскоре ударная авианосная группа ВМС США во главе с авианосцем John C. Stennis прибудет в Персидский залив для «демонстрации силы» Ирану. Это было на фоне заявления представителя Госдепартамента США по вопросам, связанным с Ираном, Брайана Хука о том, что США оставляют за собой право военного решения иранского вопроса. «Мы ясно дали понять иранскому режиму, что при угрозе нашим интересам без колебаний применим военную силу. Думаю, они это понимают», — подчеркнул Хук. При этом неуступчивая воинственная риторика была характерна и для иранского руководства. 21 ноября командующий аэрокосмических сил КСИР Ирана генерал Амир-Али Хаджизода заявлял, что американские авианосцы в Персидском заливе, а также базы США (Эль-Удейд в Катаре, Аль-Дафра в ОАЭ и Кандагар в Афганистане) находятся под прицелом иранских ракет. «Они в зоне нашей досягаемости, и мы ударим, если они (американцы — прим.) зашевелятся», — цитировало генерала иранское агентство Tasnim News.

Иран. Военный
Иран. Военный
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как отмечало в ноябре текущего года американское издание The National Interest, в случае вооружённого конфликта с Ираном США рискуют столкнуться с мощным ударом по своим кораблям и базам в районе Персидского залива. Баллистические ракеты, манёвренные небольшие корабли, подлодки и катера иранского флота вкупе с минными заграждениями будут представлять серьёзную угрозу для ВМС США. Кроме того, издание отмечало, что несколько видов вооружений, которыми располагает Иран, являются «смертельно опасными» для американских военных. Это баллистические ракеты «Саджил» с дальностью до 2500 км, подлодки «Гадир», антикорабельные ракеты «Халидж-е Фарс» и российские ЗРК С-300. Но при всём этом большинство склонялось к мнению, что до войны не дойдёт — ни со стороны американцев, ни со стороны Ирана. Так-то оно так, однако согласимся, что после заявления Трампа от 19 декабря и тем более, по сути, иранского ультиматума о необходимости уйти из Сирии всем оккупантам, кто держит войска на сирийской территории без согласия Дамаска, озвученного в стенах ООН 20 декабря, ситуация меняется.

ЗРК С-300 «Фаворит»
ЗРК С-300 «Фаворит»
Mil.ru

Параллельные «непонятности», которые сейчас сопровождают заявление Трампа по Сирии, убеждают нас в том, что это — отнюдь не «общая стратегия», как может казаться, если присовокупить к объявленному решению о выходе из Сирии также и сообщения об отставке с поста главы Пентагона генерала Джеймса Мэттиса и о якобы сокращении контингента в Афганистане. Ну, во-первых, Афганистан всё же не Ближний Восток и не связан напрямую с проявлениями «арабской весны», результатом чего и стала агрессия как сил Запада, так и террористических «прокси-армий» против Сирии, и далее — появление феномена (в особенности в 2014—2015 гг.) группировки «Исламское государство» * (ИГ*). Во-вторых, напомним ещё раз реакцию президента России Владимира Путина на все эти сообщения: «Я не знаю, что это такое. Соединённые Штаты присутствуют, скажем, в Афганистане уже сколько, 17 лет, и почти каждый год говорят о том, что они выводят оттуда свои войска». И ещё слова В. Путина: «Официальное правительство в Кабуле какое количество территорий контролирует в стране? Вряд ли больше 1/3, если уж быть откровенными, правильно? Выборы проходят, результаты выборов подсчитываются месяцами. Это разве нормально?». Абсолютно наглядно российский лидер дал понять, что, во-первых, как и Сирия с Ираном, не верит в вывод войск США из Сирии. А во-вторых, Путин как бы, согласно его принципу «котлеты — отдельно, а мухи — отдельно», дал направление — не рассматривать заявления Трампа по Сирии и Афганистану как равнозначные. И ведь действительно — из Афганистана будут выведены, если будут выведены, до 7 тысяч американских военнослужащих, что составляет около половины от общей численности контингента на территории этой страны. В-третьих, не только в России, но и в Иране отлично понимают, что их задачи в любом случае могут осложниться, учитывая, что тот же Афганистан — постоянная угроза Ирану и республикам Средней Азии, и т.д., и т.п. В-четвёртых, военные автоколонны США, которые сейчас отъезжают не только из регионов Северной Сирии, но даже и с южно-сирийской базы-тренировочного лагеря для террористов в Эт-Танфе, направляются не куда-нибудь, а в… Ирак. Это означает, что США никуда не собираются уходить с Ближнего Востока — во всяком случае, пока. Перебазирование в Ирак, где и так сосредоточено 5,2 тыс. американских военных, говорит о том, что США собирают новый военный «кулак» в Ираке, несмотря на то, что радикальные силы иракских шиитов требуют от Вашингтона немедленно убрать американские войска из Ирака. Ну, а обещание США, несмотря на заявление об уходе из Сирии, «продолжать борьбу с ИГ* в Ираке», пахнет крайне омерзительно — иракцы в этом году отмечали годовщину «победы над ИГ*», и на ум в первую очередь приходят предупреждения спецслужб Сирии и Ирана о том, что на протяжении многих месяцев 2018 г. США только тем и были заняты, что эвакуировали главарей, а иногда и боевые группы ИГ* …именно в Ирак и Афганистан. Получается, что новыми театрами военных действий (ТВД) американцы уже назначили — всё тот же Афганистан и, не исключено, определённые регионы Ирака? (На юге Ирака «разгуляться» явно не дадут — шииты быстро сплотятся, как только завидят хоть одну организованную вооружённую группу от ИГ*.) Другие ТВД для задействования своих террористических «питомцев» США и их союзники могут готовить «на ходу».

Итак, предположим, что США выводят своих военных из Сирии — в Ирак и только в Ирак. Допустим, что туда же «неожиданно» перебазируют и американских военнослужащих из Афганистана. Получится, что к свыше 5 тыс. человек в Ираке, Пентагон добавит непонятно сколько тысяч из Сирии и до 7 тыс. из Афганистана. На какой-то период в Ираке появится мощное и многочисленное американское воинское соединение, примерно в 14−15 тыс. (а то и больше…) человек. Это ли не пролонгация оккупации Ирака? Цель понятна — «сидя» в Ираке, легче противодействовать провозглашённой Ираном «Оси Сопротивления терроризму», т. е. 4-стороннему сотрудничеству России, Ирана, Ирака и Сирии в Багдаде (Военно-информационный центр). И легче заниматься опосредованной организацией процесса «реанимирования» банд ИГ* в Ираке, как и — на расстоянии руководить развёртыванием нового ТВД в Афганистане. Вторичная цель — это мешать 3-сторонним проектам Ирана, Ирака и Сирии конкретно на иракской территории. Когда читаешь сейчас «жалобы» или «укоры» из Израиля о том, что, мол, «американцы не пытались пресечь переброску через эту территорию иранского оружия вглубь Сирии» и что «Трамп относится всерьёз к собственным обещаниям» — поэтому, мол, американцы и уходят из Сирии, так и хочется с сарказмом умилиться попыткам увести читателей и наблюдателей от сути происходящего, впрочем — и удивиться некой доле неблагодарности израильтян. Да, войска США вроде бы не атаковали иранских военных советников и шиитских ополченцев в Сирии. Хотя, вот к примеру, та самая история, с якобы убитыми американским спецназом и авиацией некими «сотнями» российских «частных военных» из ЧВК «Вагнер», которой откровенно хвастался лично Трамп — там ведь ситуация была именно такой, что атаковали-то американцы не русских, а пресловутые «проправительственные силы» Сирии. То есть — какое-то из шиитских ополчений. А россияне, сколько бы из них ни погибло тогда, по просьбе шиитов пытались помочь ополченцам выйти из зоны поражения. Ну, а разбомблённые, по данным самого же Израиля, «иранские конвои с оружием»? Не надо верить во всесилие спецслужб Израиля — надо верить в то, что Израилю удавалось что-то результативно бомбить и уничтожать в Сирии именно потому, что якобы «не пытавшиеся пресечь переброску через эту территорию иранского оружия» американцы не делали этого потому, что… не хотели напрямую стычек и боестолкновений ни с иранскими военными советниками, ни с шиитами. В особенности — с шиитами из иракского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», представители которого с осени 2017-го также помогали Сирии. Но зато американцы с лихвой снабжали Израиль разведывательной и иной оперативной информацией! Иной вопрос — что в итоге бомбили израильтяне, если учесть довольное заявление лидера ливанской партии «Хезболлах» шейха Хасана Насраллы — мол, бомбите-бомбите, Шура, высокоточные ракеты уже дошли до армии «Хезболлах»…

