Схема имени Чубайса: бизнес с государством – и против общества!

Чубайс призывает бизнес и государство дружить, отпуская в адрес остального «общества» лишь обвинения в «инфантилизме» и неблагодарности. Что же тогда остаётся делать этому «обществу»? Особенно, если союз государства и бизнеса заключается против него…

Дмитрий Буянов, 21 декабря 2018, 13:40 — REGNUM  

Анатолий Чубайс в быстро ставшем скандальным выступлении на встрече «Общероссийского гражданского форума» в очередной раз доказал, что является образцовым выразителем того, что раньше называлось «интересами класса» — крупной буржуазии. Его дифирамбы рыночной экономике и нападки на «инфантильное», неблагодарное «общество» мы разбирали в прошлый раз. Теперь же перейдём к самому интересному — взаимоотношению «крупного бизнеса», государства и некоего «социального предпринимательства» (находящегося вне «общества»).

Читайте также: Чубайс: не нужно менять рынок на счастье

Может показаться, что на сцене разыгрывалась комедия абсурда: Чубайс, говорящий о государстве и крупном бизнесе как о чём-то совсем отдельном на «Общероссийском гражданском форуме»! Вопиющая «нестыковка», противоречие! Чубайс соединяет в своём лице чиновника (зампред, министр и т.д.), главу компании-монополиста (РАО ЕЭС) и начальника госкорпорации, ставшей ОАО (Роснано). Выступает он перед «форумом», оргкомитет которого состоит, как на подбор, из «общественников», входящих (или входивших) в комитеты и экспертные советы при Госдуме, министерствах, администрации президента и пр.: Людмила Алексеева, Елена Герасимова, Алексей Кудрин, Вячеслав Бахмин и т. д. и т. п.

Чтобы понять, как такое вообще возможно, о каком «бизнесе» и «государстве» здесь идёт речь, — нужно разобраться с тем, как при нынешнем капитализме происходит столь расхваленное Чубайсом «рыночное» «распределение». Для этого обратимся к сводному докладу о мировом неравенстве Oxfam (к слову, выросшему из Оксфордского комитета помощи голодающим — тем самым, которых спас бизнес) «reward work, not wealth» за 2017 год. «Оказывается», что в последние 30−40 лет во всём мире происходит стремительная концентрация капиталов и «отрыв» небольшого числа самых богатых людей от остального населения.

Так, в США доля богатейших 0,1% выросла с 7% в 1978 г до 22% в 2012 г. Даже в рамках отдельных корпораций разница между доходом рядового сотрудника и директора (CEO) составляет (по данным Bloomberg) в среднем для США — 300 раз, для Испании — 172 раза и т. д.

По некоторым расчетам (например, Дэвида Вудварда, представленным на конференции ООН по торговле и развитию в 2015 г), для того чтобы капитализм вывел всё население Земли за уровень нищеты $5 в день, при текущем уровне неравенства потребуется от 123 до 209 лет, причём мировое производство и потребление должно вырасти в 175 раз — что невозможно из-за ограниченности ресурсов. Если этот метод борьбы с голодом и нищетой, как утверждает Чубайс, безальтернативен — плохи же у нас дела!

Но как распределяется эта концентрация между государством и бизнесом? Oxfam приводит данные, по которым более трети богатства текущих миллиардеров получено по наследству; ещё около трети получено через монополизм и «кумовство» (родственные и коррупционные связи, прежде всего — в государстве). Отметим, что оставшаяся часть во многом опирается на нещадную эксплуатацию рабочих в других странах и эмигрантов: так, Международная конфедерация профсоюзов (ITUC) сообщает, что 50 крупнейших компаний мира в 2016 году обладали «скрытой» рабочей силой в 116 млн человек, работающих на «аутсорсинге», по контракту, в основном — в других, развивающихся странах. Естественно, совсем не в «цивилизованных» рабочих условиях. К тому же большинство «бизнесменов» уже сильно оторвалось от непосредственного управления предприятием: руководство отдано на откуп нанятым директорам и менеджерам, в то время как большую часть доходов получают держатели акций.

В любом случае Oxfam указывают на следующую тенденцию, характерную в особенности для «развивающихся» стран: основной рост капитала происходит в государственном и полугосударственном секторе. Вернее, государство сращивается с «частным» бизнесом и само становится суперкапиталистом. Вокруг него начинают «виться» крупные компании, через «кумовство» и коррупцию присоединяющиеся к этому «эпицентру» накопления богатств.

Знакомая ситуация, не так ли? Государство помогает деньгами «разоряющимся» банкам, выделяет дотации бизнесу; оно устраивает тендеры, на которых выигрывают «нужные» компании; оно то создаёт госкорпорации и берёт управление разорившимся бизнесом, в том числе создавая в отдельных сферах монополии, то проводит приватизации; при этом внутренний долг государства (перед бизнесом) растёт.

Основной капитал, конечно, концентрируется в руках государства (с учётом всех его вложений в «частные» компании и госкорпорации): ФАС в 2016 году сообщала, что государственный вклад в ВВП вырос с 35% в 2005 году до 70% в 2015 году. Но доходы идут явно не населению (как более-менее было при социализме): напротив, социальные обязательства государства сокращаются, а деньги идут на рекордные премии директорам Почты России, Газпрома и пр. и пр.

В то же время государство налаживает коммуникацию с оставшимся «за его пределами» бизнесом через «чубайсовских» общественников. С одной стороны, это «просто» советы предпринимателей при том или ином госучреждении: так, у проводящего реновацию чиновника мэра Москвы Собянина в советниках «на общественных началах» находится крупный предприниматель из стройкомплекса Леонид Казинец, также являющийся членом Совета при президенте РФ, членом правления Российского союза промышленников и предпринимателей и т. д. С другой стороны, это пресловутые «либералы"-правозащитники, ругающие СССР и оставшееся от него социальное государство и требующие введения более дикого капитализма ради «свободы».

Вспоминается классический политологический пример: приход к власти Луи Бонапарта во Франции в 1848 году. Бонапарта в президенты, а затем и в монархи продвигала крупная финансовая буржуазия, желавшая сосредоточить в своих руках (через исполнительную власть и «государственную» централизацию) всю власть в стране. Землевладельцы к тому моменту уже были в долговой зависимости от финансистов; промышленники же пытались оставаться в оппозиции (чубайсовское противостояние государство — бизнес), но они были а) слишком слабы, б) слишком напуганы социалистическими волнениями в «низах» (бизнес — общество). Защитить же промышленников от «низов» мог только сильный режим Бонапарта (государство — общество).

В результате «общество» было подавлено и разграблено совместными усилиями «крупного бизнеса» и «государства», слившихся в одно целое (под эгидой финансового капитала). Интересно, что большинство населения страны, крестьяне, тогда поддержали Бонапарта как «доброго царя» и защитника как от этого самого бизнеса, так и от революционных «потрясений». Правда, вскоре крестьяне сами оказались в долговой кабале у финансистов.

Что-то такое звучит и в словах Чубайса: общество — инфантильно и негодно, вне него (читай — «и против него») к объединению должны стремиться государство и крупный бизнес (в частности при помощи «общественников»). Причём государство должно сделать героем дня именно бизнесмена, стремящегося к прибыли. Да и поддерживать крупный бизнес, по определению самого же Чубайса, можно только в его стремлении к «бабкам» — ведь ни о чём больше он не думает!

А когда этот союз меча и орала установится — тогда запляшут лес и горы, окажутся побеждены нищета и голод, продолжительность жизни взлетит до 100 лет и вообще живые позавидуют мёртвым. Идея — не новая для истории; тем печальней, что заканчивалась она очень плохо именно для нас, для «общества», ныне со злостью слушающего откровения Чубайса…

Однако в чём-то он прав: общество действительно инфантильно. Оно не только не спешит идти на заклание к крупному бизнесу — но и свои собственные интересы отстаивать не может. Да, можно винить в этом государство, бизнес, Чубайса и самого чёрта — но проблему это не решит. Возможно, стоит прислушаться к чубайсовскому совету про «социальное предпринимательство», которое не про «бабки», а про то, «как людям сделать человеческую жизнь». Если эти структуры могут отстаивать интересы «бизнеса» перед лицом «государства» — то почему они не смогут отстаивать интересы «общества»? Почему у «общества» нет своих «Общероссийских (!) гражданских (!!!) форумов»?

Чубайс говорит, что претензии — не к бизнесу, а «на стороне общества». Так оно и есть: ведь бизнес отстаивает свои интересы, а вот «общество» — нет. Хочется ли вам петь дифирамбы приватизаторам и капиталистическим реформаторам, как того хочет господин Чубайс? Нет? Ну тогда — организуйтесь и прекращайте быть «инфантилами». Быть может, тогда мы сможем сами выбирать, с кем «сближаться» государству и кого ему превозносить.

Читайте ранее в этом сюжете: Чубайс: не нужно менять рынок на счастье

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail