В Херсоне «стал на крыло» черный лебедь

Что означает это убийство в глухом провинциальном городе?

6

Марьян Сидорив, 9 ноября 2018, 00:12 — REGNUM  

В теории «стохастического манипулирования» Нассима Талеба (я полагаю, что ее можно назвать именно так: «манипулирование случайностью») «черный лебедь» означает неожиданное, трудно прогнозируемое событие, которое производит значительные последствия и в ретроспективе имеет рационалистическое объяснение.

Утром 31 июля, на выходе из своего дома в Херсоне (областной центр на юге Украины) была облита серной кислотой 33-летняя Екатерина Гандзюк, и.о. управляющего делами исполкома Херсонского городского совета и советница мэра Херсона Владимира Миколаенко. В результате — химический ожог 35% кожи тела, повреждение глаза, одиннадцать операций и смерть 4 ноября от оторвавшегося тромба. Такой смерти не заслуживает никто…

Екатерина была совсем не ангелом. Она давно и с азартом занималась политикой, была активной участницей «Оранжевой революции» 2004 года, что позволило ей в 2006 году, в 21-летнем возрасте, стать депутатом Херсонского областного совета. В 2014 году Гандзюк не менее активно включилась в борьбу с «преступным режимом Януковича» и стала депутатом Херсонского городского совета и человеком, приближенным к мэру.

В таком статусе она просто не могла не принимать участия в естественном во все времена процессе конвертации власти в деньги — и особенно это не скрывала. Вступая в не менее естественные конфликты с «коллегами по процессу». Например, с Артемом Антощуком, начальником управления защиты экономики нацполиции в Херсонской области. В сентябре 2017 года она поделилась на своей страничке в Фейсбуке: «Для управления защиты экономики очевидно, что местная власть крадет бюджетные деньги в размере 30% со всего. По версии Артема, они распределяются между нами пропорционально. Но вы не думайте, что Артема волнует безобразие в виде вероятного хищения средств. Артем настойчиво просит свои 3%». И что интересно, сам факт «безобразия» в посте особого возмущения не вызвал. Оно и понятно, если учесть, что о возросших размерах «откатов» от бюджетных дотаций в Украине уже давно ходят вызывающие искреннее доверие легенды.

Так что все они, чиновники, «под Богом ходят». Ведь если даже на не претендующих на распил бюджетного пирога журналистов в апреле-мае сего года нападали 22 раза (по данным «Мониторинга физической безопасности журналистов в Украине»), то чего ожидать «активным» участникам процесса? Вот и не удивляет, что, уже после покушения на Гандзюк, лидер Социалистической партии Илья Кива заявил «Я знаю Гандзюк. Она является государственным служащим… которая сидела на хищении городского бюджета. Вот и всё».

Но ее смерть оказалась именно «черным лебедем». Прежде всего — из-за слабого профессионализма полиции. Сначала они арестовали некого Николая Новикова, даже не потрудившись выяснить, что подозреваемый в это время отдыхал в 95 километрах от места преступления. В присутствии доброго десятка свидетелей…

Новикова выпустили.

Арест новых подозреваемых лишь усложнил положение МВД, поскольку в наручниках оказались Никита Грабчук, Владимир Васянович, Виктор Горбунов, Вячеслав Вишневский и Сергей Торбин. Сейчас двое из них за решеткой, трое — под домашним арестом. И положение у них нерадостное: если летом они могли отделаться статьей «хулиганство» (от трех до семи лет), то после смерти Кати Гандзюк — это, без разговоров, 115-я статья Уголовного кодекса Украины (умышленное убийство, совершенное группой лиц, из корыстных побуждений, с особой жестокостью, на заказ). То есть — пожизненное. Или 15 лет в случае сотрудничества со следствием. И уже сотрудничают…

Но вся пятерка оказалась участниками «АТО» и ветеранами 5-го батальона Украинской Добровольческой армии (считай — «Правый Сектор» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В итоге АТОшники и националисты начали пикетирование здания МВД.

А уж когда мощно всплыла информация о конфликтах Гандзюк с «мусорами» (это из фейсбучных постов Екатерины), дело стало принимать предвыборно-политический формат. Который уже 4 ноября привел к «Заявлению Коалиции в защиту гражданского общества в связи с убийством Екатерины Гандзюк», подписанным 73 общественными организациями. Требование «Коалиции» уже откровенно политическое — отставка генерального прокурора Луценко и министра внутренних дел Авакова.

Арсен Аваков — это «Народный фронт». Юрий Луценко — властная фигура, активно дрейфующая в сторону «Народного фронта». «Народный фронт» — политическая сила экс-премьера Арсения Яценюка. Сила, чей текущий политический рейтинг стремится к нолю, но — с другой стороны — вторая по численности фракция в Верховной раде, обеспечивающая режиму президента Порошенко (фракции «Блока Петра Порошенко», БПП) парламентскую легитимность. Естественно, что команда Порошенко пытается держать «фронтовиков» на коротком поводке и регулярно «загонять в стойло». Поэтому атака «общественных организаций» на министра и генпрокурора, уже 6 ноября перенесенная в зал заседаний парламента, не встретила особого противодействия со стороны БПП. Отставка «не своего» министра внутренних дел — это просто предвыборный подарок Порошенко.

Но и внутренний министр не лыком шит. 6 ноября с трибуны Верховной рады генпрокурор пожаловался о неких «утечках» оперативных данных, которые оказались в руках «активистов». А днем раньше главной сенсацией по теме «Кто заказал Катю Гандзюк» было сообщение ряда СМИ (со ссылкой на «источники в полиции») о том, что «по версии следствия, в передаче денег атошникам за убийство Гандзюк подозревается Павловский — помощник влиятельного депутата от БПП Палармарчука (его в медиа именуют «смотрящим» за Херсонской областью от Банковой)».

Николай Паламарчук, генерал-майор милиции и 36-й номер в списке БПП на последних выборах, очень обиделся за «смотрящего» и обвинения в свой адрес назвал «бредом»: поскольку не имеет ни мотивов, ни оснований. Но факт наличия помощника Павловского признал, хотя это странно: в официальном списке помощников народных депутатов, опубликованном на сайте Рады, такой фамилии нет. Зато есть такой в должности заместителя главы общественного формирования по охране общественного порядка «Черный туман», что резвится в Новой Каховке (Херсонская область). И от Игоря Павловского депутат Паламарчук открестился намертво: «Если он кому-то передавал деньги, то пусть его привлекают к уголовной ответственности».

Павловский тоже всё называет «ересью», но это уже неважно. Политические силы и ведомые ими легионы журналистов, экспертов и комментаторов могут теперь до кровавых соплей выяснять «кто виноват», «что делать» и «с чего начать». «Черный лебедь» уже вылетел, и это не первая подобная птица в политической истории суверенной Украины.

В 2009 году Юлия Тимошенко достаточно уверено шла к победе на президентских выборах. Но грянул «педофильский скандал в Артеке» (развращение детей их приемным отцом и его сообщниками), где в числе фигурантов присутствовали три депутата от блока ее имени — и всё, Янукович выгрыз победу.

Летом 2013 года никто не ожидал падения Януковича (подконтрольный парламент, устойчивая гривна, растущая экономика, самое большое количество силовиков «на душу населения» в странах Европы). Но грянула Врадиевка (групповое изнасилование и убийство жертвы ментами в Николаевской области) — и где он, тот Янукович?

Чего ожидать с «инцидентом Гандзюк» — сейчас не может предположить никто. На то это и «черный лебедь» — событие, имеющее рациональное объяснение только в ретроспективе.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail