11 октября 2018 года Священный синод Константинопольского патриархата (КП) принял решение о предоставлении автокефалии «Церкви Украины», восстановил ставропигию КП в Киеве, «канонически восстановил до их иерархического или священнического звания Филарета Денисенко, Николая Малетича и их последователей», а «их прихожан восстановил в общении с Церковью», «отменил юридическое обязательство Синодального письма 1686 года, выданное по обстоятельствам того времени, которое предоставило право через икономию Московскому патриарху назначить митрополита Киевского» и обратился «ко всем участвующим сторонам с призывом избегать присвоения церквей, монастырей и других объектов, а также любого другого акта насилия и возмездия».

Аполлинарий Михайлович Васнецов. Троицкая церковь на Берсеневке.1922
Аполлинарий Михайлович Васнецов. Троицкая церковь на Берсеневке.1922

В ответ, 15 октября Священный Синод Русской православной церкви (РПЦ) принял категоричное заявление о том, что это решение КП «выводит Константинопольский патриархат за пределы канонического поля» и «делает невозможным продолжение евхаристического общения с его иерархами, духовенством и мирянами», а для мирян «делает невозможным» их «участие в таинствах, совершаемых в его храмах». К тому же «переход архиереев или клириков из канонической Церкви к раскольникам или вступление с последними в евхаристическое общение является каноническим преступлением и влечет за собой соответствующие прещения». После этого решения Синода РПЦ ранее выдвигавшиеся после решения Синода КП предположения о возможном расколе во Вселенском Православии стали реальностью.

Василий Перов. Никита Пустосвят. Спор о вере. 1881
Василий Перов. Никита Пустосвят. Спор о вере. 1881

18 октября Архиерейский Синод Русской православной церкви за границей (РПЦЗ) выразил «полную поддержку позиции» Синода РПЦ и известил своё «духовенство и верующих о том, что евхаристическое общение с Константинополем в настоящее время невозможно — как для архиереев и духовенства, так и для мирян». Полный ответ на эти решения, вероятнее всего, будет дан на заседании Синода КП 9−11 ноября, а в качестве предварительного можно считать заявление на сайте Архиепископии Православных русских церквей в Западной Европе КП, в котором сообщается о том, что «Вселенский патриархат не прерывал общения с Московским патриархатом и продолжает его поминать в порядке, установленном в диптихе».

16 октября возвратившиеся в Киев после Синода КП экзархи патриарха Варфоломея архиепископ Памфильський УПЦ в США Даниил и епископ Эдмонтона и Западной Епархии УПЦ в Канаде Иларион встретились с президентом Украины Петром Порошенко. В ходе встречи архиепископ Даниил рассказал, что они вернулись в Украину «для того чтобы продолжить работу над последним этапом, который приведет нас к объединительному Собору, а потом и ко вручению новому предстоятелю окончательного документа — Томоса о независимости, автокефалии Украинской православной церкви» и подчеркнул: «как и ранее, мы будем общаться, готовы к общению, надеемся на сотрудничество со всеми лидерами и Украинской православной церкви Киевского патриархата, и УАПЦ, включая иерархов, и духовенство, и мирян Украинской православной церкви в лоне Русской православной церкви», фактически обозначив три этапа и их последовательность организационного процесса, — подготовка «объединительного Собора», проведение «объединительного Собора» для создания «Церкви Украины» и получение созданной «Церковью Украины» томоса от КП.

Но, поскольку в информации о встрече экзархов с президентом нет абсолютно никаких разъяснений ни по поводу того, что конкретно решил Синод КП в отношении «лидеров УПЦ КП и УАПЦ», самих «УПЦ КП и УАПЦ», а также их прихожан, ни по поводу того, каким образом будет проводиться деятельность по созданию «Церкви Украины», а сама встреча экзархов с Порошенко, в отличие от первой, состоявшейся 17 сентября, которая даже транслировалась в ФБ, проходила за закрытыми дверями, то придётся снова обратиться к тексту 3-го пункта решения Синода КП, который, хоть и написан в стиле «заведомой неопределённости формулировок этих решений, позволяющих практически любые трактовки», но, поскольку ни патриарх Варфоломей, ни его экзархи разъяснять принятые 11 октября на Синоде КП решения желания явно не испытывают, придётся разобраться в том, что стоит за этими «заведомо неопределёнными формулировками» исходя из текста решения.

