Если конфликт между Россией и Украиной будет нарастать, то, безусловно, число попыток пересечь украинско-польскую границу в Подкарпатье усилилось бы. Об этом в интервью Super Nowości (Жешув) заявил директор Института исследований терроризма в Жешуве Томаш Бонк. По его словам, «миграция населения может быть серьезной. Помните, однако, что мы являемся членом НАТО, а концепция вооружения восточного фланга — это сообщение о том, что «мы страна бдительная, мы контролируем международную ситуацию». Вместе с тем эксперт считает, что напряженность между Украиной и Россией не сулит ничего хорошего. Потому что конфликт касается также США и НАТО. По его словам, американцы уже заявили, что хотели бы больше санкций против России, президент США Дональд Трамп сам признал, что если ситуация не улучшится, он может не встретиться с российским президентом Владимиром Путиным. Военное положение в Украине должно быть первым предупреждением польской безопасности, говорит Бонк, «мы должны активизировать деятельность наших служб и системы обороны». Но существует ли серьезная опасность? Директор Института исследования терроризма так не думает, поскольку объявление «военного положения в первую очередь направляет России сигнал о том, что Киев не потерпит инцидентов, которые произошли в Азовском море. Кроме того, это также попытка проверить обороноспособность Украины». А если Москва (гипотетически) захочет напасть на Польшу, смогут ли поляки защитить себя? Бонк отмечает: «В теории — потому что я не думаю, что международная ситуация привела бы к нападению Путина на Польшу — у России есть ряд способов. Солдаты не будут входить в Польшу, будут использоваться только кибератаки, авиация и ракеты. Однако следует помнить, что Россия не нуждается ни в территории Украины, ни Польши. В контексте Украины речь идет скорее об экономическом и политическом контроле. Россия хотела бы, чтобы страной руководил кто-то дружелюбный к Москве».

 Обзор польских СМИ
Обзор польских СМИ
Иван Шилов © ИА REGNUM
Польско-украинская граница
Польско-украинская граница
Ondřej Žváček

«Бывает так, что трудно выбрать тему, но самым симптоматичным событием последних дней является атака на украинские корабли, — пишет на страницах Dziennik Polski (Краков) Лилиана Соник. — Россияне обстреляли и захватили три украинских военных корабля, проплывающих через Керченский пролив из Одессы в украинский порт Мариуполь. Так получилось, что до этого инцидента я принимала участие в дебатах о Европейском союзе. Француз, учащийся в Варшаве и интересующийся мировыми проблемами, в какой-то момент выпалил: «Вы, поляки, одержимы Россией и по сути вы антирусские». Меня это не удивило, потому что молодой человек сказал то, что многие думают на Западе. Мы можем возмущаться, но это не изменит мнение, которое установлено Москвой годами. Вместо того, чтобы надуваться, нужно напоминать факты, потому что самым сильным союзником насилия является забвение. Это правда, что мы боимся России. Не потому, что антирусские, и, конечно, не потому, что мы трусы. Нет правила, которое бы осуждало Россию как нашего врага. Наоборот, в наших интересах Россия — процветающая и предсказуемая страна. Однако на данный момент предсказуемость Москвы ограничивается наихудшим. Сегодня «в Чечне преобладает мир». Какой ценой? «Спокойствие» превалирует также в Южной Осетии, абсорбированной Россией. А Крым? Кто все еще верит, что Крым вернется на Украину? Тактика Кремля неизменна: двигать пешками, проводить рокировки и твердо настаивать на том, что ничего плохого не происходит, а виноваты другие. Как писал Януш Шпотаньский, «черное белым называть надо, чтобы говорить с Западом. Их нужно убеждать мудро, что мир — это война, свинарник — родник, заключение — освобождение, и тому они будут рады». Запад будет возмущаться, принимать осуждающие резолюции и забывать. Если не попадетесь на очень упрямых людей». И далее: «Поражением России является решение сделать Украинскую православную церковь независимой от Московского патриархата. Как будто этого было недостаточно, так россияне становятся и беднее. И будет хуже, потому что Саудовская Аравия радикально снизила цены на нефть. Для Москвы это плохая новость. Всякий раз, когда в России происходит плохая ситуация, власть испускает импульс сверхдержавы и проблемы отступают на задний план, показывая, кто тут главный. Инцидент в Азовском море является частью милитаризации Крыма. Вскоре будет создана российская военная структура, сопоставимая с численностью армейского корпуса в Калининградской области и оснащенная ракетами «Искандер». Во время атаки на украинские корабли никто не был убит. Но когда-нибудь у кого-то не выдержат нервы и грянет кризис, который не смогут урегулировать с помощью осуждающей резолюции. А после каждого «инцидента» Украина становится слабее и менее стабильнее. И это все о Москве».

