Положение о порядке проведения экспертизы продукции иностранного СМИ на предмет соответствия требованиям белорусского законодательства утверждено постановлением Совмина Белоруссии № 805 от 9 ноября «О распространении на территории Республики Беларусь продукции иностранного средства массовой информации и внесении изменений и дополнения в некоторые постановления Совета Министров Республики Беларусь». Документ подписал недавно легитимизированный Нацсобранием Белоруссии председатель СМ Сергей Румас.

Генпрокурор Белоруссии
Генпрокурор Белоруссии
Prokuratura.gov.by

Разрешение на распространение продукции иностранных СМИ, к которым в другой части Союзного государства относятся и российские СМИ, уполномочен выдавать Мининформ Белоруссии. Выдаче разрешения должна предшествовать министерская экспертиза, которую будет проводить комиссия во главе с заместителем министра информации Павлом Лёгким.

«Положение о порядке проведения экспертизы продукции иностранного средства массовой информации на предмет соответствия требованиям законодательства Республики Беларусь» утверждено этим же постановлением. Также утверждён «Состав комиссии по проведению экспертизы продукции иностранного средства массовой информации на предмет соответствия требованиям законодательства Республики Беларусь» из 12 человек.

Среди членов комиссии такие специалисты, как «руководитель подразделения Комитета государственной безопасности» Юрий Ковальчук, пресс-секретарь Минздрава Юлия Бородун, представители Минторга и Минобраза, а также восемь сотрудников Мининформа (в том числе два замминистра). Фактически комиссия является министерской и не первой, созданной в этом министерстве для оценки СМИ.

КГБ Белоруссии
КГБ Белоруссии
User.Heureux_qui_comme_ulysse

В перечне задач, стоящих перед комиссией, указано, что она «проводит экспертизу продукции иностранного средства массовой информации на предмет соответствия требованиям законодательства Республики Беларусь, в том числе на предмет наличия (отсутствия) в ней сообщений и (или) материалов, иной информации, противоречащих требованиям законодательных актов Республики Беларусь». Оговорен также «срок проведения экспертизы» — 15 календарных дней со дня поступления в министерство заявления с приложением документов, после чего комиссия должна «одобрить проект и оформить экспертное заключение» или «возвратить проект на доработку с указанием причин возврата, замечаний и предложений по нему».

В документе приводятся основные термины: «экспертиза — система действий по проведению анализа, оценке продукции иностранного средства массовой информации и подготовке заключения о ее соответствии (несоответствии) требованиям законодательства Республики Беларусь; экспертное заключение — документ, содержащий обоснованные выводы о соответствии (несоответствии) продукции иностранного средства массовой информации требованиям законодательства Республики Беларусь». Так чиновники Белоруссии представляют себе экспертизу и её практический выход.

Лупа, газета, старая газета
Лупа, газета, старая газета
Shotput, pixabay, cc0

Особого внимания заслуживает пункт 5 положения о порядке проведения экспертизы СМИ: «Экспертиза может включать в себя действия по анализу и оценке объектов экспертизы на предмет наличия (отсутствия) в продукции иностранного средства массовой информации сообщений и (или) материалов, иной информации, противоречащих требованиям законодательных актов Республики Беларусь, в том числе: сведений, пропагандирующих потребление наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов, токсических и других одурманивающих веществ; информации о способах изготовления взрывных устройств и взрывчатых веществ; информации, направленной на пропаганду войны, экстремистской деятельности или содержащей призывы к такой деятельности; иной информации, распространение которой запрещено или доступ к которой ограничен в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь».

Важно отметить несколько особенностей данного документа — точнее, комплекса документов, реализация каждого из которых имеет вполне предсказуемые правовые последствия и непосредственно затрагивает не только конституционные права и свободы граждан, но и международные обязательства республики, включая договор о создании Союзного государства Белоруссии и России. Постановление белорусского Совмина напрямую затрагивает интересы российских СМИ и задаёт рамки информационного пространства не только Белоруссии, но и Союзного государства.

Совмин создал новую избыточную структуру — псевдоэкспертный орган, дублирующий деятельность Госкомитета судебных экспертиз и не имеющий никакого отношения к подлинной экспертизе. Созданная комиссия не является экспертным органом и не может, согласно действующему законодательству, проводить экспертизу.