В 3-м пункте решения Синода КП написано следующее: «Принять и рассмотреть ходатайства об апелляции Филарета Денисенко, Макария Малетича и их последователей, оказавшихся в расколе не по догматическим причинам, в соответствии с каноническими прерогативами Константинопольского патриарха, чтобы получить такие ходатайства со стороны иерархов и другого духовенства от всех Автокефальных церквей. Таким образом, вышеупомянутые были канонически восстановлены до их иерархического или священнического звания, и их прихожане были восстановлены к общению с Церковью».

Синод РПЦ в Минске 2018
Синод РПЦ в Минске 2018
Patriarchia.ru

И, в первую очередь, привлекает внимание применение Синодом КП «странных» сочетаний церковного имени с настоящей фамилией: «Филарет Денисенко» (патриарх Филарет Украинской православной церкви Киевского патриархата, — УПЦ КП, — Михаил Денисенко по паспорту) и «Макарий Малетич» (патриарх Макарий Украинской автокефальной православной церкви, — УАПЦ, — Николай Малетич по паспорту).

Но, раз КП их так «окрестил», то, по видимому, их теперь так и следует «по-новому» именовать. Скорее всего, это сделано для того, чтобы не называть их «звания» после «канонического восстановления», которые будут звучать для «оканониченных» решением Синода КП довольно грустно, особенно для «Макария Малетича», а их прихожане такое решение могут и вообще не воспринять, поскольку, если понимать указанное в решении синода КП «так, как написано», то в настоящее время «Филарет Денисенко» является митрополитом, а «Макарий Малетич» — вообще священником, которыми они были в канонической Церкви до отлучения?! Повод для толкования их признания решением Синода КП в «сущем стане», т. е., в нынешних «званиях», исходя из текста решения, отсутствует совсем. И потому, что об этом нет ни слова в решении, и потому, что применённое по отношению к «Филарету Денисенко» и «Макарию Малетичу» слово reinstate в любых случаях его употребления однозначно переводится только, как «восстановить».

Но такое «каноническое восстановление» как «Филарета Денисенко», так и «Макария Малетича» до их «званий» в которых они пребывали до отлучения от канонической Церкви, фактически указывает на то, что Синод КП не признал рукоположения совершённые «Автокефальными церквями» за всё время их существования! Следовательно, такая же участь уже постигла тех, как указано в решении Синода КП, «последователей» «Филарета Денисенко» и «Макария Малетича», которые подавали «ходатайства об апелляции» вместе с ними, но количество и имена которых в решении Синода КП не названы и не называются ни «Филаретом Денисенко», ни «Макарием Малетичем», ни экзархами, а теперь ожидает и остальных «иерархов и другое духовенство от всех Автокефальных церквей», которые ещё только должны направить свои «ходатайства об апелляции» патриарху Варфоломею, как это сделали «Филарет Денисенко», «Макарий Малетич» и часть их «последователей», о чём прямо указано в пункте 3-м решения Синода КП.

Варфоломей I, патриарх Константинопольский
Варфоломей I, патриарх Константинопольский
Center for American Progress

Кроме того, это требование КП «получить такие ходатайства со стороны иерархов и другого духовенства от всех Автокефальных церквей» означает ещё два момента: во-первых, «каноническое восстановление» всех «иерархов и другого духовенства от всех Автокефальных церквей» будет проводиться КП сугубо в индивидуальном порядке, и, во-вторых, признание «Автокефальных церквей», под которыми подразумевается УПЦ КП и УАПЦ, неканоническими, т. е, раскольническими и, соответственно, — безблагодатными. Насколько растянется процесс рассмотрения этих «ходатайств об апелляции», сложно сказать, поскольку, согласно данным сайта «Релігія в Україні», архиереев в УПЦ КП и УАПЦ соответственно 36 и 12, а священников соответственно 3332 и 723. Правда, можно сделать поправку на то, что писать такие «ходатайства» будут только те, кто перешёл в неканонические УПЦ КП и УАПЦ из канонической Церкви хоть с каким-то «званием» и потому они могут быть до него восстановлены. А какая судьба ждёт тех, кто и первоначальное «звание» получил в неканонических УПЦ КП и УАПЦ? Они автоматически стали просто мирянами?!