Ракетный комплекс «Искандер-М»
Ракетный комплекс «Искандер-М»
Иван Шилов © ИА REGNUM

Организации кресовяков и националистов протестуют против открытия во Вроцлавском университете мемориальной доски, посвященной выпускнику этого университета, униатскому митрополиту Андрею Шептицкому из Львова, сообщает Gazeta Wrocławska (Вроцлав). В основном в акциях участвуют члены Национально-радикального лагеря (ONR). Они скандируют: «Сегодня доска Шептицкого, завтра — Гитлеру». Активисты призывают прочитать о том, что делали бандеровцы, называя униатского митрополита «даже не просто противоречивой фигурой», а «однозначным злом». Члены ONR добавляют, что Шептицкий был врагом польского народа. «Он никогда не осуждал преступления украинских националистов против поляков. Когда католические польские митрополиты во Львове попросили его своим авторитетом воздействовать на бандеровцев, чтобы те прекратили свои преступления, митрополит обратился к украинцам с просьбой прекратить братоубийственные битвы среди украинских националистов. Он никогда не говорил, что убийство поляков — это грех. Он не запрещал своим священникам быть капелланами отрядов УПА (организация, деятельность которой запрещена в РФ)», — заявил изданию президент культурной ассоциации «Пейзажи» в Легнице Тадеуш Самборский.

Польские кладбища на Волыни часто являются последним осязаемым символом польской земли, напоминает Echo Dnia (Кельце), анонсируя конференцию, которую 6 декабря проводит филиал Института национальной памяти (IPN) в Кельце. Она посвящена памяти жертв преступлений, совершенных украинскими националистами в 1940-х годах. Гостем будет Яцек Бурый, организатор движения за восстановления памяти о забытых польских приходских кладбищах, расположенных на территории современной Украины. Участники движения в августе каждого года пытаются обновить избранный некрополь в течение двенадцати или около того дней. Помимо работ на польских кладбищах, активисты благоустраивают и украинские кладбища, расположенные в Польше. Издание отмечает, что восточные земли на протяжении веков составляли ядро польского государства. Несмотря на это, в украинских регионах сегодня едва ли можно увидеть следы поляков, живших там. Во время Волынского злодеяния украинские националисты не только физически истребляли польское население, но разграбили и уничтожили многие деревни, и ничего не осталось. «Большинство из более чем двух тысяч поселений на Волыни полностью разрушены, — добавляет Эдита Кренжолек из филиала IPN в Кельце. — Идея обустраивать польские могилы на Волыни имеет важное образовательное значение». В проекте участвуют люди всех возрастов: дети и их родители, молодежь и старики. К сожалению, большинство из этих мест памяти не похоже на сегодняшние кладбища в Польше, они находятся в очень плохом состоянии, зачастую даже не сразу поймешь, что имеешь дело с захоронением. Есть и еще один аспект — налаживание сотрудничества с украинскими жителями тех поселений, где есть польские некрополи. Первые контакты инициаторов акции показали, что украинское население готово участвовать в поддержании польских могил в надлежащем состоянии.

