Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Три потрясающие новости пришли из США. Первые два связаны с распоряжением президента США Дональда Трампа о выводе войск из Сирии и Афганистана. Третья — отставка министра обороны США Джеймса Мэттиса, очевидно, связанная с предыдущими. Белый дом перестраивает тактику своих действий в Сирии и в Афганистане, и, возможно, в будущем изменится стратегия. С этим и выразил свое несогласие Мэттис, подав в отставку. The New York Times, впрочем, добавляет к разногласиям между президентом и министром обороны еще расхождение по вопросу ядерной сделки с Ираном.

Но сначала о Сирии и Афганистане. Внешне может показаться, что ситуация в этих странах имеет некоторые общие характеристики. Признаком того можно считать то, что две страны оказывались в сетях многолетней большой геополитической стратегии США на Ближнем Востоке. Но налицо и разница. В Сирии война идет чуть более пяти лет. Афганистан по большому счету (с некоторыми перерывами) воюет десятилетия. Сирия — светское государство. Афганистану, похоже, это не грозит. Когда там находился советский «ограниченный контингент войск», была предпринята безуспешная попытка превратить Афганистан в «социалистическое государство». У США есть неудачный «капиталистический проект». Когда в Сирии заявило о себе ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) это означало, что страну «подтягивают» к уровню афганского средневековья. Тем не менее общим лозунгом для Вашингтона и их союзников в отношении Афганистана и Сирии являлся «борьба» с международным терроризмом.

Американские солдаты в Афганистане
Американские солдаты в Афганистане
(сс) DVIDSHUB

Но в Сирии врагом объявлялся президент Башар Асад, ставка делалась и делается на оппозиционные силы. В Афганистане американцы поддерживают существующий режим. Это важный момент. США из Сирии выводят свою группировку численностью чуть больше двух тысяч человек, объявив о победе над ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), и зачищают «сирийское поле». Из Афганистана будут выведены до семи тысяч американских военнослужащих, что составляет около половины от общей численности контингента на территории этой страны. В Сирии значительная часть страны находится под контролем Дамаска, и сейчас в повестке дня стоит проблема активизации политико-дипломатических усилий по урегулированию конфликта. В Афганистане все иначе. Выступая на ежегодной большой пресс-конференции, президент России Владимир Путин говорил следующее:

«Официальное правительство в Кабуле какое количество территорий контролирует в стране? Вряд ли больше одной трети, если уж быть откровенными, правильно? Выборы проходят, результаты выборов подсчитываются месяцами. Это разве нормально?»

При этом Путин отметил необходимость «открытых и публичных переговоров с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и с другими сторонами политического процесса в самом Афганистане». Объективности ради отметим, что США время от времени вступают в переговоры с «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Сообщается, что очередной раунд состоится в Саудовской Аравии, причем без участия официального Кабула. Возможно, следует ожидать каких-то подвижек в связи с заявленным выводом части американских войск из Афганистана. Одним словом, как пишет The Wall Street Journal, Вашингтон предпринимает серьезный разворот в своей политике на Ближнем Востоке, а Трамп начинает смешивать карты как своим союзникам, так и оппонентам, полагающим, что таким образом президент может «осуществить драматический сдвиг в подходе к действиям в горячих точках мира и даже в отношении Ирана без согласования с членами своей команды». В связи с этим сейчас в американских и вообще в западных изданиях появляется множество противоречивых комментариев и суждений в этом отношении.

Террористы
Террористы
(cc) bluuurgh

Но не будем спешить делать преждевременные выводы, ведь резкое изменение американского курса требует серьезного осмысления и анализа. Reuters заявляет, со ссылкой на представителя американской администрации, что на вывод войск уйдет от 60 до 100 дней. Как нам представляется, дней очень непростых. За закрытыми дверями Пентагон предпринимает попытки убедить Трампа согласиться на контролируемый и постепенный вывод войск, чтобы это не напоминало внешне «бегство» и «сдачу союзников, например курдов в Сирии». Кстати, президент США заранее сообщил турецкому коллеге Реджепу Тайипу Эрдогану о своем решении. Анкара позитивно восприняло это и отменила намеченное наступление в зону восточнее Евфрата, хотя эксперты не исключают, что американцы оставили там для турок некоторые «геополитические закладки». В свою очередь МИД России заявил, что «решение о выводе американских войск из Сирии создает перспективы для политического урегулирования конфликта в этой стране».

Но главные события еще впереди. Следующие несколько дней или недель покажут, что последует за решением Трампа также на важном иранском направлении, ведь еще совсем недавно Вашингтон планировал использовать Сирию в качестве плацдарма против Тегерана. И это на фоне того, что вывод американского военного контингента однозначно усилит позиции Турции, Ирана и в том числе России в регионе. Однако выстраивать полный контекст для понимания того, перерастет ли тактика Трампа в этом регионе в устойчивую новую стратегию и кто окажется готовым ее принять, пока еще рано.

Читайте развитие сюжета: Про Афганистан и войну, сдержавшую нашествие хаоса