Солдаты «Хезболлах»
Солдаты «Хезболлах»
Khamenei.ir

Оставим в покое логистику доставки оружия в Сирию и ливанской «Хезболлах» — это для нас неинтересно. Перейдём к вопросу о том, что и как американцы могут рассматривать в качестве новых ТВД при участии террористических армий, а также к вопросу о том, как в этой ситуации Иран проявляет заботу о своих границах и их безопасности. Но, вопреки традиции и правилам, нарушим на этот раз хронологический порядок изложения. Читатели поймут, почему это необходимо. Итак, ровно за сутки (!..) до озвучивания решения Трампа об уходе американских военных из Сирии, 18 декабря министр разведки и информации Ирана Махмуд Алави выступал в Меджлисе (парламенте) ИРИ, сообщало агентство Mehr News. Он заявил дословно: «Израильские спецслужбы во главе с внешней разведкой этой страны «Моссад» стоят за непосредственной организацией террористических групп у границ Ирана». По словам главы иранского разведведомства, Израиль при этом действует в «свою полную мощь». Это были парламентские слушания, посвящённые вопросу нейтрализации террористической угрозы в ИРИ. Как отметил руководитель иранской разведки, спецслужбы некоторых соседних Ирану стран и находящихся на значительном отдалении от его границ государств «прямо вовлечены» в подрыв системы безопасности внутри исламской республики. Эти враждебные по отношению к Тегерану страны оказывают финансовую и логистическую поддержку террористическим группам, а также в отдельных случаях «обеспечивают их специальную подготовку», сообщил Махмуд Алави.

По данным главы иранского министерства разведки, в 97−98 случаях из ста органам безопасности страны удаётся пресечь деятельность экстремистов на этапе до совершения ими терактов и осуществления атак, что является «рекордным показателем» в глобальном масштабе. Вместе с тем он подчеркнул, что добиться стопроцентного результата в предотвращении терактов не удавалось пока ни одной спецслужбе мира. Отметим — доклад Алави был благосклонно воспринят иранскими парламентариями. Но никто не хочет спросить, спецслужбы что за «некоторых соседних Ирану стран», да ещё «прямо вовлечены» — судя по всему, в том числе и в организацию терактов? Напомним, террористическая атака 22 сентября во время военного парада в городе Ахваз, расположенном в юго-западной провинции Хузестан, последовала в первый день «Недели Священной обороны», когда в Иране отмечают начало войны с саддамовским Ираком в 1980 году. Огонь по толпе открыла группа боевиков в военной форме. Трое нападавших были ликвидированы на месте, ещё один задержан. Позднее от полученных ран он скончался в больнице. Погибли 29 человек, включая военных и мирных жителей. Официальный Тегеран возложил ответственность за теракт на «региональных спонсоров терроризма» и США. Позднее был инцидент уже в восточной (приграничной с Пакистаном) иранской провинции Систан-э-Белуджистан, когда террористическая группа отравила и выкрала не то 14, не то 12 иранских пограничников и членов ополчения «Басидж». Наконец, 6 декабря прозвучал взрыв в очень примечательном месте, но тоже в провинции Систан-э-Белуджистан. Напомним, что данная провинция граничит не только с Пакистаном, но и с Афганистаном. Теракт произошёл в портовом городе Чабахар, вблизи границы с Пакистаном, в ходе чего по меньшей мере погибли два человека и более 30 человек получили ранения. Как сообщал 9 декабря бригадный генерал иранской полиции Хосейн Аштари, на тот момент были арестованы 10 подозреваемых в связи с террористической атакой. В своём выступлении в Карадже он добавил, что есть и другие подозреваемые, которые были выявлены, и они будут арестованы в ближайшем будущем, сообщало Mehr News. Далее генерал Аштари рассказал, что мужество и бдительность полицейских сил сорвали заговор террористов и террорист-смертник взорвался неподалеку от штаб-квартиры полиции.

Террор
Террор
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

О том, что Иран «по горячим следам» предпринял в Пакистане, будет изложено позже. Но обратим внимание на то, куда именно направились иранские силовики, помня о том, что сказал (пусть и позже состоявшихся визитов) министр разведки и информации ИРИ М. Алави о «спецслужбах некоторых соседних Ирану стран и находящихся на значительном отдалении от его границ государств», «прямо вовлечённых в подрыв системы безопасности внутри ИРИ». 11−12 декабря, то есть сразу же после заявлений бригадного генерала полиции Аштари, на Апшероне находился с официальным визитом командующий погранслужбой Ирана генерал Кассем Резайи. Особо подчеркнём — в апреле 2016 г., когда изначально почти весь мир молчал, именно генерал Резайи 1 апреля вместе с заместителем остандара провинции Западный Азарбеджан по вопросам безопасности вплотную занимались вопросом прекращения огня в зоне конфликта между НКР и Азербайджаном к югу от высот Горадиза. Словом — фигура генерала Резайи достаточно важная в иерархии иранских силовиков. Но вслед за генералом Резайи в Баку с официальным визитом прибыл и… министр разведки и информации Ирана Махмуд Алави. Если в случае с визитом на Апшерон генерал Резайи и иранские СМИ, в частности агентство IRNA, признавали, что шеф иранской погранслужбы приезжал по приглашению начальника госпогранслужбы Азербайджана Эльчина Гулиева для участия в традиционной 11-й встрече командующих пограничных войск двух стран, то в случае с визитом министра Алави то же самое IRNA ограничилось формулировкой: «вчера прибыл в Баку с официальным визитом». Мягко говоря, министра Алави не приглашали — он просто приезжал на Апшерон в соответствии с некой программой высшей власти Ирана? Как бы то ни было, обратим внимание — иранский министр сразу после поездки в Азербайджан и был вызван в Меджлис для информирования иранских депутатов о ситуации в сфере безопасности и предотвращения терактов. Совпадение? Уверены, что — нет, что в декабре два иранских силовика при визитах в Баку действовали в рамках единой программы. А суть этой программы — именно предупредить азербайджанские власти о том, что отныне у Тегерана будет повышенное внимание ко всему, что может происходить вдоль ирано-азербайджанской границы, впрочем, и не только на границе. Иран будет с повышенным вниманием относиться ко всему, что будет происходить по всему Азербайджану…

