Те, кто боготворит советскую систему образования, и те, кому она поперёк горла, никогда не договорятся. По тем же причинам, по которым у нас в стране никогда не создастся объединенная правая партия, а левые никогда не соединятся в единую мощную организацию.

Конституция РФ
Конституция РФ
Татьяна Раджабова © ИА Красная Весна

Однако в новейшей истории отечественной системы просвещения есть эпизод, объединивший абсолютных антагонистов по исключительно серьезному, фундаментальнейшему вопросу. Об этом событии никто никогда не вспоминает, а если и вспоминает, то не комментирует. Потому что эта история, произошедшая на последнем Всесоюзном съезде работников народного образования, случилась незадолго до развала СССР. Ровно тридцать лет назад. Последующие события её затушевали.

Съезд был наэлектризован уже капитально взбудораженным обществом и радикально разделил делегатов на непримиримые группы. Когда приходилось голосовать, то — возникало такое ощущение — скрупулезно учитывалось не число поднятых рук, а даже количество пальцев на руках. Так принципиальны оказались новации и различия в их оценке, так тщательно считался и таким весомым был каждый голос.

И вдруг — абсолютное единогласие. Те, кто за обновление школы и те, кто категорически против, сошлись в идейном единстве в отношении одного пункта своего будущего решения — о необязательности для всех среднего образования. То есть то, к чему вело всё историческое цивилизационное развитие и что было достигнуто не только в СССР, но и в других не менее развитых странах мира, по мнению инженеров человеческих душ, должно быть выпущено на самотёк.

Вопреки тому, что в советской Конституции продолжала существовать запись об обязательности среднего образования, делегаты решили снять со школы обязанность давать образование всем без исключения. Полемика сохранялась только в отношении формулировок. Она закончилась так: дали самим школьникам право на самоопределение вплоть до отделения самих себя от школы. За государством сохранилась обязанность обеспечить всеобщее среднее бесплатное образование, только если школьник решил воспользоваться этой возможностью.

Школа
Школа
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Неведомо: знали ли об этом всеобщем учительском решении разработчики новой российской Конституции в 1992—1993 годах или нет. Во всяком случае соответствующая статья предпроекта Основного закона, выпущенного в свет для публичного обсуждения, оказалась еще более радикальной. Цитирую: «Обеспечение условий для образования — публичный долг и обязанность государства. Условия и порядок образования и деятельность государственных, муниципальных, частных школ и иных учебных заведений определяются законом. Среднее школьное и профессиональное образование субсидируется государством и может быть получено любым гражданином бесплатно». Никакой образовательной обязательности вообще.

К Конституционному совещанию под председательством президента Б. Ельцина статья 41 проекта Конституции изменилась. Её новая редакция получила следующие формулировки:

  • Каждый имеет право на образование и выбор форм его получения.
  • Гарантируются общедоступность и бесплатность государственного дошкольного, начального общего, основного общего, среднего общего и среднего специального образования.

Этот текст продержался довольно долго, но не стал окончательным. На состоявшемся заседании группы представителей федеральных органов государственной власти по доработке проекта Конституции Российской Федерации (таково официальное название редакционной группы), когда уже ничего не предвещало никаких неожиданностей, слово взял В. Кинелев, председатель комитета по высшей школе Российской Федерации. Он предложил не рассматривать какие-либо дополнения к статье про образование, «ибо они никоим образом не исправят эту статью, а вернуться к рассмотрению тех предложений, которые полностью изменяют редакцию этой статьи». И дальше: «У меня такое предложение. Мы подготовили и передали в комиссию по доработке вариант предложения от нашего комитета».

Т. Морщакова обронила реплику, чтобы, видимо, все поняли, о каком нововведении пойдёт речь: основное общее образование обязательно.

Председательствующий: «Понимаете? Так? Спасибо», ‑ и перешёл к следующей статье.

Таким незамысловатым образом Конституция Российской Федерации лишила своих граждан всеобщего обязательного среднего образования и продолжает сохранять эту норму в неизменном виде вот уже 25 лет.

Школа
Школа
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Утвердившийся либерально-демагогический подход к праву граждан на образование не сразу обернулся колоссальными негативными последствиями и сегрегацией молодежи по образовательному цензу.

О. Смолин, авторитетный деятель народного образования, в 2007 году привёл такие цифры, как он сказал, из доклада министра на коллегии в правительстве России: 15 процентов детей не получают полного среднего образования. Согласно данным Генеральной прокуратуры, это примерно один миллион девятьсот тысяч детей. Согласно данным правозащитных организаций, которые сравнили два официальных доклада (подчёркиваю, что здесь два показателя: один — о количестве детей такого-то возраста, а другой — о количестве детей, посещающих учебные заведения), — более чем два миллиона триста тысяч человек.

Эти цифры правительство не подтвердило, но признало: отсутствие образования у наших молодых людей имеет негативные социально-экономические последствия. Ограничено профессиональное самоопределение и есть сложности с трудоустройством. На рынке труда складывается дефицит кадров, имеющих необходимое образование и уровень квалификации. Безусловно, это способствует формированию группы незанятой молодёжи, созданию условий для распространения социально вредных явлений и провоцирует рост количества правонарушений, совершаемых несовершеннолетними.

Москва, Республика Саха (Якутия), Республика Алтай и другие самочинным образом ввели норму об обязательном среднем образовании. Руководитель Республики Алтай обратился в Конституционный суд о правомерности её введения субъектами Российской Федерации. Конституционный суд признал ситуацию не противоречащей Конституции российской, поскольку её отсутствие приводит к ограничению права граждан на образование, в том числе в виде имеющих место прецедентов необоснованного отказа в приёме на обучение на третью ступень общего образования лиц, имеющих основное общее образование.

В. Путин принял решение и поручил разработать и внести в Госдуму проект закона, конституирующий полное среднее образование молодежи как обязательное.

Что тут началось!

Медиа наполнились гневом, принявшись защищать Конституцию от В. Путина.

Владимир Путин и Ярослав Кузьминов
Владимир Путин и Ярослав Кузьминов
Kremlin.ru

Комиссия Общественной палаты Российской Федерации по вопросам интеллектуального потенциала нации направила в Госдуму свои возражения против введения обязательного среднего образования. Председатель комиссии ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов тогда посчитал, что законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты РФ» (в части установления обязательности общего образования) — ни много, ни мало — ущемляет конституционные права учащихся. Он заявил, что само название закона «говорит об обязанности ученика получать полное среднее образование, что не предусмотрено Конституцией и является ущемлением прав и свобод гражданина. Тем более что гражданин несовершеннолетний, и привлечь его к ответственности за невыполнение закона нельзя». Это заявление цитировали многие СМИ.

Видные члены Совета Федерации солидаризировались с такой точкой зрения. После получения базового образования школьники должны иметь право выбора — либо продолжать учебу в школе, либо получать специальность и идти работать, посчитал тогдашний председатель комитета Совета Федерации по социальной политике. Но демагогический аргумент о право выбора тут же сменился на тот, который был ближе к чиновной дури: «Есть дети, которые не могут учиться в школе 11 лет в силу своих умственных способностей либо финансовых возможностей: это дети из детских домов, колоний, асоциальных либо малообеспеченных семей».

Бывший председатель комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии публично считал, что введение обязательного полного среднего образования потребует изменений Конституции, хотя это была квазипроцедурная отмазка. На самом деле парламентарий опирался на мнение «российских педагогов», согласно которому далеко не каждый школьник готов отучиться 11 классов. Председатель комитета Совета Федерации по делам федерации и региональной политике был еще решительнее: против введения в России обязательного среднего образования и всё тут. Люди различаются по способностям. Кому надо, тот продолжает учиться дальше, а у некоторых просто не идет учеба.

Ни в правительстве, ни в Минпросе инициатива В. Путина особого энтузиазма не вызвала, если судить по аморфному докладу представителя высшего исполнительного органа при представлении законопроекта в Государственной думе. Отвечая на вопрос депутата о том, почему так затянули с внесением проекта, ответ оказался казенный — требовалось накопить «определённый опыт знаний и компетенции в этой сфере». И вообще — лучше поздно, чем никогда.

В отличие от людей, оказавшихся в составе членов Совета Федерации и Минпроса, депутаты Государственной думы поддержали В. Путина. Закон был принят.

И хотя Конституция осталась неизменной, справедливость восторжествовала. Конституция исправлена, но ничего в ней не поменялось.