В канун нового, 2019 года президент Азербайджана Ильхам Алиев выступил с развернутым интервью телеканалу «Россия-24». Оно привлекло внимание тем, что глава республики достаточно откровенно обозначил внешние вызовы, с которыми стал сталкиваться Баку.

Ильхам Алиев
Ильхам Алиев
Иван Шилов © ИА REGNUM

«C точки зрения реализации энергетических проектов мы никаких препятствий не ощущаем. С другой стороны, значение и роль Азербайджана не только на энергетическом рынке, но и в целом в геополитическом плане растет, — говорил Алиев. — Страна становится более развитой, имеет больше планов по утверждению себя в регионе, и пропорционально нашему развитию, пропорционально тому, как мы проводим независимую политику, на нас растет и давление».

По его словам, речь идет о «попытках втянуть иной раз нас в какие-то авантюры, которые категорически противопоказаны нашему народу и нашей стране». В качестве средства давления используются «какие-то резолюции международных организаций, где Баку вообще не участвует», «пропагандистские фейковые вбросы в прессу» и еще что-то такое. Сразу отметим, что нынешняя информационно-политическая атака Запада на Азербайджан проводится не впервые. В таких известных европейских изданиях, как британская The Guardian, французские Le Monde, Le Figaro, почти одновременно появились публикации, направленные против правительства и правящей элиты Азербайджана. Мы полагаем, что даже если к этой акции причастна армянская диаспора, то она в данном случае может использоваться как прикрытие. Наш анализ этих кампаний показывает, что они всегда привязаны к некой конкретной проблеме, вызывающей политическое раздражение на Западе. Нынешний случай не исключение. Не случайно и Алиев, говоря о внешних вызовах, связывает их с реализацией энергетических проектов.

Добыча нефти. Баку. Азербайджан
Добыча нефти. Баку. Азербайджан
Gulustan

В свое время Генри Киссинджер говаривал: «Вы никогда не сможете проводить энергетическую политику как чисто экономическое предприятие. С самого начала она является предметом внешней политики». Действительно, до недавнего времени энергетическая дипломатия Азербайджана являлась главнейшим ресурсом в его внешней политике. Задача ставилась понятная: конвертировать через энергетику закрепление позиций как на уровне международной политики, так и в регионе, чтобы в первую очередь провести урегулирование нагорно-карабахского конфликта исключительно по сценарию Баку. Тем более что Иран с его огромными энергетическими запасами находился под режимом санкций, на Каспии нефтегазовом доминировал фактически только один Азербайджан. Более того, складывалось ощущение, что Баку рассчитывал на то, что Москве не удастся реализовать свои проекты типа «Турецкий поток». Азербайджану казалось, что он выступает в роли «гаранта энергетической безопасности Европы».

В связи с этим Баку на Западе создавали имидж силы, противостоящей росту влияния России в регионе. Но хотя Азербайджан действительно стали узнавать на политической карте мира, конвертировать появившийся капитал в решение карабахской проблемы ему так и не удалось. Если оценивать ситуацию объективно, то теоретически предполагаемая блокировка Западом азербайджанских энергетических проектов с целью давления на Баку только подтолкнет его еще больше в сторону Москвы, у которой существуют альтернативные схемы энергетического транзита и которая сейчас находится в альянсе с Турцией и Ираном на сирийском направлении. О каких же других попытках втянуть Азербайджан в какие-то авантюры тогда говорит Алиев? По всем признакам, речь идет о стремлении определенных внешних сил заставить Баку присоединиться к санкциям в отношении Тегерана, открыто заявить об этом, отказаться от политики баланса и сместиться в сторону лишь американского центра силы.

Алиев в своем интервью, на наш взгляд, определился. Он не будет вступать в тесную кооперацию с США в действиях против Ирана, возможно, даже укрепляя при этом геополитическую капитализацию в диалоге с Москвой, Анкарой, Тегераном и Брюсселем, имея с каждой из этих столиц свою собственную повестку и динамику двусторонних отношений. Вот почему бросается в глаза повышенная динамика в азербайджано-российских отношениях. Интенсивно проводятся консультации с Турцией. Буквально на днях с визитом в Иране побывал спикер парламента Азербайджана Октай Асадов. Баку стал действовать на опережение, чтобы если не снять все проблемы в отношениях с южным соседом, то внести в них мощный заряд прагматики, лишить Вашингтон шансов внести в отношения Баку и Тегерана сюжеты деструкции.

Владимир Путин провел трёхстороннюю встречу с Президентом Ирана Хасаном Рухани и Президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Тегеран. 1 ноября 2017
Владимир Путин провел трёхстороннюю встречу с Президентом Ирана Хасаном Рухани и Президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Тегеран. 1 ноября 2017

Интрига в том, что такая политика Азербайджана высвечивает внешнеполитические провалы оппонирующего ему «революционного» Еревана, который, похоже, продолжает плутать в геополитическом лабиринте. В таком контексте повышенная в градусе относительно миролюбивая риторика Азербайджана в отношении перспектив урегулирования нагорно-карабахского конфликта вписывается в широкий политический и геополитический контекст. Алиев явно переигрывает главу правительства Армении Никола Пашиняна, которому не хватает опыта своих предшественников. Проблема Пашиняна не в Москве, не в Западе, а в искусстве Баку проводить широкие и масштабные внешнеполитические маневры.

Москва, Тегеран, Анкара, потенциально Баку, оказывается, в одной лодке. Если Азербайджану и Ирану удастся получить в ОДКБ статус наблюдателя, то влияние Армении в этой структуре с декларируемой политикой «армяноцентричности» по геополитическим соображениям может быть несколько нивелировано. Закавказье находится у границ России, имеет стратегическое значение — как с точки зрения прикрытия собственно российской территории, так и в качестве плацдарма для оказания влияния на исламский Большой Ближний Восток. Москва будет избегать и упреждать возможный локальный вооруженный конфликт между Азербайджаном и Арменией.

При этом все понимают, что урегулирование нагорно-карабахского конфликта на взаимовыгодной компромиссной основе резко изменит политический ландшафт региона в позитивную сторону. Поэтому на данном этапе важно упредить возможные контрдействия американцев через навязывание в любой форме кризисного сценария в Нагорном Карабахе. Тем более что он только внешне будет иметь «азербайджанские» или «армянские» характеристики, так как его станут проецировать на весь Большой Ближний Восток. Понимание этого фактора должно сближать Баку с Москвой, Тегераном, Анкарой и даже с Ереваном, а не разводить их по разные стороны баррикад. Тогда кому-то все же придется сжигать «старые мосты». Алиев начал это делать. Кто следующий?