Рассмотрим, с кем встречались и вели переговоры генерал Резайи и министр Алави. Итак, 11 декабря главный пограничник Ирана встречался с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и его министром обороны Закиром Гасановым, затем — и с главой МВД Азербайджана. 12 декабря он полный день работал с Эльчином Гулиевым в рамках 11-й встречи командующих пограничных войск. А далее, как пишут иранские СМИ, «в кулуарах 11-й встречи» Резайи с Э. Гулиевым «подписали документ о сотрудничестве в области безопасности границ». IRNA утверждает, что «согласно этому документу о сотрудничестве, две страны будут расширять обмен информацией, а также увеличивать сотрудничество в борьбе с незаконным оборотом наркотиков вдоль границ и т.д.». Как можно увидеть, информации о подписанном документе почти нет. Как и не было информации о том, что обсуждал конкретно генерал Резайи, являющийся также представителем КСИР Ирана, потому что погранслужба Ирана — это подразделение КСИР, с Алиевым, Гасановым и другими представителями азербайджанских властей. Известно лишь, что Резайи и Гулиев заявили, что «в результате сотрудничества и взаимодействия пограничников Азербайджана и Ирана безопасность границ двух стран обеспечивается на высоком уровне».

Министр Алави 14 декабря встречался и вёл переговоры только с И. Алиевым. Ну или же — иранские СМИ решили сообщить только о том, что имели место переговоры Алави — Алиев, об остальных встречах Алави на Апшероне решили не сообщать. Но и о переговорах Алави — Алиев практически ничего не сообщалось. Исключая взаимный обмен любезностями, мы обращаем внимание на те заявления, которые Алави озвучил уже вечером 15 декабря перед отлётом из Баку — только это освещало агентство IRNA. «За последние 5 лет службы безопасности Ирана и Азербайджана установили конструктивные отношения, которые обеспечили прочную безопасность для обеих стран, — отметил иранский министр. — Это мой второй визит в Азербайджан, с тех пор как получил пост министра разведки. Руководители азербайджанских служб безопасности также несколько раз приезжали в Иран. На более низких уровнях руководители иностранных служб безопасности постоянно взаимодействуют друг с другом». Алави подтвердил, что «существует большая взаимосвязь между разведывательными службами и службами безопасности Ирана и Азербайджана».

Махмуд Алави
Махмуд Алави

Думается, что министр Алави неслучайно отделил друг от друга «разведывательные службы» и «службы безопасности», хотя кому, как не ему, понимать, что речь идёт просто о различных подразделениях министерства разведки и информации ИРИ и миннацбеза Азербайджана. Поделимся собственным наблюдением — когда один за другим в Азербайджан прибывают два или больше силовиков из Ирана, то, как правило, это связано с тем, что Тегеран ставит в известность официальный Баку о том, что в Иране знают о неких планах бакинцев по участию в дестабилизации Северного Ирана. Так было и в 2006 г., и в 2009 г., и так далее. И Тегеран в указанные годы предупреждал Алиева о том, что и как предпримет Иран в ответ на антииранские проявления. Помнится также, что именно после таких визитов иранских силовиков, из Баку и довольно сложным маршрутом (через Турцию) бежал так называемый «лидер Движения национального пробуждения Южного Азербайджана», тюрк-профессор факультета лингвистики Тебризского университета, агент иностранных спецслужб Махмудали (Чагры) Чохраганли. Увы, о чём именно предупреждали Алиева в декабре 2018 г. генерал Резайи и министр Алави, мы, вероятно, узнаем только в 2019 г., а то и — ещё позже. Хотя, исходя из заявлений министра Алави от 18 декабря в Меджлисе, уместно предположить, что иранский министр и главный пограничник Ирана предупреждали о вредоносности для Азербайджана «тесного сотрудничества со спецслужбами Израиля», направленного именно на «подрыв системы безопасности внутри Ирана». Уверены, что в Баку абсолютно точно помнят и знают, что Иран не первый год в курсе того, что, как публично признавал в ноябре 2016 года глава «Моссада» Йоси Коэн, сотрудники израильской спецслужбы работают в азербайджанском министерстве безопасности. И вот — мы стали свидетелями «двойного визита» в Баку, и не просто силовиков, а, по сути, — тоже спецслужбистов, правда, не из Израиля, а из Ирана. Это не значит, что Иран «не занимался» Азербайджаном и его связями со спецслужбами Израиля (или США…) в 2006-м, 2009-м, 2016-м. Но ведь 2018-й, как заметно — на особом месте в списке мер внешних сил, направленных на дестабилизацию внутренней ситуации в Иране, в том числе и посредством терактов…

