21 декабря на итоговой пресс-конференции по результатам работы в 2018 году министр социальной политики Украины Андрей Рева заявил, что «по официальным данным государственной миграционной службы и государственной пограничной службы, на постоянной основе за пределами Украины работают 3 200 000 человек. Непостоянно — цифра колеблется от 7 до 9 миллионов человек». Рева — это тот, который публично заявлял, что украинцы много жрут и долго живут.

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Вот уж действительно, велик Кобзарь:

Доборолась Україна

До самого краю.

Гірше ляха свої діти

Її розпинають.

И еще… Это могучее и бесконечно тоскливое стихотворение Тараса Шевченко называется «И мертвым, и живым, и нерожденным землякам моим В Украине И НЕ В Украине МОЕ дружеское послание».

К концу «тоталитарного советского режима» население Украины (пятая экономика Европы) составляло 51,8 миллиона человек. К концу 2018 года население суверенной и евроориентированной Украины (последняя страна Европы по всем позитивным рейтингам) составляет менее 42,2 миллиона (по данным Департамента по экономическим и социальным вопросам ООН). И при этом от десяти до двенадцати миллионов человек постоянно или временно работают за границей.

Украину, как и Россию, во все века «лишали населения». Считается, что в XIV—XVII веках с территории Украины и России в рабство было угнано около трех миллионов человек. Во всяком случае, в начале XVII века персидский шах Аббас II, принимая русских послов, выражал искренне удивление тем, что в государстве Российском еще оставались люди. А во время Великой Отечественной войны, в 1941—1944 годах, с украинской территории вывезли на работы в Германию, по самым скромным подсчетам, 2 033 639 человек (по данным Центрального государственного архива общественных объединений Украины).

Но тогда людоловам приходилось армии формировать. Ныне же из Украины высосано больше рабочей силы, чем за всю ее «цивилизованную» историю, более 10 миллионов, по признанию министерства социальной политики.

Южный вокзал в Киеве
Южный вокзал в Киеве
Artemka

Этот факт и эти цифры — не новость. Новостью является изменение сценария использования украинской рабочей силы и состава участников этого увлекательного сафари. Еще недавно основным функционалом гастарбайтеров (как и «заробитчане», этот термин в отношении украинских трудовых мигрантов унизительный, но правдивый) было строительство в России и сельское хозяйство в Польше. Социальной защиты и нормальных условий труда для них предусмотрено не было.

Использование украинской рабочей силы оказалось выгодным не только экономическим, но и политическим проектом. Польша (Центробанк) еще в январе 2018-го определила, что для стабильного развития экономики ей необходимо еще пять миллионов трудовых мигрантов. Но у поляков появились конкуренты.

Взять, например, Чехию. В 2017 году квота на прием украинских остарбайтеров составляла там 3 800 работников (при количестве свободных вакансий в 140 тысяч). В 2017-м Прага подняла квоту до 20 000 человек, а на 2019 год установила планку в 40 тысяч. Причем следует понимать, что количество работающих «вне квоты» кратно превышает установленные пределы. Чехи это тоже понимают, но особо не возражают. Потому что уже подсчитали, что последнее (до 40 000) повышение квоты увеличит общий доход государственного бюджета Чехии от трудоустройства заробитчан на 10 миллиардов крон. Это около 430 миллионов долларов.

Собственно, и весь «безвиз» для Украины был создан именно для этих целей. На западе Украины мне это объяснили просто: «Ограничение в 180 дней по безвизу — это просто испытательный срок. Человек приезжает, работает несколько месяцев. Хорошо работает — хозяин найдет способ организовать ему разрешение. Плохо — езжай домой». В таком же сценарии работают и остальные западные соседи Украины — Словакия, Венгрия, Румыния.

А «езжать» не хочется. Потому что нынешняя работа — это не «задницей кверху на клубнике», как было еще несколько лет назад. Украинских работников используют на разнообразных конвейерных линиях, обеспечивают сносным жильем, социальным пакетом и перспективами, пусть и на низшем уровне, но продвижения. А зарплата в той же Чехии, 125 крон или 5,5 долларов. В час! При сорокачасовой рабочей неделе — 220 долларов. Или 6 000 гривен. И это — низкоквалифицированным работникам. Специалистам платят больше: деревообработчикам (а на западе Украины их много) 1200 долларов не предел. В результате мебельные комбинаты в Закарпатье уже жалуются на катастрофическую нехватку рабочих.

Деревообрабатывающий цех
Деревообрабатывающий цех
Dolly442

Теперь к потребителям украинских гастарбайтеров присоединилась и Турция. В южных областях Украины сейчас вовсю торгуют услугой под названием «двухлетняя рабочая виза в Турции» (средневзвешенная цена 370 евро). Такая виза дает право на пребывание в стране с правом и даже предложение трудоустройства. Причем интересуют турецких работодателей уже не девочки в гостиницу или мальчики-официанты, а портовые работники и специалисты в транспортировке углеводородов (зарплата таких специалистов — до 2,5 тысяч евро). Теперь, наверно, в Одессе образуется катастрофическая нехватка докеров и моряков.

Отсюда два вывода.

Во-первых, украинская миграция превращается из вынужденного выезда «лишних людей Украины» в сознательное и запрограммированное соседними государствами высасывание высококвалифицированных украинских специалистов, от деревообработчиков до докеров. То есть не юристов и бухгалтеров, а конкретных, прикладных специалистов. А значит, перспективы украинской реиндустриализации, и без того крайне сомнительные, всё больше становятся утопией.

Во-вторых, если раньше гастарбайтеры существовали в режиме «заработал за рубежом — истратил дома, на Украине», то ныне явно наметилась тенденция к невозвратной трудовой миграции. То есть заробитчанин не возвращается к семье, а наоборот — пытается вытащить семью в страну своего пребывания. Они прекрасно понимают, что для выходцев с Украины в этих странах практически не работают социальные лифты. Влиться в польское (украинское, словацкое или иной страны Евросоюза) общество смогут разве что дети трудовых мигрантов. А украинцы — чадолюбивые родители. Следовательно — семья не вернется. Ну и стоит ли удивляться, что за время написания этих строк численность населения Украины сократилась на 334 человека (опять-таки по данным Департамента по экономическим и социальным вопросам ООН).

Украинская власть не против этого государственно-суицидального процесса. Ведь сейчас никто не знает количества украинского населения, а значит — и количества граждан и избирателей. Заробитчанин уезжает по заграничному паспорту, а общегражданский оставляет дома. Этот «общегражданский» и может быть использован во время любого голосования на выборах. Но сделать это может только тот, в чьих руках избирательные комиссии и реестр избирателей. Сейчас это — административная вертикаль президента Порошенко. Ему и пользоваться…

Киев