Дом правительства Белоруссии
Дом правительства Белоруссии
(сс) Andy 93

Отсутствует методика проведения экспертизы. Критерии проведения экспертизы весьма размыты. Фактически под определения «иной информации» может быть подведено всё, что угодно, а так быть не должно: должна быть чёткость и ясность, конкретика и ссылка не на законодательство в целом, а на конкретные действующие законы, желательно также — подзаконные акты и ведомственные документы.

Ответственность за проведение экспертизы и подготовку экспертного заключения вовсе не предусмотрена, хотя последствия деятельности новой комиссии могут быть очень серьёзными — вплоть до уголовного преследования и больших сумм убытков возможных пострадавших от такой деятельности юридических и физических лиц. Правомерно предположить ответственность белорусских налогоплательщиков за возможные неправомерные действия членов новой комиссии.

Экспертиза и экспертное заключение — не равнозначные документы. Имеющую юридическую ценность экспертизу имеет право проводить только эксперт, и, согласно действующему законодательству, с него берётся подписка об ответственности за проведение экспертизы. Так, при назначении экспертизы в действующем специализированном государственном органе по проведению экспертиз — Государственном комитете судебных экспертиз, представители Следственного комитета берут с сотрудников ГКСЭ подписку об уголовной ответственности за результаты проведения экспертной деятельности.

Экспертами могут выступать только состоявшиеся эксперты, а этот статус недопустимо присваивать постановлением чиновника — даже высокопоставленного, и уж тем более лицам, не имеющим должной профессиональной подготовки, не владеющим методиками, не имеющим необходимой репутации в научном сообществе. При всём уважении к пресс-секретарю Минздрава и восхищении её природными данными, её компетенции в экспертной деятельности весьма сомнительны, и пока что нет оснований утверждать, что чем-то могут быть подтверждены. Тот же вывод правомерен в отношении других членов новой структуры.

Положение не содержит прописанного порядка опубликования «экспертных заключений», не являющихся экспертизами. Таким образом, в дополнение к вышеуказанным недостаткам, отсутствует публичность и гласность, прозрачность процесса.

Отсутствует общественный контроль за деятельностью новой комиссии при министерстве. Есть основания полагать, что новый орган понадобился для снятия ответственности с конкретных чиновников не только Мининформа, но и других министерств и ведомств, стремящихся в процессе усиления госрегулирования забюрократизировать информационное пространство, под предлогом «упорядочивания» — всячески удушать свободу слова в Белоруссии, преследовать граждан за инакомыслие и подрывать гарантированные Конституцией права и свободы. Создана почва для различных злоупотреблений со стороны избыточного госрегулятора, в том числе условия для преступлений коррупционной направленности.

При Мининформе уже действует так называемая «РЭК по экстремизму» — «Республиканская экспертная комиссия по оценке информационной продукции на предмет наличия (отсутствия) в ней признаков экстремизма». Возглавляет её библиотекарь Елена Иванова, принявшая непосредственное участие в политических репрессиях. Выступая на процессе по уголовному «делу регнумовцев» («делу пророссийских публицистов»), она заявила, что считает себя экспертом, потому что назначена в экспертную комиссию правительственным постановлением. Иванова заявила также, и это отражено в репортажах СМИ из зала суда и задокументировано в материалах уголовного дела, что для членства в экспертной комиссии и подготовки «экспертных заключений достаточно «фоновых знаний». Адвокаты и подсудимые уточняли, достаточно ли «фоновых знаний» учителя физкультуры, чтобы стать членом РЭК при Мининформе.

Дмитрий Алимкин, Юрий Павловец, Сергей Шиптенко — журналисты ИА REGNUM, подвергшиеся преследованиям в Белоруссии
Дмитрий Алимкин, Юрий Павловец, Сергей Шиптенко — журналисты ИА REGNUM, подвергшиеся преследованиям в Белоруссии

Подготовленные РЭК «экспертные заключения» являлись частными мнениями библиотекаря Елены Ивановой (сейчас она возглавляет «РЭК по экстремизму»), сотрудниц Научно-практического центра Госкомсудэкспертиз Белоруссии Аллы Кирдун, Алеси Андреевой и Галины Гатальской (впоследствии уволены из НПЦ ГКСЭ). Под ними подписались такие же «эксперты» с «фоновыми знаниями», как замминистра информации — на то время Владимир Матусевич (впоследствии трудоустроен в РУП «Белпочта»), сотрудники КГБ, МВД, Следкома, Госпогранкомитета, Генпрокуратуры и даже государственного учреждения «Республиканский центр гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья».

В ходе процесса были вскрыты механизмы преследования граждан за инакомыслие и осуществления политических репрессий с использованием назначенных экспертами откровенно некомпетентных лиц. Обвиняемые и адвокаты обратили внимание на тот факт, что ни у одного их «госэкспертов» нет защищённой диссертации по теме экстремизма, нет ни одной монографии по теме экстремизма, и почти у всех отсутствуют хоть какие-то публикации по теме экстремизма, не говоря уж о репутации в экспертном сообществе.

Новая экспертная комиссия при Мининформе может подорвать авторитет органов государственной власти и управления и дискредитировать саму экспертную деятельность в Белоруссии точно так же, как это продемонстрировали члены «РЭК по экстремизму» и сотрудницы Госкомсудэкспертиз. Так, например, филолог Алла Кирдун не смогла дать научные определения базовых терминов (например, «национализм») и не ориентировалась в хронологии общеизвестных событий (например, датировала «перестройку» в СССР 1991 годом), филолог Алеся Андреева оспаривала заключение православного священника — завкафедрой теологии Белгосуниверситета (о статусе святой Евфросиньи Полоцкой среди святых Православной церкви), педагог Галина Гатальская (позиционировалась как психолог) сообщила о «древнебелорусском языке» и обосновывала покушение Российской Федерации на аннексию белорусского провинциального городка Туров.

На основе подготовленных ими «экспертных заключений» РЭК, комплексной экспертизы НПЦ ГКСЭ (впоследствии ведомство Андрея Шведа от неё открестилось) и показаний в Мингорсуде в качестве экспертов три гражданина получили пять лет лишения свободы по ч. 3 ст. 30 Уголовного кодекса Белоруссии («экстремизм», от 5 до 12 лет лишения свободы). Фабрикация уголовного дела и показательный процесс в Мингорсуде имели широкий общественный резонанс, в том числе за рубежом. Во время процесса при участии судьи Мингорсуда Игоря Любовицкого и экспертов обвинения был спровоцирован конфликт между профильными экспертными учреждениями Белоруссии и России, ведущие российские эксперты и авторы методик были представлены как некомпетентные и плохо понимающие контекст проблемного поля экспертиз. После этого в Белоруссии прекратилась практика подготовки «экспертиз по экстремизму».

Так, на первый взгляд, малозначительная бюрократическая структура, но наделённая большими полномочиями, вполне проявила себя в конкретном уголовном деле, нанеся огромный ущерб не только конкретным гражданам и членам их семей (включая родителей-пенсионеров и малолетних детей), но также всему белорусскому обществу и государству. Очевидно, министр информации Александр Карлюкевич, глава Совмина Сергей Румас, председатель Следкома Иван Носкевич, генпрокурор Александр Конюк и другие заинтересованные не сделали должных выводов из произошедшего.

Генпрокурор Белоруссии
Генпрокурор Белоруссии
Prokuratura.gov.by

Нет оснований считать, что взращиваемые под лозунгами о «дебюрократизации» и «оптимизации госаппарата» избыточные структуры принесут пользу обществу в целом, а не конкретным должностным лицам. Что касается экспертизы российских СМИ, то через сам факт создания новой комиссии фактически брошен вызов российскому Роскомнадзору.

Учитывая вышеизложенное, не трудно прийти к выводу о социально опасном характере псевдоэкспертных структур, укомплектованных некомпетентными лицами и действующими безответственно. Правительство Белоруссии обязано осуществлять свою деятельность в интересах белорусского народа и помнить о взятых на себя обязательствах, в том числе перед ООН и Российской Федерацией.