Крест в память о поляках — жертвах Волынской резни
Крест в память о поляках — жертвах Волынской резни
Ondřej Žváček

В Подляшье прошла научная конференция, посвященная вопросам языка, а также ситуации с украинским меньшинством, рассказывает Gazeta Współczesna (Белосток). Ее организовал Подляшский научный институт. Одним из самых интересных и эмоциональных докладов был за авторством Анджея Никиторовича, посвященный национально-этническим конфликтам в приграничье на примере жителей Подляшья. Эта тема очень интересна, поскольку на восточной окраине Польши все больше и больше возникает трений на почве национальных, этнических или религиозных проблем, которые могут отрицательно влиять на отношения между теми и иными группами. В основном с украинским, белорусским или православным меньшинствами. Докладчик сообщил, что в ситуации, когда члены меньшинства осознают свою идентичность и обособленность, это вызывает естественное сопротивление доминирующей группы. Никиторович все же добавил, что не может представить себе, чтобы враждебность и трения между отдельными национальными, этническими или религиозными группами могли трансформироваться в открытый конфликт. Однако этот тезис вызвал оживленную дискуссию. Другие выступающие затрагивали вопросы культурной самобытности, то есть каким образом можно кого-либо определить представителем польской, украинской или белорусской общины. Обсуждались вопросы местного диалекта и местной топонимики, а также литургического языка в храмах и языка, используемого православными Подляшья. Интересно, что проблемы идентичности обсуждаются на интернет-форумах и во время онлайн-опросов. Как подчеркивали исследователи, виртуальная реальность становится местом для дискуссий и обмена мнениями о национальности и идентичности. А также основой их создания и развития. Примером являются сайты, которые продвигают местный диалект и создают его грамматику. Ведь если такие языки, как украинский, белорусский, польский или русский, развивают грамматику на протяжении веков и подробно описаны, местные диалекты обычно бывают устными и не подпадающими под какие-либо правила. Часто различия в произношении отдельных слов видны даже на примере соседних деревень.

Подляшье
Подляшье
TUBS

Немецкое меньшинство столкнулось с языком вражды, сообщает Wochenblatt (Ополе). В то время, как в Польше праздновали столетие независимости, в Гливицком районе гражданин Польши немецкого происхождения стал жертвой ксенофобии и враждебного акта. Франц А. (имя изменено по его просьбе) обнаружил на воротах своего дома свастику. Полиция ведет расследование по двух направлениям: использование символов преступного режима и разжигание ненависти на национальной почве. Должны ли немцы в Польше пугаться? Немцы, как и другие национальные и этнические меньшинства, регулярно подвергаются нападениям в Польше. Это правда, что в последние годы не было активного насилия в отношении представителей немецкого меньшинства, какое случилось в 2016 году в Перемышле, где во время процессии православных представителей украинского меньшинства они были физически атакованы хулиганами из правого националистического лагеря, или (в том же в 2016 году) когда польского профессора Ежи Кохановского избили в трамвае в Варшаве за разговор с коллегой по-немецки. Но широко распространены словесные атаки, называемые языком вражды. В последний раз организация немцев «Ополе» проявила активность в 2016 году, когда в интернете немецким футбольным болельщикам угрожали смертью. Преступник был найден и приговорен к восьми месяцам заключения и штрафу в размере 2 тысяч злотых. Община решила действовать, потому что речь шла об угрозе убийства. Однако многие другие оскорбления в отношении немецкого меньшинства не всегда являются предметом уведомления о преступлении, хотя в Польше есть организации, которые документируют и публично осуждают язык вражды. «Дело Франца А. выходит за рамки простого «оскорбления», поскольку факт размещения свастики у ворот в его дом предполагает, что каждый немец напрямую связан с нацистским преступным режимом, что и в других европейских странах не является единичным случаем, — говорит Бернард Гайда, председатель Ассоциации немецких ассоциаций в Польше. — Недавно во время нашей ежегодной встречи в Берлине мы приняли резолюцию, в которой осуждается кампания клеветы против немецкого меньшинства, проживающего в Румынии. Ему предъявляют претензии в том, что оно является прямым преемником одного из нацистских объединений, которые существовали в этой стране». По словам адвоката Франца А., важную роль играет тот факт, что акт агрессии произошел вскоре после празднования сотой годовщины восстановления независимости Польши, при этом использовались материалы с рекламой официальных торжеств. «Это может означать, что исполнитель или исполнители чувствуют поддержку и считают, что подобное в интересах польского государства. Поэтому возникает вопрос, могут ли такие акты агрессии быть в русле общей политической линии в стране, создании расколов в обществе и поддержки националистических сил», — говорит Гайда.