По большому счёту, позицию КП можно понять, поскольку он таким образом, если трактовать требуемое им от «иерархов и другого духовенства от всех Автокефальных церквей» письменное «ходатайство об апелляции», как «раскаяние», возвращает раскольников в лоно канонической Церкви практически каноническим способом, и придраться к нему по этому поводу сложно, особенно с учётом того, что УПЦ КП и УАПЦ, обозначенные в решении Синода, как «все Автокефальные церкви», КП каноническими не признал. Но в результате этой процедуры в настоящее время с подачи Синода КП на Украине происходит какой-то невообразимый религиозный сюр, — уже «оканониченные» Синодом КП «Филарет Денисенко» и «Макарий Малетич» продолжают руководить неканоническими и непризнанными Константинопольским патриархатом УПЦ КП и УАПЦ, а в этих неканонических и непризнанных КП «Автокефальных церквях» продолжают проводить службы и совершать обряды уже «оканониченные» Синодом КП «Филарет Денисенко», «Макарий Малетич» и их анонимные «последователи», вперемешку с ещё «неоканониченными» КП «иерархами и другим духовенством», в том числе и с теми, кто вообще не имеет никакого церковного «звания», но, тем не менее, «службы правит»?! Пожалуй, аналогов такой дичайшей с религиозной точки зрения ситуации невозможно отыскать и за всю историю существования Вселенского Православия!

Однако в связи с таким порядком «канонического восстановления» украинских «иерархов и другого духовенства от «всех Автокефальных церквей» появляются вопросы по поводу организации упомянутого экзархами патриарха Варфоломея «объединительного Собора». В интервью «Радио Свобода» 21 сентября «Филарет Денисенко» рассказал, что в предполагаемом «объединительном Соборе» будут принимать участие «42 архиерея Киевского патриархата, 12 архиереев автокефальной церкви и 10 архиереев Московского патриархата», но «звания» митрополита в канонической Церкви из числа архиереев «Автокефальных церквей», кроме «Филарета Денисенко», пожалуй, больше никто не имел?! В результате, если созывать только архиереев, то со стороны «Автокефальных церквей», в частности УПЦ КП, будет один «Филарет Денисенко», а со стороны УАПЦ «Макария Малетича» вообще никого из архиереев не будет, поскольку и сам «Макарий Малетич» в канонической Церкви был лишь священником?! Но настолько «представительный» предполагаемый «объединительный Собор» явно никого не убедит ни в своей «авторитетности», ни в серьёзности намерений по преодолению раскола! Поневоле создаётся впечатление, что что-то пошло не так, как первоначально планировалось и обещалось, что также хорошо видно из описания «Филаретом Денисенко» процедуры создания «Церкви Украины» в этом же интервью, поскольку первым шагом он называет направление экзархов на Украину, «следующий шаг — это решение о предоставлении томоса», а «после этого будет созван Собор» В реальности, исходя из слов экзархов на встрече с Порошенко после Синода КП, всё наоборот: «томос» после «собора».

О сбое планов и обещаний свидетельствует и брифинг «Филарета Денисенко» 11 октября, в ходе которого он рассказал: «Для того чтобы признать епископат, который был рукоположен мной после наложения этой анафемы, действительный епископат, надо сделать было недействительной ту анафему, политическую анафему, которую на меня наложили. Я не раз обращался к Вселенскому патриарху с этой просьбой признать анафему недействительной. И вот теперь пришло время, когда Священный синод как раз восстановил, как сказано в решении, и мою деятельность, и деятельность епископов, и деятельность верующих. Что имеется в виду? То есть таинства, которые мы совершали, признаются действительными таинствами. Не только после этого решения, а и в течение всех тех лет, когда мы совершали хиротонии, совершали таинства, крещение и другое. Причем теперь это решение о недействительности этих всех запретов дает нам возможность теперь объединиться с архиереями Московского патриархата, которые захотят объединиться с нами. И объединиться с автокефальной церковью. Потому что с митрополита Макария этот же Синод Константинопольского патриархата принял такое же решение. То есть теперь мы, архиереи всех трех церквей, являемся законными, каноническими, благодатными. И теперь можем при нашей доброй воле объединиться уже в одну Украинскую православную церковь, которая будет потом признана Вселенским патриархом, и не только Вселенским патриархом».

Патриарх Филарет
Патриарх Филарет
Иван Шилов © ИА REGNUM

Вот только его толкование решения Синода КП с текстом решения Синода КП никак не согласовывается, начиная того, что в решении Синода КП слова «анафема» совсем нет, Синод КП её, видимо, просто проигнорировал, как нет и упоминания о «признании действительными таинств». Конечно, проще всего было бы предать гласности тексты «ходатайств об апелляции» — хотя бы «Филарета Денисенко» и «Макария Малетича», а заодно и тексты ответов на них патриарха Варфоломея, что сняло бы большинство вопросов по этому поводу, но такого желания не испытывает ни одна из причастных к этому процессу сторон. Поэтому, можно только предположить возможность того, что в предварительном тексте решения Синода КП действительно предусматривалось и снятие анафемы с «Филарета Денисенко», и восстановление «иерархов и другого духовенства от всех Автокефальных церквей» в «сущем сане», чтобы они могли принять участие в «объединительном Соборе» именно в нынешних «званиях» для повышения его статуса, но в ходе обсуждения на Синоде КП было принято другое решение. Во всяком случае, в 1998 году при попытке уврачевании раскола в Болгарской православной церкви Всеправославный Собор принял решение о принятии «иерархов и другого духовенства» из числа раскольников обратно в лоно канонической Церкви, и именно по настоянию патриарха Варфоломея, в «сущем сане». Правда, в том случае предусматривалось возвращение раскольников в каноническую Церковь, а не создание новой церкви вместе с каноническими «иерархами и другим духовенством», как это планируется сделать на Украине.

В целом, схема КП по созданию «Церкви Украины» выглядит почти безупречно, — «иерархи и другое духовенство от всех Автокефальных церквей» Украины подают в КП «ходатайства об апелляции», трактующиеся, как «раскаяние», а им в ответ восстанавливаются их канонические «звания», которые у них были до отлучения. Затем уже «оканониченные» украинские «иерархи и другое духовенство от всех Автокефальных церквей» вместе с «иерархами и другим духовенством» канонической Украинской православной церкви (УПЦ) создают новую «Церковь Украины», каноничность которой будет засвидетельствована полученным от КП томосом. А затем в эту новую каноническую «Церковь Украины» должны будут «рядами и колоннами» перейти все епархии «Автокефальных церквей», после чего эти «Автокефальные церкви» самоликвидируются.

Кроме того, небезосновательно предполагается, что в новую каноническую «Церковь Украины» перейдёт часть епархий и отдельных приходов канонической УПЦ. Пожалуй, единственная, но очевидная и просто катастрофическая нестыковка этой схемы — это служение уже «оканониченных» украинских «иерархов и другого духовенства» в неканонических и, следовательно, безблагодатных «Автокефальных церквях», к тому же вместе с ещё «неоканониченными» КП «иерархами и другим духовенством», в том числе с теми, кто вообще не имеет никакого церковного «звания». Правда, этот религиозный сюр КП может объяснить икономией («снисхождением», — право временного отступления от канонов во имя высших интересов христианства), применённой в данном случае в целях уврачевания раскола на Украине, но поверить, а тем более принять это объяснение можно только при очень большом желании.

Патриарх Константинопольский Варфоломей и патриарх всея Руси Кирилл
Патриарх Константинопольский Варфоломей и патриарх всея Руси Кирилл
Presidential Press and Information Office

В случае успешного завершения этой «спецоперации» КП, раскол на Украине, конечно, не исчезнет, но может перейти в новое качество, в том плане, что на Украине прекратят существование раскольнические религиозные объединения, не признанные Вселенским Православием, в том числе и КП, а будут действовать две канонические православные Церкви, одна из которых будет признавать главенство КП, — новая «Церковь Украины», а другая РПЦ, — существующая каноничная УПЦ. Но главным итогом этой «спецоперации» КП будет декларировать то, что миллионы ранее пребывавших в расколе украинских верующих, вернулись в лоно канонической Православной Церкви, что будет очень важно для оценки действий КП на Украине другими поместными православными церквями.

И вот тут для УПЦ могут начаться серьёзные проблемы, поскольку её священнослужителей и прихожан в настоящее время можно условно разделить на две категории, — тех, находится в УПЦ по причине её каноничности, и тех, находится в УПЦ по причине её духовной связи именно с РПЦ. И потому при появлении альтернативной канонической Церкви, особенно при условии её признания другими поместными православными церквями — или хотя бы частью из них, входящие в первую категорию священнослужители и прихожане вполне могут перейти в новую и тоже каноническую «Церковь Украины». Если ещё принять во внимание то давление, которое может оказать государство и так называемые «активисты» из числа радикальных антироссийских группировок, то размеры такого перехода могут иметь для УПЦ весьма катастрофический характер, поскольку в ней могут остаться только священнослужители и прихожане, входящие во вторую категорию, которая в условиях острейшей политической конфронтации между Россией и Украиной может оказаться весьма немногочисленной. Особенно обвальным этот переход может стать в случае принятия закона, о котором «Филарет Денисенко» сказал в том же интервью «Радио Свобода»: «мы хотим предложить, что, если две трети общины избирают русскую церковь, значит, храм будет принадлежать религиозной общине Русской православной церкви. Если же две трети религиозной общины захотят перейти в украинскую церковь, то храм будет принадлежать им». Как это будет выглядеть, исходя из нынешней ситуации на Украине, объяснять не надо.

Правда, успешно завершить «спецоперацию» по созданию «Церкви Украины» экзархам КП будет не так просто, поскольку среди «иерархов и другого духовенства всех Автокефальных церквей» в полном соответствии с принципом «в товарищах согласья нет», сформулированном в известной басне Ивана Крылова «Лебедь, щука и рак», это отсутствие «согласья» уже стало достоянием общественности, поскольку было обнародовано в интервью «Макария Малетича»: «От общения с Филаретом я в шоке: ни по уставу, ни по названию он не готов идти на компромиссы и со злобой сказал, что статус будет патриарший. Экзархи ничего не говорят. С президентом мы тоже этого не обсуждали, я за него не буду комментировать. Нет ни названия, ни устава ЕПЦ, ни формата — патриархия или митрополия, к объединительному собору мы не готовы».

В принципе, для полной «чистоты» каноничности схемы КП по созданию «Церкви Украины», ряду «иерархов и другого духовенства» следовало бы сначала выйти из своих «Автокефальных церквей», потом обратиться к КП с «ходатайствами об апелляции», получить «каноническое восстановление в звании», создать вместе с иерархами УПЦ инициативную группу по созданию новой «Церкви Украины», провести «объединительный Собор», избрать членов синода и патриарха, получить от КП вожделенный томос и обратиться к раскольникам из УПЦ КП и УАПЦ с призывом покинуть раскол и присоединиться к канонической «Церкви Украины», после чего принять в свой состав раскаявшихся в полном составе УПЦ КП и УАПЦ. Но всё упирается в личные интересы непосредственных исполнителей этой схемы на Украине. «Филарет Денисенко» во время брифинга 11 октября, отвечая на вопрос о том, как он относится к тому, что после решения Синода КП он будет называться «митрополитом», категорично заявил: «я был патриархом, есть и буду». И это не поза, а «железобетонная» и вполне обоснованная принципиальная позиция, вследствие которой следует понимать то обстоятельство, что предполагаемая новая каноническая «Церковь Украины» может состояться только в том случае, если «Филарета Денисенко» изберут её патриархом.

И эта позиция обоснована тем, что именно УПЦ КП с её 3332 священниками (в УАПЦ 723) и 4921 приходом (в УАПЦ 1188) является основой предполагаемой «Церкви Украины». Но, в случае реализации «чистой» схемы КП по созданию «Церкви Украины», если «Филарет Денисенко» не выйдет из УПЦ КП, то его не смогут избрать патриархом новой «Церкви Украины», и это, естественно, его не устраивает. А если он выйдет, то утратит влияние на УПЦ КП, в том числе на её финансы, вследствие чего его избрание патриархом теряет обязательность, и это «Филарет Денисенко» тоже хорошо понимает. Поэтому он, как и «Макарий Малетич», которого в его нынешнем «звании» священника и на 75 году вообще могут на пенсию отправить в случае выхода из УАПЦ, просто вынужден одновременно сидеть на двух стульях «до последнего» — и никакой другой вариант, кроме того, как пересесть из пока ещё существующего неканонического кресла сразу в уже созданное каноническое, ни его, ни «Макария Малетича» не устроит ни под какие гарантии. К тому же, после решения Синода КП ситуация усложнилась, поскольку в случае если бы предполагаемый «объединительный Собор» проходил в том составе, о котором «Филарет Денисенко» говорил 21 сентября, — «42 архиерея Киевского патриархата, 12 архиереев автокефальной церкви и 10 архиереев Московского патриархата», то такое соотношение архиереев не вызывало никаких сомнений в том, что патриархом будет избран только «Филарет Денисенко». Сейчас же, когда «оканониченным» митрополитом со стороны «всех Автокефальных церквей» является только сам «Филарет Денисенко», то его «безоговорочное» избрание патриархом, а соответственно и создание «Церкви Украины», находится под большим вопросом.

