Когда появились сообщения о том, что весь состав военно-морских сил Украины подняли по тревоге, а корабли, которые базируются в Одессе, вышли в море, не уведомив об этом российскую сторону, и в нарушение статей 19 и 21 конвенции ООН по морскому праву пересекли госграницу России, сразу стало очевидно, что Киев готовит провокацию против России в Азовском море.

Иван Шилов © ИА REGNUM

Все шито белыми нитками. Накануне корреспондент американского издания The Washington Post, предваряя интервью с президентом Украины Петром Порошенко и предсказывая кризис в Азовском море, сделал важную вводную: «Весной следующего года он собирается переизбираться, а соцопросы демонстрируют, что украинцы в нем разочарованы, особенно потому, что, как им представляется, он не смог очистить страну от коррупции». Более того, так называемое «теневое ЦРУ», агентство Stratfor, сообщало, что Киев готовится к реализации «плана Климкина», частью которого предусматривается эскалация в акватории Азовского моря, но с обязательным привлечением «западных партнеров» в контексте «более широкого противостояния между Кремлем и Западом». И, действительно, на Западе заметно увеличилось количество публикаций на эту тему, в которых рассматривались разные сценарии действий, включая возможности США по наращиванию своих ВМС в Черном море с целью «изменить характер конфликта через расширение его географии» под привычным соусом «российской угрозы».

Да и сами украинские лидеры не делали из своих планов секретов на протяжении долгих месяцев, обсуждая «план Климкина» на разных переговорных площадках, демонстрируя готовность к нагнетанию напряженности в Азовском море, забрасывая при этом разные пробные шары. Еще накануне появились сообщения о том, что Киев готовит проект резолюции ООН о милитаризации Россией морей Черного и Азовского для рассмотрения в декабре на Генеральной Ассамблее ООН. Одним словом, все было расписано. Не хватало только захватывающей военно-морской истории о том, как «героические» экипажи украинских кораблей в Керченском проливе отбиваются от российских пограничников. Ведь до сих пор Россия и Украина избегали вооруженных столкновений в Азовском море. Но эта морская акватория остается внутренним морем. Туда не могут без разрешения заходить суда других стран, в том числе и американские.

Чёрное море
Чёрное море
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Хотя могут в Черное море, что регулируется конвенцией Монтре от 1936 года, согласно которой военные суда внерегиональных государств имеет право здесь бывать. Правда, не более чем на 21 сутки и суммарным тоннажом не более 30 тысяч тонн. Отсюда особое значение приобретает позиция Анкары, которую Киев накануне стал обхаживать с расчетом на то, что она, будучи членом НАТО, не займет ту позицию, которую обозначила в период грузинской войны августа 2008 года, когда не позволила американцам завести в Черное море свои крупнотоннажные вспомогательные суда с «гуманитарной помощью» Грузии. Кстати, этот вопрос пытался решить Порошенко во время визита в Стамбул в начале ноября, пытаясь уговорить президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана «обеспечить Украине запасную транспортную сеть с базами НАТО или США», пытаясь втянуть альянс в конфликт в Азовском море. По итогам переговоров украинские издания цитировали заявление своего президента о том, что «Турция поможет Украине сдержать российскую агрессию в акватории Азовского моря».

Однако в официальных турецких источниках мы не обнаружили, чтобы Эрдоган высказывался на эту тему. Более того, турецкие источники ИА REGNUM утверждают, что предоставление томоса Фанаром объединенной украинской Церкви откладывается из-за особой позиции Эрдогана. Украина для Турции не главное место действий. Анкара, как пишет директор Института энергетических рынков и политики Турции Волкан Оздемир, понимает, что, во-первых, если «Киев втянется в конфликт с Москвой в Азовском море, то он из него не выйдет победителем». Во-вторых, «Анкара видит, что напряжение на севере от Турции возникло в момент новой активизации боев в Идлибе». И считает, что «Украина и Сирия — неотъемлемые части нынешней шахматной партии США». Наконец, говорит немецкое издание Handelsblatt, «Эрдоган и Путин решают на Ближнем Востоке немало общих задач, а участие Турции в «Турецком потоке», который снижает значение транзита российского газа через Украину, уже давно вовлекло Эрдогана в украинскую игру на стороне России».

Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган
Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган
Иван Шилов © ИА REGNUM

Анкаре есть что терять. Вашингтон прикладывает все усилия, чтобы сделать Черное море ключевой зоной транспортировки газа из Туркмении в обход России. Нефтепровод БТД, связывающий Азербайджан и Турцию, так же, как и газопровод БТЭ между Баку и Эрзерумом, — результат этой политики. Но это всего лишь 1% общих объемов поставок. МИД Турции заявил, что Анкара «выражает обеспокоенность ситуацией в Азовском море и призвал обеспечить беспрепятственный проход украинских кораблей через Керченский пролив и призывает проявлять уважение к международному праву и избегать шагов, ставящих под угрозу мир и стабильность в регионе». Проход украинских кораблей через Керченский пролив возможен при соблюдении положенных процедур. В остальном Анкара говорит обтекаемыми фразами, опасаясь того, что, как пишет турецкое издание Yeni Safak, что «напряженность в отношениях Украины и России скоро может аукнуться в Сирии. Да и у Порошенко своеобразные отношения с Эрдоганом. Они вроде бы и хорошие, но в то же время украинский президент постоянно пытается подыгрывать тем, кто регулярно критикует Эрдогана, а именно — Европейскому союзу и США».

Теоретически максимум, что может сделать Эрдоган, это выступить посредником между Киевом и Москвой. Практически на данном этапе Москве и Анкаре важно на определенное время приостановить инициативы Запада в Черном море и совместно разрешать сложившуюся ситуацию. Так что азовская история далеко не закончена, сейчас она, возможно, дойдет до чего-нибудь интересного. Но останется ли это отдельным инцидентом на море или перерастет во что-то большее — в столкновение — и нужно спешно переходить к другой политике планирования, не только в Черноморско-Азовском бассейне? Посмотрим. В то же время в интервью азербайджанскому порталу Axar.az украинский эксперт Олег Жданов заявил, что «противостояние, произошедшее 25 ноября в районе Азовского моря является имитацией военного конфликта между Россией и Украиной с целью введения в Украине военного положения, чтобы перенести сроки президентских выборов на более поздний срок».

Но Порошенко сейчас не в том положении, чтобы с его игрой так просто смирились украинские политики, настроенные отобрать президентский титул. Так что на Украине возле президентской администрации могут снова загореться шины.