Брексит погружается в хаос. Европейский союз распадается на северные, южные, восточные и западные племена. Дошло до того, что франко-германский союз, занимающий центральное положение в европейском проекте, также может развалиться, пишет Марк Леонард в статье для издания Project Syndicate.

Аннегрет Крамп-Карренбауэр
Аннегрет Крамп-Карренбауэр
(cc) Sandro Halank

Читайте также: Atlantic Council: к каким последствиям приведет вывод войск США из Сирии?

В мае 2017 года, когда канцлер Германии Ангела Меркель и недавно избранный президент Франции Эммануэль Макрон впервые встретились, многие возлагали большие надежды на эту встречу. От Макрона ждали эффективных реформ. Меркель была на пике своей власти на международной арене, после того как ее признали новым «лидером свободного мира» вместо президента США Дональда Трампа. Восемнадцать месяцев спустя все изменилось. Теперь Меркель передала руководство Христианско-демократическим союзом Германии Аннегрет Крамп-Карренбауэр, заявив, что покинет пост канцлера после завершения своего срока. Макрон всеми силами пытается не захлебнуться в бушующем море протеста «желтых жилетом».

Аннегрет Крамп-Карренбауэр
Аннегрет Крамп-Карренбауэр
(cc) Sandro Halank

Учитывая то, что позиции обоих политических лидеров ослабли, это может сказаться и на перспективах франко-германских отношений. Макрон возлагал большие надежды на лидерство Меркель на европейском уровне, однако внутриполитические позиции Меркель пошатнулись. После федеральных выборов в Германии в сентябре 2017 года Меркель пришлось бороться в течение шести месяцев, чтобы сформировать новое правительство. Она не хотела формировать правительство меньшинства, а оставшиеся оппозиционные партии не особо стремились заключать с ней союз.

Однако более серьезный удар по позициям Меркель пришел со стороны Христианско-социального союза в Баварии (ХСС). Союзники Меркель подвергли критике ее решение по беженцам, которое она приняла в 2015 году, и даже подружились с некоторыми из ее заклятых врагов, включая премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, канцлера Австрии Себастьяна Курца и вице-премьер и министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини. Эти популисты и их союзники из ХСС использовали проблемы в сфере миграции для удара по позициям Меркель.

Маттео Сальвини
Маттео Сальвини
Иван Шилов © ИА REGNUM

Что касается Макрона, то с момента прихода к власти он заключил новую грандиозную сделку с Германией. В обмен на то, что Франция наконец возьмет под контроль свои финансовые вопросы, а также реформирует государственный сектор и рынок труда, Германия поддержит предложения Макрона по углублению интеграции в ЕС, включая создание совместного бюджета еврозоны, министерства финансов ЕС и принятие более унифицированной внешней и оборонной политики.

Несмотря на то, что Меркель недавно согласилась с идеей создания совместного бюджета, многие во Франции считают, что Макрона все же обманули. В начале своего президентства он ввел ряд непопулярных мер, снизив налог на богатство и сократив социальные пособия. Совсем недавно он объявил о необходимости повышения экологического налога, чтобы в 2018 году сохранить уровень дефицита ниже 3% ВВП. Однако это привело к протестам «желтых жилетов».

В ответ Германия практически ничего не предложила Макрону. Это привело к замедлению процесса создания банковского союза. Германия лишь на словах поддержала идею совместного бюджета ЕС. Даже в отношении оборонной политики Германия оказала сопротивление, выступив против предложения Макрона в отношении Европейской инициативы по вмешательству.

В следующие несколько месяцев почти наверняка Макрон столкнется с еще большим разочарованием, возможно, даже с крахом франко-германских отношений. На недавнем саммите министров финансов ЕС Германия нанесла еще один удар по Макрону, заняв менее определенную позицию в отношении нового налога для крупных международных технологических компаний, таких как Google и Facebook. Несмотря на то, что предложение о введении нового налога для Google и Facebook получило широкую поддержку, в Берлине опасаются, что США могут нанести ответный удар по немецкой автомобильной промышленности.

Более того, сохраняется вероятность того, что Бундесвер заменит свои устаревшие истребители «Торнадо» американскими F-35, отказавшись от европейского аналога. Поскольку в немецких ВВС уже дали понять, что предпочли бы остановить свой выбор на F-35, в Airbus предупредили о том, что как только Германия перейдет на F-35, сотрудничество с Францией по вопросам, связанным с боевыми реактивными самолетами, тут же прекратится.

F-35 reg
F-35 reg

Отношения между Францией и Германией начинают ослабевать в момент, когда антиевропейские силы укрепляют свои позиции. В преддверии майских выборов в Европейский парламент Орбан и Сальвини активно работают над созданием популистской федерации. Их цель состоит в том, чтобы занять не менее трети мест в Европейском парламенте и заблокировать меньшинство в Совете Европы.

Читайте также: Foreign Policy: Дни Мэттиса на должности главы Пентагона сочтены

Основными противниками евроскептиков остаются Макрон и Меркель. Проблема заключается в том, что французские и немецкие избиратели могут не поддержать их реформы еврозоны. Многие граждане ФРГ считают Меркель слишком проевропейской. Что касается Макрона, то он является, возможно, самым проевропейским президентом Франции за последние несколько десятилетий. Однако Макрон в конечном итоге может оказаться в ситуации, когда бюджетные правила ЕС встанут на пути его внутренних реформ.

Виктор Орбан
Виктор Орбан
Иван Шилов © ИА REGNUM

Основная опасность заключается в том что Макрон и Меркель могут начать подпевать Сальвини и Орбану. Президент Франции и канцлер Германии не должны попасться в эту ловушку, они должны найти способ укрепить политический центр, пока не стало слишком поздно.