Митрополит Макарий (Малетич)
Митрополит Макарий (Малетич)
Адміністрація Президента України

В этих условиях хорошо понятно нежелание организаторов создания «Церкви Украины» что-либо объяснять и детализировать, поскольку этот «смутный период» религиозного сюра на Украине надо проскочить максимально быстро и без объяснений, так как есть ещё проблемы и с прихожанами «всех Автокефальных церквей», поскольку если Синодом КП не признаны рукоположения УПЦ КП И УАПЦ, о чём свидетельствует «каноническое восстановление» только до «званий» полученных до отлучения, то это, соответственно, должно означать и то, что Синод КП признал неканоническими все обряды, которые совершили неканонические служители неканонических и, соответственно, безблагодатных объединений, что признал и сам «Филарет Денисенко» в интервью «Радио Свобода» 21 сентября. А в этом случае прихожанам УПЦ КП и УАПЦ при переходе в новую каноническую «Церковь Украины» придётся «перекрещиваться», «перевенчиваться» и т. д., непонятно только, каким образом будет решаться вопрос с «переотпеванием», что, естественно, никакого энтузиазма у прихожан УПЦ КП и УАПЦ не вызовет, и поэтому для организаторов новой «Церкви Украины» желательно, чтобы прихожане об этом узнали уже после ликвидации УПЦ КП и УАПЦ, когда им возвращаться в случае несогласия будет уже некуда. О попытке завуалировать действительность говорит и принятое УПЦ КП 20 октября решение о том, что для контактов с другими церквями титул «Филарета Денисенко» будет звучать, как «блаженнейший архиепископ митрополит Киевский и всея Руси-Украины», но для «внутреннего пользования» он по-прежнему останется… «патриархом»?!

В принципе, о нестыковках процесса организации новой «Церкви Украины» можно писать ещё много, и они могут существенно замедлить этот процесс, но вряд ли они в конечном итоге повлияют на его завершение, поскольку воспрепятствовать этому процессу, по сути, некому, особенно при всесторонней поддержке и даже непосредственном участии украинского правительства, Верховной Рады и лично президента Порошенко в процессе организации новой «Церкви Украины», несмотря на то, что согласно ст. 35-й Конституции церковь на Украине отделена от государства. Поэтому ситуация на Украине вполне может пройти по «чехословацкому сценарию», по которому Православная церковь Чешских земель и Словакии (ПЦЧС) в конечном итоге приняла Томос об автокефалии от КП.

ПЦЧС (до 1992 года Чехословацкая православная церковь) в 1946 году перешла от сербской юрисдикции под юрисдикцию РПЦ, а 23 ноября 1951 года получила от РПЦ автокефалию, которую КП не признал, считая, что РПЦ не имела право на её дарование, так как ПЦЧС со времен святых Кирилла и Мефодия находилась в юрисдикции КП. А 27 августа 1998 года КП издал «Патриарший и Синодальный Томос о даровании автокефалии святой Православной церкви в Чешских землях и Словакии», который длительное время оставался невостребованным. Однако после организованной в 2013 году кампании в СМИ против предстоятеля ПЦЧС митрополита Христофора, он был вынужден уйти на покой, а до момента избрания нового предстоятеля местоблюстителем Чехословацкой кафедры был назначен архиепископ Оломоуцкий и Брненский Симеон. Но когда между членами Синода ПЦЧС возникли разногласия, в результате которых архиепископ Симеон остался в меньшинстве, то он пригласил на Синод… двух архиереев КП, в том числе того самого митрополита Гальского Эммануила, который оглашал решение Синода КП в отношении Украины. Трое остальных членов Синода, возмущённых этим поступком архиепископа Симеона, отстранили его от должности и избрали на его место архиепископа Прешовского Ростислава, которого Поместный Собор ПЦЧС затем избрал предстоятелем ПЦЧС.

