Бразилия шагает в рай правой, правой!

Выбирает силу. Мир хочет того же?

Платон Беседин, 10 ноября 2018, 17:07 — REGNUM  

Бразилия в нашем сознании? Танцы, секс, футбол, сериалы — последовательность можете определить сами. В общем, нечто феерически карнавальное. Там, где хорошо отдохнуть, гоняя в футбол и наблюдая за смуглыми красотками на пляже.

Но ещё в Бразилии существуют фавелы. Это трущобы, где нет ни воды, ни электричества, но есть толпы вооружённых головорезов, выглядящие как Неймар, нарядившийся на утренник Бармалеем. В фавелы лучше не соваться. Это вам каждый скажет. Впрочем, и в других местах Бразилии небезопасно. Поэтому её лучшие люди передвигаются в бронированных автомобилях.

Всё потому, что социальное расслоение в Бразилии — чудовищно. Слишком много бедных — и слишком велика пропасть между ними и богатыми. И последние хотят отгородиться.

В том числе и поэтому на недавних президентских выборах в Бразилии победил Жаир Болсонаро. Пара его интервью — и Дональд Трамп на таком фоне кажется миротворцем и лоялистом. Если же смотреть, что пишет пресса о Болсонаро, то «диктатор», «религиозный фанатик», «расист», «сексист», «шовинист» — наиболее часто встречающиеся термины. Болсонаро не из тех, кто рождён для компромиссов.

Оцените его предвыборный лозунг: «Бразилия прежде всего. Бог выше каждого». Он мог бы ещё озвучить коронное: «Бразилия — для бразильцев», но делать этого не стал по очевидным причинам: сам Болсонаро — итальянец.

Зато у него есть ультраправый набор. Критическое, если не сказать, агрессивное отношение к «цветным» и гомосексуалистам. Фанатичная религиозность (уж не знаю, искренняя ли). Страсть к диктатуре и репрессиям. Не слишком уважительное отношение к женщинам. Болсонаро хочет военного правительства, железной клешни государства и минимум свобод.

Второй после Трампа? Или первый? Какой там по счёту? Многие решили, что приход к власти Трампа — случайность и дичь. Но нет — это закономерность. Люди устали от показной толерантности и игр в плюшевых мишек. Мужчины устали от женского диктата и хотят, чтобы дамочки знали своё место, а не загорали на пляжах под пальмами. Выбор бразильцами Болсонаро — это мужской, отчасти даже мизогонический выбор. С претензией на суровый мир.

Меж тем новоизбранный бразильский президент — кстати, показательно, что сменил он на высшем посту жаркую женщину — заявил вот что (делаем реверс в начало): «Необходимо установить контроль над рождаемостью бедных». Неудивительно, что Болсонаро симпатизирует и Трампу лично, и США в целом.

Ведь одна из ключевых догм западного мира с его культом силы, теорией жизненного пространства и естественным отбором — тезис Джона Локка о том, что гражданское общество изначально возникло для защиты от бедных. Собственно, это и выстраивают сегодня во всём мире. В том числе, и в Бразилии.

Хотя мы ещё помним лидеров вроде Уго Чавеса, старавшегося создать в Венесуэле общество социальной справедливости. Теперь времена «левых» лидеров в Латинской Америке прошли. Прошли ли в целом времена «левых»? Отныне правильно, перефразируя Маяковского, так: «Кто шагает левой? Правой, правой!» В Латинской Америке Жаир Болсонаро возглавит данный марш.

Собственно, перемены в мире во многом обоснованы именно тем, что богатые или те, кто в принципе живёт сносно, не хотят делиться с бедными. Прежде всего, этим, а не только национальными факторами продиктованы референдумы в Каталонии или в итальянских регионах Венето и Ломбрадии. Этим же вызван и британский «Брексит». Да и Евросоюз, если развалится, то потому, что тезис Локка отныне хотят не держать в уме, а декларировать открыто. Никому сегодня не нужны нахлебники. Германии не за чем подкармливать Польшу или Португалию. В Европе сегодня достаточно тех, кто может позволить себе сытую жизнь. Для чего им делиться с теми, кто на неё зарится?

И в то же время молодые активные люди хотят получить своё. Как в Бразилии. Больше никаких «цветных», ЛБГТ и тому подобных элементов — контролируемый мир для сильных белых мужчин (используя терминологию и философию Болсанаро).

Гуманистические или псевдогуманистические ценности — вроде толерантности, человечности, сострадания — отходят в прошлое; они не утоляют желаний и жажды потребителя. А в мире тотальной консумации тот хочет действовать открыто, с напором — так больше кайфа. Сила окончательно стала решающим и единственным аргументом. И рок-певец Боно с его помощью странам «третьего мира» больше не актуален; он атавизм эпохи. Потому что люди «третьего мира» не хотят, чтобы им помогали — они алкают взять своё, не обращая внимания на глупые, по их мнению, условности.

В Бразилии на выборах президента задекларировали это практически открыто. Дальше — новые страны.

И при таком раскладе, как учит Жаир Болсонаро, Бог, действительно, выше каждого. Вот только это не милосердный Бог. Нет, это бог кальвинистский: тот, что изначально делит людей на избранных и отверженных, на тех, кому рай уготован заранее, и на тех, кому его не видать ни при каких раскладах. Но это после смерти. А вот разделить на избранных и отверженных, сильных и слабых на земле — задача новых мировых лидеров. Таких, как Дональд Трамп или Жаир Болсонаро. В рай сегодня шагают правой, правой.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail