В отличие от украинских раскольников, обжалующих акт передачи Киевской митрополии Московскому патриархату (5 июня 1686 года), их подражатели белорусского происхождения почти не имеют предлогов, которые можно оспорить. Исключение составляет приглашение в 992 году князем Изяславом Полоцким византийцев, основавших полоцкую епископскую кафедру, однако самостоятельность удельного княжества и основанной при нем церкви была утрачена после присоединения к Великому Княжеству Литовскому (14-й век).

Христос Пантократор. Фрагмент
Христос Пантократор. Фрагмент

Первые попытки создать Белорусскую православную автокефальную церковь (БАПЦ) предпринимались после Гражданской войны (1920-е годы), тем не менее отрицательное отношение советского руководства к деятельности раскольнического объединения привело в 1938 году к его полной ликвидации. Непосредственное формирование БАПЦ связывают с периодом оккупации Белоруссии гитлеровской Германией, когда идея об автокефалии навязывалась нацистскими идеологами. После освобождения БССР эмигрировавшие вместе с гитлеровцами местные коллаборационисты продолжили свою деятельность за рубежом, выступая за отделение белорусской церкви от русского православия.

5 июня 1948 года в городе Констанц (ФРГ) был проведен собор, объявивший о создании БАПЦ. На сегодняшний день «белорусская автокефалия» остается номинальным проектом, существующим главным образом за счет поддержки политических элит Запада. Из шести приходов, находящихся в США, Канаде, Австралии и Великобритании, сегодня действуют только два: приход в Манчестере (Великобритания) и кафедральный собор Св. Кирилла Туровского в Нью-Йорке (США), где расположена резиденция «предстоятеля». Наиболее заметными фигурами БАПЦ за рубежом считаются Святослав Логин, глава раскольничьего сообщества, и его заместитель Серафим Чикита. Оба проживают в Нью-Йорке.

На территории самой Белоруссии БАПЦ официально не зарегистрирована и имеет только один приход Св. Евфросинии Полоцкой в Минске. Богослужения обычно организуются в офисах оппозиционных политических партий «БНФ» и «Консервативно-Христианской партии БНФ» (обе курирует эмигрировавший в США белорусский политик Зенон Позняк). Из «священников-раскольников» в Белоруссии сегодня СМИ называют только «протоиерея» Леонида Акаловича и «иеромонаха» Виктора (Викентия) Ковалькова, которые в основном занимаются политической деятельностью.

Церковь Св. Евфросинии Полоцкой в Минске
Церковь Св. Евфросинии Полоцкой в Минске
Hrambel.by

После начала церковного кризиса на Украине в оппозиционных СМИ Белоруссии участились публикации, касающиеся истоков белорусского православия, которые, как правило, сопровождают «нужные» комментарии зарубежных историков, участников БАПЦ и лояльных к белорусскому раскольничеству представителей канонических церквей. Причем среди последних присутствуют и служители РПЦ. Наглядным примером является пресс-секретарь Белорусского экзархата РПЦ Сергей Лепин.

Окончив в 2013 году Варшавскую православную духовную семинарию, священнослужитель несколько лет является активным пользователем социальных сетей, где позволяет себе публиковать записи весьма провокационного содержания. Например, одной из тем, которую поднимает протоиерей Лепин, является возрождение Великого Княжества Литовского (ВКЛ), в которое, по мнению священнослужителя, необходимо включить территории Литвы, Белоруссии и некоторые российские области. Вспоминая, что православие в ВКЛ всегда держалось отдельно от Московского патриархата, нетрудно предположить, что идея обособления церкви в публикациях Лепина понимается как само собой разумеющийся процесс.

Многим читателям, интересующимся внутриполитическими процессами в Белоруссии, Сергей Лепин запомнился участием в оппозиционном митинге, посвященном 100-летию образования Белорусской Народной Республики. В ходе протестной акции (25 марта 2018 г.) протоиерей выступил перед собравшейся публикой, заявив, что 100 лет назад стремившиеся к отделению Белоруссии от Советской России местные коллаборационисты «боролись против оккупантов». Примечательно, имея биографию, которой может позавидовать иностранный агент, Лепин остается одним из первых лиц, представляющих русское православие в Белоруссии. Что, согласитесь, не может не вызывать некоторых вопросов.

Продолжим обзор ситуации в Белоруссии. Священнослужители, продвигающие доктрины раскольничества, являются не единственным проявлением пропаганды вероотступничества. Среди других инструментов следует выделить тиражирование специализированной литературы, организацию зарубежных туров, где участников знакомят с жизнью белорусской диаспоры, проведение дискуссионных площадок, затрагивающих тему раскольничества. Например, раз в четыре года в Минске проходит «Съезд белорусов мира» с участием прозападных НПО, представителей диаспоры и религиозных деятелей. Интересно, что на последнем (седьмом) форуме (15−16 июля 2017 г.) присутствовали некоторые члены правительства республики.

Итак, в сухом остатке имеем, что продвижение раскольнических доктрин осуществляется через влияние на диаспоры за рубежом, а также посредством информационной работы с общественностью Белоруссии, преимущественно с ее оппозиционной публикой. Тем не менее попытки спровоцировать в Белоруссии «нужные» обсуждения и работа нескольких церковных приходов за рубежом не соответствуют тому уровню, который позволил бы констатировать высокие риски раскола православия в государстве.

Несмотря на то, что представители БАПЦ активно обращаются в своих интервью к опыту Украины, говорить, что сегодня раскольничество в Белоруссии находится на начальном этапе повторения судьбы «украинской автокефалии», все-таки преждевременно. Нельзя забывать, что итог кризисных процессов в православии Украины стал результатом нескольких десятилетий (формирование приходов УАПЦ на Украине началось с 1989 года), и белорусский проект независимости на его фоне находится в предзародышевом состоянии, которое может продлиться не одно десятилетие.

Юрий Рыжий
Юрий Рыжий
Anti-raskol.ru

Нельзя не отметить, на завершающихся этапах перестройки и после распада СССР белорусские раскольники имели способности для реализации своих планов, однако в силу целого ряда причин не смогли их развить. В 1993 году «архиепископ» БАПЦ в США Юрий Рыжий (в настоящее время практически не участвует в деятельности БАПЦ) посетил первый «Съезд белорусов мира», после чего совершил миссионерскую поездку по Белоруссии, где пытался установить связь с лояльными к белорусской автокефалии служителями канонической церкви. На следующий год Юрий Рыжий организовал создание приходских общин: к середине 90-х в окрестностях Минска были открыты три прихода БАПЦ, какое-то время под юрисдикцией «белорусской автокефалии» находился приход имени святителя Кирилла Туровского (г. Слоним) и приход имени святого великомученика Пантелеймона (г. Лида). Отмечается, что ключевую роль сыграла готовность Юрия Рыжего к контактам с имевшими нарекания представителями Белорусского экзархата, которые переходили под влияние БАПЦ вместе со своими приходами.

После 1997 года активность раскольнического объединения пошла на спад. Снижение кредита доверия со стороны последователей началось после назначения Юрием Рыжим «епископом» БАПЦ в Белоруссии Петра Гущи (сейчас скрывается за границей), который через несколько месяцев оказался в центре скандала по обвинению в растлении малолетних. Помимо истории со «священником-уголовником», были другие инциденты, отпугнувшие от БАПЦ верующих. Неудавшиеся начинания раскольники объясняют вмешательством государственной власти, которая, как они неоднократно подчеркивали, «скомпрометировала идею возрождения Белорусской Автокефальной Православной Церкви».

Очевидно, политический фактор действительно сыграл весомую роль. В конце концов, нельзя забывать, что украинская и белорусская автокефалии не являются признанной частью православного мира, и, по своей сути, это политические проекты, цель которых — ослабить культурно-исторические связи славянских народов. Пример Петра Порошенко, активизировавшего процесс автокефалии и участвовавшего в недавнем объединительном соборе, это наглядно доказывает.

В добавление к сказанному, несмотря на тесные союзнические отношения с Москвой, представленные в материале факты свидетельствуют, что официальный Минск, отказываясь регистрировать БАПЦ, тем самым демонстрируя ей свою официальную «неприветливость», все-таки на некоторые вещи закрывает глаза и даже идет на определенные компромиссы. С одной стороны, подобные послабления сохраняют БАПЦ в «предзародышевом» состоянии, но в то же время создают необходимые предпосылки, которые, в случае перестраивания Белоруссии на западный политический курс, позволяют в сжатые сроки добиться серьезных результатов в процессе церковного передела.