Митрополит Ростислав
Митрополит Ростислав
Saint-Petersburg Theological Academy

Однако признанное РПЦ избрание Ростислава архиепископ Симеон, поддержанный властями Чехии, признавать отказался, а КП с митрополитом Ростиславом и поддерживающими его иерархами и вовсе прервал всякое общение, в результате чего ПЦЧС оказалась на грани раскола на две церкви, — Чехии и Словакии. Раздор завершился 13−14 января 2016 года, когда на Синоде ПЦЧС, в котором участвовали все архиереи и… патриарх Варфоломей, архиепископ Ростислав был признан главой церкви, все рукоположения законными, епископы правящими, а действительным документом, дарящим автокефалию ПЦЧС, был признан исключительно томос, изданный в 1998 году КП. Таким образом, хоть и с трёхгодичными «шумом и пылью», но ПЦЧС была перемещена из юрисдикции РПЦ в юрисдикцию КП, а РПЦ удовлетворилась только воспоминаниями о том, что первой предоставила автокефалию ПЦЧС.

Другими словами, раскол в ПЦЧС был ликвидирован КП по тому же принципу, который огласил патриарх Варфоломей практически сразу после его встречи с патриархом Кириллом 30 августа в Стамбуле: «Поскольку Россия, как ответственная за нынешнюю болезненную ситуацию на Украине, не способна решить проблему, Вселенский патриархат взял на себя инициативу по решению проблемы в соответствии с полномочиями, предоставленными ему священными канонами и юрисдикционной ответственностью». И если РПЦ смирилась с переходом ПЦЧС в юрисдикцию КП тогда, то почему при практически сходных обстоятельствах (наличие у части духовенства и прихожан стремления перейти под юрисдикцию КП, которое поддерживает правительство), на Украине не может быть точно так же? Тем более, что каких-либо реально действенных шагов со стороны РПЦ и УПЦ, которые могли бы серьёзно помешать действиям КП по созданию новой «Церкви Украины» пока не видно.

Иск в турецкий суд на КП и патриарха Варфоломея, поданный Турецкой православной церковью (ТПЦ), серьёзно воспринимать, пожалуй, не стоит, хотя пресс-секретарь патриархата ТПЦ Севги Эренерол и заявила, что «у Варфоломея нет полномочий отправлять своих экзархов в Украину и давать автокефалию её церкви. Статус Константинопольского патриарха, согласно Лозаннскому мирному договору 1923 года, ограничивается отправлением богослужений для проживающих в Турции греков», и даже отметила, что в иске действия КП квалифицированы «как дело политическое и далекое от религии». И не потому, что ТПЦ была образована в 1922 как некая «национальная» православная церковь в противовес КП, после образования захватила у КП 4 храма и, хотя дожила до нынешнего времени, но никакой роли не играет ни в Турции, ни тем более во Вселенском Православии, которое её вообще за церковь не считает. Статус и храмы ТПЦ сохраняет, что и позволяет ей предпринимать определённые юридические действия.

С одной стороны, этот иск действительно основан на ранее декларировавшейся официальной позиции турецких властей, например, в июне 2007 года, отвечая на вопрос афинской газеты «Катимерини» о возможности признания Турцией «вселенского» титула патриарха Варфоломея, бывший в то время главой МИД экс-президент Абдуллах Гюль заявил, что, согласно нормам Лозаннского договора, предстоятелю КП позволено находиться в Турции для духовного окормления граждан греко-православного происхождения, проживающих в Стамбуле, и добавил: «Иными словами, дарование фанарскому греческому православному патриарху титула «вселенский» противоречит Лозаннскому договору». А в том же июне 2007 года Высший апелляционный суд Турции вынес решение о том, что патриарх Варфоломей не имеет права использовать в своем официальном титуле слово «вселенский», поскольку, как указано в постановлении суда: «Патриархат, которому было позволено пребывать на территории Турции, является объектом турецкого права. Законные основания для претензий патриархата на вселенский статус отсутствуют».

