Вчера Петр Порошенко разорвал договор о дружбе с Россией, действовавший с 1997 года. Ранее за отмену этого документа высказался Совет национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) во главе с «кровавым пастором» Турчиновым. Произошло это через две недели после украинской провокации в Керченском проливе, и связанные с ней документы Киевом засекречены. И еще один штрих к ситуации: неофициальный пресс-секретарь командования вооруженных сил ДНР Эдуард Басурин обнародовал разведданные, в соответствии с которыми ВСУ готовят даже не провокацию, а полноценное наступление на мариупольском направлении с целью выхода к границе с Россией, что привело бы к отсечению ДНР от Азовского моря.

Отто фон Бисмарк 1886
Отто фон Бисмарк 1886

Что происходит? Ряд тезисов, безусловно, дискуссионных.

Первое. Порошенко как «иностранный инвестор» (по крылатому выражению Владимира Путина) вообще-то против войны. Как любой инвестор, тем более вложивший средства в того, с кем его подталкивают воевать. Но его действительно подталкивают — снаружи и изнутри. Коллективному Западу, взбесившемуся настолько, что даже изначальный здравый смысл Дональда Трампа там угас, не развившись, нужно любой ценой столкнуть Россию и Украину между собой. Иначе зачем весь этот базар с революцией «достоинства», единственный смысл которой в разрыве с Россией.

Цитата из видео Таран у Керченского моста. Много мата, извините.
Цитата из видео Таран у Керченского моста. Много мата, извините.
Otvertka74

Когда говорят, что происходившее и происходящее в Киеве — за гранью здравого смысла, это верно, но вполне объяснимо. И свидетельствует только об одном. Западным хозяевам и их компрадорскому лобби очень нужно довести ситуацию до столкновения, чтобы пролитая кровь стояла между Москвой и Киевом десятилетиями, а лучше столетиями, и на этих противоречиях можно было бы долго и результативно играть. В экспертном сообществе нечасто, но иногда вспоминают о Бисмарке, который много чего наговорил противоречивого про Россию, но вот по этому вопросу высказался четко и недвусмысленно. Оторвать Украину от метрополии и с ней затем стравить — примерно так он сказал.

Еще реже наши эксперты вспоминают о том, откуда Бисмарк это взял. Между тем придумал он это не сам, а скопировал, перенеся на российскую почву ситуацию в США, где ради насаждения извне центробанка, чему препятствовали федеральные власти, страну специальными манипуляциями также поделили надвое и две половинки столкнули.

Отто фон Бисмарк 1886
Отто фон Бисмарк 1886

В отличие от досужих обывателей своего времени «железный канцлер» был в курсе того, откуда взялась сецессия американского Юга, и не «догадывался», а твердо знал, что если бы на роль южных штатов сгодились бы Канада, пусть и со стоящей за ней Англией, или Мексика, из-за спины которой торчали французские уши, то никакой необходимости в сецессии бы не было. Но они не сдюжили. Теперь этот проверенный «в деле» метод применяют на Украине. И это — внешний контур давления на Порошенко, и видно, что терпение заказчиков начинает иссякать.

Внутренний контур — это поголовное доминирование «ястребов» в украинском руководстве — от Турчинова и Парубия до Тимошенко и других конкурентов Порошенко. Войны они жаждут, чтобы свалить потом на Порошенко ответственность за нее, а также за легко прогнозируемое поражение. И на этой волне собираются предъявить претензии на власть и благосклонность западных хозяев. Это очень хорошо видно на примере крайне болезненной реакции украинского политикума на керченский инцидент. Военное положение этой когорте нужно для провоцирования эскалации противостояния с Москвой, но никак не для отмены президентских выборов, ибо конфронтация, в которой Порошенко «не жилец», прокладывает путь к его низвержению с «трона», а вот отмена выборов этот «трон», напротив, укрепляет.

«Национальные» интересы — не Украины, а этой русофобской клики во власти, даже они здесь побоку. Внешние цели подчинены внутренним: Порошенко нужно сковырнуть. Потому: да — военному положению, но нет — выборным игрищам с его использованием. Именно этим объясняется, что военное положение только на месяц. Поджечь бикфордов шнур, затем его погасить и обвинить Порошенко в том, что он — «за мир с агрессором», тем более что и так известно, что Порошенко воевать не хочет, ему у власти и без войны хорошо.

Порошенко военный reg
Порошенко военный reg

Второй тезис. Чем Порошенко мотивировал разрыв договора с Россией? Мотивировал он его «стратегией», тем, что это — только один из шагов, а остальные не заставят себя долго ждать, от автокефалии и томоса до принудительной украинизации, из-за которой у Киева проблемы не только с Москвой, но и с Европой, в частности, с Венгрией.

Между тем давно понятно, что стратегический вектор на Европу у Украины сдулся. Граждане и раньше им не бредили, а что касается элиты, то ей от ворот поворот скажет уже сама Европа. Там понимают, что Украина, на самом деле, часть «большой России», никуда от нее не денется, превратить ее в таран против Москвы тоже не получится, ибо поздно; для этого нужно было самим контролировать майдан, а не отдавать его на откуп американцам. Европа понимает, что Украина вернется в Россию, что никакой стратегии в заявлениях Порошенко нет, ибо он сам тоже понимает, что вернется, потому и сохраняет в России свой бизнес. И что максимум того, что Европа с этой ситуации снимет, это если ей вдруг удастся перехватить управление конфликтом у американцев и выдавить их из процесса.

Но поскольку выдавить американцев не получается и не получится, и они продолжают дирижировать поведением Киева, а война у границ Европейского союза с толпами беженцев, в отличие от США, Европе не нужна — ей Ближнего Востока хватает, то единственным рычагом для нее остается Минский процесс. Минск Европу интересует не ради Украины, а против США, ибо как признаются сами украинские дипломаты, повестку Контактной группе задает нормандский формат, и если он по тем или иным причинам буксует, то Европа теряет остатки инициативы, которую перехватывают США.

Именно это и произошло с заменой в Минске украинского спецпредставителя. Леонид Кучма это одно, а Евгений Марчук, по кличке в определенных кругах «падре Эуженио», — совсем другое. Это итог лоббистских усилий американцев, воспользовавшихся как раз пробуксовкой нормандского формата. Марчук себя проявил сразу, по сути, парализовав Контактную группу демагогией вокруг керченской провокации, которая ни к какому Донбассу и близко не относится. Американская агентура в действии: организовали эксцесс, а теперь стараются выжать из него максимум в информационной войне.

Евгений Марчук
Евгений Марчук
(сс) Sgt James M. Bowman

Третий тезис. Почему украинское наступление против ДНР наметилось именно на мариупольском направлении? Потому, что в условиях ослабления на Киев европейского влияния, усиливается американское. А американцам нужно не политическое решение, грубо говоря, не интеграция в Украину Донецка и Луганска. Американцам нужна война и максимальный хаос, с ней связанный. Мариуполь в этом плане для них хорош сразу с двух сторон: не «угрожает» победой ВСУ по «хорватскому» сценарию, ибо расположен далеко от узловых точек ЛДНР, но при этом закрывает уязвимый побережный тыл лишенных флота украинских сил.

Следовательно, керченская провокация — это прямой заказ США с тем, чтобы получить формальный повод надавить на Киев, дав ему команду «Вперед!» и пинка в зад под Мариуполем. Таскать каштаны из огня для американских «старших братьев», оплачивая их интересы собственной кровью.

Тезис четвертый, завершающий. Почему Порошенко, не желающий воевать, вдруг резко повелся на американские игры? С одной стороны, конечно, из-за ослабления нормандского формата и фактического выхода из игры Европы. Вот и не остается ему ничего, кроме того, чтобы вопреки провозглашенному европейскому вектору, прекращать кочевряжиться и встраиваться в фарватер США. С другой стороны — это очень тонкий момент: Порошенко понимает, что Европа на выборах его уже заранее слила, и ждать нечего, после поражения придется ударяться в бега, и «куды бечь», если бизнес в России, а сбежать в Россию почти невозможно без полного «разоружения перед партией» и ритуальных объятий в Ростове с Януковичем?

Виктор Янукович
Виктор Янукович
Иван Шилов © ИА REGNUM

Американцы же, предлагая с Россией повоевать, вольно или невольно протягивают ему соломинку. Военное положение на месяц? На месяц. Выборы не затрагивает? Нет, сам об этом клялся Верховной раде. Ну так клясться — клялся, а жизнь «может взять свое». И если даже не война, а просто военный инцидент, серьезный настолько, чтобы став прецедентом, приобрести политическую окраску — а обстановка наэлектризована, то в такой ситуации про месяц ограничений никто и не вспомнит, как миленькие проголосуют за что угодно, вплоть до бессрочного военного положения. И польется водичка на порошенковскую мельницу. А главное — никто ничего не возразит, чтобы не спалиться, и даже если кто рот откроет — тот сразу мигом уже не «патриот».

Иначе говоря, в условиях потери европейского влияния, да еще и интереса к украинской тематике, у Порошенко остается только один шанс. Воспользовавшись кознями американцев, повернуться к ним лицом, а к Европе задом и, наплевав на европейские страхи, подбросить ей рождественско-новогоднюю войнушку, после которой неважно, что проиграет на поле боя. Ибо главное — выиграть политический процесс, сохранив за собой вожделенный «трон». Именно таков, скорее всего, киевский расчет.

Пройдет он? Вряд ли. Потому, что, получив сдачи под Мариуполем, Порошенко не только получит повод ужесточить военное положение, но и, поставив под вопрос выборы, спровоцирует выход даже из нынешнего сугубо условного поля легитимности. То, за что единодушно голосуют в киевском центре, не факт, что понравится регионам, где в условиях военной конфронтации и весьма вероятных военных провалов прорвутся в публичную сферу давно назревшие оппозиционные настроения. Скажут: не будет выборов? Ну и что нам делать в таком «государстве»? «Ждать у моря погоды» и дальше терпеть эту сволочь?

ВСУ
ВСУ

Пресловутые «парады суверенитетов» начинаются не от военных поражений и даже не от народных лишений. Они начинаются с того, что «царь» кому-то вдруг покажется «ненастоящим», и эта мысль, еще вчера, казалось бы, абсурдная и маргинальная, сегодня начнет стремительно овладевать умами масс, а завтра станет для общественного мнения само собой разумеющейся константой. Исторический опыт подсказывает, что власть, во главе которой стоит «ненастоящий царь», долго не стоит даже в куда более благоприятных экономических и социальных условиях, чем те, что созданы сегодня на Украине.

И последнее. От какого момента идет «точка отсчета» этой ментальной трансформации украинской власти? Двух мнений быть не может — это церковный вопрос. Неслучайно ряд источников, раскрывать которые у автора оснований нет, в один голос тогда сказали, что заявки на автокефалию Порошенко в Москве не простят, ибо он перешел красную черту, нарушив все соблюдавшиеся до этого негласные «джентльменские» договоренности. И подписал себе этим приговор. «Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал».

Остается один, самый последний вопрос, на который нет ответа ни у кого. Неужели четыре года назад, когда Порошенко, сдирая шкуру, бился за президентское кресло, распихивая локтями конкурентов, он не видел неизбежности именно такого финала? Невозможно было увидеть? Ерунда! Кому надо — тот тогда этот финал усмотрел и отошел в сторону, предпочитая посидеть в созерцательной позе на берегу и посмотреть на проплывающие мимо трупы врагов. Ну, а кто не спрятался — кто ж тому тогда доктор?