Теперь — самое время поведать о том, что после визитов Резайи и Алави в Азербайджан и до выступления министра разведки в Меджлисе, погранвойска Ирана (читаем: КСИР)…вторглись в Пакистан и принимали участие в неких силовых операциях. Это становится понятным по двум сообщениям агентства IRNA от 16 декабря. В первом из них говорится: «Замначальника региональной полиции в провинции Систан-э-Белуджистан сообщил, что в ходе спецоперации было изъято 4 тонны наркотиков. Ахмад Тахери заявил, что в результате спецоперации управления разведки провинции ликвидированы 2 контрабандиста и 2 человека задержаны. По его словам, в ходе операции в округе Сарбаз полицейские изъяли 44 кг героина, 3 тонны и 373 кг опиума и 140 кг экстракта опия, конфисковали два автомобиля Toyota, автомат Калашникова и большое количество боеприпасов. Иран находится на передовой борьбы с контрабандой наркотиков. Благодаря усилиям иранской полиции ежегодно пресекается трафик и конфискуется более 80% мирового оборота опиума, 40% героина и морфина. Производство наркотиков в Афганистане увеличилось после вторжения США в Афганистан в 2001 году». Плохо «прикрытый» смысл этого сообщения очевиден — это именно США контролируют производство наркоты в регионе, и именно США направляют контрабандистов-наркодилеров на территорию Ирана. Но ведь округ Сарбаз — это намного ближе к границе с Пакистаном, чем с Афганистаном!

И вот тут время и место второй информации от IRNA: «В МИД Ирана осудили теракт в пакистанском Белуджистане. Официальный представитель МИД Ирана Бахрам Кассеми отметил, что МИД ИРИ выражает сочувствие пакистанскому правительству и народу, а также семьям жертв и раненых в результате этого ожесточенного теракта, заявив о полной готовности Исламской Республики Иран к любым совместным действиям против терроризма в регионе. В этом теракте, совершённом в ночь на субботу в районе Гач в пакистанском Белуджистане близ границы Ирана и Пакистана, были убиты 6 сотрудников сил безопасности вместе с 4 террористами. Также получили ранения 14 пограничников КСИР Ирана». А тут же 17 декабря посол Пакистана в Тегеране Рафат Масуд публично выступила и подчеркнула, что её страна намерена углубить и расширить отношения с Ираном во всех областях, особенно в экономической и культурной сферах. «У Ирана и Пакистана хорошие отношения, и мы хотим расширить и углубить их, особенно в культурной и экономической сферах, — отметила посол. — Вопреки обилию общих черт между двумя странами и двумя народами с точки зрения религиозных, языковых, культурных и т.д. признаков, народы двух стран ещё достаточно не знают друг друга и проведение культурных программ играет важную роль в представлении культуры двух народов».

Флаг Пакистана
Флаг Пакистана
SyedWasiqShah

Обратим внимание — при теракте в пакистанском районе Гач (а это «рукой подать» до иранского округа Сарбаз…) погибли только 6 сотрудников сил безопасности Пакистана и 4 террориста. Видимо, это — часть той банды группировки «Джеиш-уль-Адль» *, которая похищала иранских пограничников и ополченцев «Басиджа» 16 октября в районе иранского погранпункта Мирджаве. Иранские пограничники отмечены лишь в числе получивших ранения. Попытаемся расшифровать сообщение агентства IRNA от 16 декабря. Итак, перейдя границу и вступив в Пакистан, подчинённые командующего погранслужбы Ирана генерала Кассема Резайи вступили в соприкосновение с пакистанскими силами безопасности. В дальнейшем иранские пограничники (ещё раз напомним — читаем: КСИР) то ли вынудили пакистанцев, то ли — по какому-то внутреннему согласованию, отправили сотрудников сил безопасности Пакистана на верную смерть. Окружённые террористы, скорее всего, чтобы не сдаться и не выдать своих, предпочли самоподрыв. Иранцы стояли то ли сразу за пакистанцами, то ли в отдалённом арьергарде, в связи с чем с иранской стороны — только раненые, в то время как у пакистанцев — прямые жертвы этой контртеррористической операции. То есть пакистанские сотрудники сил безопасности были в непосредственной близости от эпицентра самоподрыва, от боевиков «Джеиш-уль-Адль» *. Тот факт, что войска погранслужбы Ирана вступили в Пакистан и действуют на чужой территории, немаловажен для всех соседей Тегерана. Возможно, что иранцы до сих пор оккупируют какую-то часть приграничья Пакистана. Ведь пока не было сообщений о том, что найдены и возвращены в Иран все без исключения иранские граждане, похищенные в Мирджаве 16 октября сего года.

Но с учётом повышенного интереса иранских силовиков к Азербайджану, ситуация в ирано-пакистанских отношениях сверхважна для всех республик Закавказья. В том числе — и для Армении, у которой наблюдается период некого «ступора» в отношениях с Ираном. Во-первых, это важно потому, что сам Иран ставит мир в известность о действиях своих пограничников в Пакистане. Во-вторых, потому, что, хотим напомнить ещё раз, говоря «погранслужба Ирана», следует всегда помнить, что эта госструктура ИРИ подчиняется именно и только КСИР. Таким образом, в Пакистан вторглись именно войска КСИР Ирана. То есть — есть одобрение Верховного лидера Исламской революции аятоллы Сейеда Али Хоссейни Хаменеи, есть взаимодействие всех силовых структур Ирана. В том числе и — министерства разведки и информации. И Пакистан не смеет сопротивляться… И не исключено, что после «утихомиривания» Пакистана и Азербайджана в превентивном порядке, Иран возьмётся за другие соседние страны, в том числе и за Армению с Грузией. Это означает, что Иран всерьёз приступает к мерам по усилению безопасности своих границ на востоке и на севере. На западной границе Иран так и так, как и в прибрежной зоне Персидского залива и Оманского пролива, постоянно в боевой готовности. Любой Армении и любой Грузии (даже Грузии, хотя эта республика не граничит с Ираном) придётся с этим считаться, — «новой», «неновой», будущей, вообще никакой. И никакие отговорки и увещевания, никакие напоминания о «прекрасной дружбе в прошлые годы» никому не помогут. Потому что определять, что безопасно для Ирана, а что — нет, это не прерогатива Армении, Азербайджана или даже всех имеющихся республик Закавказья. И подчёркиваем — Иран всех своих соседей заставит считаться с тем, что безопасность его границ является главной проблемой региона.

…Ударная авианосная группа ВМС США во главе с авианосцем John C. Stennis всё-таки доплыла до Персидского залива. Это первый рейд ВМС США в Персидский залив после выхода США из соглашения по иранской ядерной программе в мае 2018 г. Напомним также, что aтомный авианосец USS John C. Stennis введён в состав 5-го флота ВМС США в 1995 г. и рассчитан на авиационную группировку в 90 боевых самолётов или вертолётов и 5,5 тысяч членов экипажа. Как сообщали СМИ, в момент прохождения через Ормузский пролив к американским судам присоединились около 30 кораблей береговой охраны иранского КСИР, следовавших за ними в течение всего времени нахождения американских кораблей в Персидском заливе. Сообщается, что иранские корабли следили за авианосцем и его ударной группой, а в какой-то момент 22 декабря запустили ракеты. С одного из кораблей КСИР был выпущен беспилотник, производивший видеосъёмку происходящего. Но не надо спешить с нападками на Иран — мол, ракетное провоцирование авианосца США. Всё — с точностью до наоборот, ведь американцы знали наверняка, что в Иране в прибрежной зоне идёт завершающий этап (с 15 декабря) военных учений сухопутных войск КСИР на стратегическом уровне — «Великий Пророк», со слоганом «Демонстрация авторитета и безопасности под национальным единством и новых оборонительных возможностей» в общей зоне Персидского залива. Ну и кто кого провоцировал?

Ударная авианосная группа ВМС США во главе с авианосцем John C. Stennis
Ударная авианосная группа ВМС США во главе с авианосцем John C. Stennis

СМИ США и других стран, следующих в фарватере антииранского курса политики Вашингтона, принялись обвинять иранских военных в том, что якобы они «обстреляли ракетами американский авианосец в водах Персидского залива во время военных учений». Судя по всему, на Западе, да и в Израиле, уже забыли, с какой точностью иранцы со своей территории «обстреляли ракетами» позиции террористов и их западных военных инструкторов в Сирии в октябре, а до этого — лагеря террористов в Ираке. А если б не забыли, то не могли не понять, что умеющие «точно попадать» иранские ракетчики никак бы не промахнулись, если стреляли бы именно по авианосцу USS John C. Stennis, да ещё вблизи. То, что американские военные, да и политики — в целом подвержены паникёрству, это известно и давно. Иранцы чуток постреляли ракетами, раз уж это было предусмотрено планом учений «Великий Пророк», да ещё и — не в сторону американских кораблей, а в США и на Западе уже крик как при Апокалипсисе.

С иранской стороны многие ответили США. В том числе — из среды военных. Приведём один из ответов. Выступая в кулуарах военных учений КСИР на южном острове Кешм, командующий ВМС КСИР адмирал Алиреза Тангсири отклонил утверждения иностранных СМИ о том, что Иран обстрелял ракетами американский авианосец в водах Персидского залива во время военных учений, сообщило 24 декабря Mehr News: «Американцы привыкли лгать … Утверждения о стрельбе ракетами по американскому авианосцу в Персидском заливе являются вопиющей ложью. Американские войска присутствуют в регионе, но они не в наших водах». Отметив, что иранская система обороны постоянно следит за любым судном, которое входит в регион, адмирал сказал: «Нам поручено защищать нашу страну, и весь регион — на нашем радаре. Наш долг — защищать наши границы, и мы готовы противостоять любому, кто представляет угрозу безопасности исламской республики». Он также добавил, что ВМС КСИР наблюдали за американским авианосцем, который вошёл в воды Персидского залива, и говоря, что «присутствие иностранных войск в регионе нарушает безопасность», адмирал Тангсири подчеркнул, что Иран может поддерживать абсолютную безопасность в Персидском заливе в сотрудничестве с соседними странами и США тут не нужны.

Итог — спровоцировать Иран в Персидском заливе не удалось и американской ударной авианосной группе пришлось «оттянуться» подальше от иранских территориальных вод. Другой итог — иранский КСИР продолжает свои операции в Пакистане, который, по крайней мере, в самом недалёком прошлом был надёжнейшим партнёром и союзником США, Израиля и Саудовской Аравии. Ещё один итог — Иран, наконец, обратил свои взоры в связи с заботой о своей безопасности на своих северных соседей в Закавказье. С этими промежуточными результатами громаднейшая территория от Ливана-Сирии на западе и до Афганистана-Пакистана на востоке, с охватом северного Закавказья, вскоре вступит в 2019 год. Имеющиеся в указанных регионах государства, как и южные соседи Ирана (на Аравийском полуострове), видимо, будут, подобно сирийским курдам, пытаться «на ходу» перестроиться под грозящую обвальными стратегическими изменениями новую геополитическую ситуацию вокруг Ирана. И — в заключение, вопрос на засыпку любому эксперту, утверждающему, что «он знает Иран»: после Пакистана, где ещё войска иранского КСИР будут готовы провести антитеррористические операции?..