На этой неделе 31-й флот Народно-освободительной армии Китая покинул город Чжаньцзян для перехода в Аденский залив и воды у побережья Сомали в западной части Индийского океана для «сопровождения гражданских судов», согласно сообщению Синьхуа.

Китайский корабль
Китайский корабль
Цитата из к/ф «Операция в Красном море», реж. Данте Лам. 2018. Гонконг, Китай

Контингент флота НОАК, отправившийся в Аденский залив, состоит из десантного судна, ракетного фрегата и корабля снабжения, на которых находятся 700 военнослужащих — морских пехотинцев и экипажей, обслуживающих суда.

«За последние 10 лет военно-морской флот Китая … сопровождал [в африканских водах] 6595 судов и успешно спас более чем 70 китайских и иностранных кораблей», — отметило в своем сообщении агентство Синьхуа .

В последние годы Китай подчеркивает свою роль в борьбе с пиратством в восточной части Индийского океана и Аденском заливе. В качестве доказательства растущей экспедиционной активности военно-морского флота Китая, ВМФ НОАК переходит от своей прежней роли военно-морского флота береговой обороны к новой стратегии флота глобального океана. Ключевая роль в этой стратегии отводится африканским акваториям.

ИА REGNUM подробно рассказывало, что свой первый военный объект за рубежом Китай обосновал в Африке — в Джибути, воспользовавшись стратегическим положением страны в районе Аденского залива и критического пролива Баб-эль-Мандеб, соединяющего этот водоем с Красным морем, морским путем к Суэцкому каналу.

«База материально-технической поддержки НОАК в Джибути создана для более эффективного выполнения международных обязательств, таких как сопровождение миссий в Аденском заливе и водах у сомалийского побережья, а также для оказания гуманитарной помощи», — отметил в ноябре пресс-конференции дасяо (старший полковник) Рен Гоцян, официальный представитель министерства обороны Китая.

«В будущем китайские военные будут продолжать отправлять корабли для регулярного сопровождения миссий в международных водах, что позволит в полной мере использовать возрастающую роль базы материально-технической поддержки НОАК в Джибути», — добавил он.

Китайский спецназ
Китайский спецназ
Цитата из к/ф «Операция в Красном море», реж. Данте Лам. 2018. Гонконг, Китай

Пока что речь идет о надводных кораблях сопровождения, однако Пентагон уже высказывает особое беспокойство лавинообразным ростом операций подводного флота НОАК в регионе Индийского океана. «Это подводное патрулирование демонстрирует растущую способность флота НОАК как блокировать ключевые морские коммуникационные линии, так и наращивать военные возможности Китая в Индийском океане», — отмечается в докладе министерства обороны США от 2018 года о военных возможностях и вооружении Китая.

Разумеется, такая мощная экспансия нуждается в сопровождении «мягкой силой». Ключевым элементом для этого выступает блокбастер «Операция «Красное море», выпущенный на экраны кинематографистами Китая в феврале. Фильм с бюджетом в $70 млн собрал только в первый уик-энд полмиллиарда долларов в США и более полумиллиарда по экранам других стран. Фильм сразу вышел на арабском, китайском и английском языках. «Операция «Красное море» режиссера Данте Лама знакомит аудиторию с новым флотом Поднебесной.

Помимо того, что «Операция «Красное море» является энергичным, профессионально снятым боевиком, она приоткрывает покров того, как Народно-освободительная армия Китая хочет управлять своим публичным имиджем во всём мире.

Сюжет блокбастера сводится к кризисному реагированию флота на ситуацию у побережья Африки. В сюжетной основе фильма лежат антипиратские операции флота НОАК и спасение китайских граждан из йеменского Адена во время гражданской войны — первые же кадры картины начинаются с атаки китайских коммандос на группу пиратов, которые захватили грузовое судно, а затем линия развития перерастает в гораздо более крупную операцию по спасению китайских заложников от террористов, связанных с Исламским государством (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Отсылки к узнаваемым голливудским фильмам очевидны: антипиратский пафос в начале возвращает зрителя к «Капитану Филлипсу» с Томом Хэнксом в главной роли, а рейд по спасению заложников мог бы быть смонтирован как часть «Падения Черного Ястреба». Общая направленность подобна той, что была в «Тринадцати часах» Майкла Бэя — режиссер не экономит на крови, расчленениях или других ужасных кадрах хроники боёв.

Разумеется, это не случайно. Вам нравится Том Хэнкс? Вы сопереживали героям из «Падения Черного Ястреба»? Теперь герои ходят в море под флагом НОАК — встречайте.

Спасение заложников
Спасение заложников
Цитата из к/ф «Операция в Красном море», реж. Данте Лам. 2018. Гонконг, Китай

С другой стороны, несколько лет назад китайский фильм в жанре милитари, прежде всего, стремился бы подчеркнуть контраст между американским и китайским отношением к африканцам. «Операция «Красное море» устроена проще и надежней с точки зрения зрительского восприятия. Блокбастер просто подчеркивает, что китайский флот может быть столь же смертоносным, как и американский.

По информации аналитиков кинорынка, фильм финансировался напрямую Народно-освободительной армией Китая, и нет сомнений, что НОАК знала, какой эффект она хотела бы достигнуть. Фильм великолепно снят, со множеством дорогих панорамных съемок и участием в кадре боевых кораблей и самолетов, которых хватило бы на целый военный флот большинства стран НАТО. Ориентировочная цена в 70 миллионов долларов кажется низкой, — но только если не учитывать прямое использование ресурсов армии и флота.

«Операция «Красное море» не повергает зрителя в размышления о том, что Китай может управлять международным сообществом как-то иначе, лучше, чем Соединенные Штаты. В нём почти ничего не говорится о США, — за исключением краткого эпизода, когда жертвы теракта ошибочно принимают китайских морских пехотинцев за американцев. Сигнал, отправляемый зрителю «Операцией «Красное море», прост и лишен излишних подробностей: китайские военные могут делать всё то, что делают военные Соединенных Штатов, и делать это так же эффективно, как и американцы.

Однако финальная сцена фильма весьма примечательна. Эскадрилья китайских кораблей в Южно-Китайском море перехватывает то, что намеком обозначается зрителю эскадрой американских кораблей, и голос за кадром повторяет предупреждение: «Вы входите в китайские воды!», и кадры истребителей J-15 «Летающая акула», стартовавших с авианосца «Ляонин», тонут в аплодисментах зрителей.

Читайте ранее в этом сюжете: Флот вторжения Китая готов

Читайте развитие сюжета: Индия приоткрывает России свои военно-морские базы