Собор Святой Софии. Стамбул
Собор Святой Софии. Стамбул
rild Vågen

Но с другой стороны, 27 января 2010 года Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) приняла резолюцию № 1704 «Свобода религиозных и других человеческих прав немусульманского меньшинства в Турции и мусульманского меньшинства во Фракии (Восточная Греция)» в которой в п. 19.4 призвала турецкие власти «предоставить Вселенскому православному патриархату Стамбула право свободно пользоваться определением «вселенский». А в марте 2010 года Венецианская комиссия Совета Европы охарактеризовала решение Верховного суда Турции от 2007 года как прямое вмешательство в свободу религии, которое противоречит статье 9 Европейской конвенции прав человека, поскольку ни один светский суд не имеет никакой юрисдикции относительно того, является ли религиозный лидер «экуменическим» (как дословно указано в титуле Константинопольского патриарха), то есть вселенским, или нет. А как отнеслись турецкие власти к выполнению резолюции ПАСЕ, показывает, например, тот факт, что согласно турецкому законодательству членами Синода КП могут быть только граждане Турции, но поскольку пунктом 19.1 резолюции турецкие власти обязали «найти конструктивные решения для выдачи разрешений на работу представителям духовенства из других стран», то уже к декабрю того же 2010 года турецкое гражданство было предоставлено 17 зарубежным иерархам КП! К тому же 25 апреля, т. е. сразу после заявления о намерении рассмотреть вопрос о предоставлении томоса Украине, патриарх Варфоломей встречался с президентом Турции Реджепом Эрдоганом и министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу, что, скорее всего, означает, что Эрдоган как минимум не против действий патриарха Варфоломея. Поэтому перспективы иска ТПЦ к КП, вероятнее всего, совсем ничтожные.

Было бы логично, если бы в сентябре УПЦ направила официальный протест Эрдогану или хотя бы в МИД Турции по поводу приезда на Украину экзархов патриарха Варфоломея, расценив это как вмешательство турецкого государственного чиновника, представляющего турецкое правительство, во внутренние дела церкви другого государства, что как минимум прояснило бы официальную позицию Турции в этом вопросе, но со стороны УПЦ никаких действий предпринято не было. В результате приходится констатировать ситуацию, когда с одной стороны идёт, хотя и со значительными информационными издержками и организационными пробуксовками, но целенаправленная последовательная работа по созданию новой «Церкви Украины» при активнейшей всесторонней поддержке украинского правительства, парламента и лично президента, а с другой стороны, по сути, кроме декларативного протеста в виде решения Синода РПЦ от 15 октября, других действий не наблюдается.

Что касается официальной позиции РФ, то её сформулировал пресс-секретарь президента РФ Владимира Путина Дмитрий Песков: «В случае если развивающиеся события войдут в русло противоправных действий, то, конечно, как Россия везде защищает интересы русских и русскоговорящих, то так же, и об этом неоднократно говорил Путин, Россия защищает интересы православных», а на вопрос, каким образом Россия будет защищать интересы православных, Песков простодушно ответил: «исключительно политико-дипломатическим». Кроме того, что это заявление ни о чём, так и Путин в очередной раз от слов Пескова может запросто «отморозиться», как он это сделал во время интервью телеканалу NBC: «Неужели вы думаете, что я каждого контролирую? Вон Песков сидит напротив, мой пресс-секретарь, он несёт иногда такую пургу, я смотрю по телевизору и думаю: чего он там рассказывает? Кто ему это поручил?» Поэтому, скорее всего, вся «защита интересов православных» будет выражаться в уже давно ставшей мемом крылатой фразе: «МИД РФ выражает глубокую озабоченность», которая означает, что конкретно никто ничего предпринимать не будет, что и происходит в настоящее время.

А насколько глубоко чиновники МИД РФ разбираются в вопросах, особенно его глава Сергей Лавров, свидетельствует его характеристика решений Синода КП в интервью журналистам «РТ Франс», «Пари Матч» и «Фигаро» 12 октября: «Эта провокация задумана с тем, чтобы использовать две неканонические раскольничьи церкви на Украине (Украинская православная церковь Киевского патриархата и Украинская автокефальная церковь), которые никогда не были признаны ни одной православной церковью, но которые в интересах этой провокации, созвав на днях Священный Синод в Константинополе, патриарх Варфоломей признал каноническими и снял анафему с двух иерархов, возглавляющих эти раскольничьи церкви».

Дымовая завеса
Дымовая завеса
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Но, во-первых, «патриарх Варфоломей» УПЦ КП и УАПЦ «каноническими» не признал, во-вторых, «анафему» с «иерарха» УПЦ КП он не снял, поскольку в решении Синода КП даже слово такое отсутствует, и, в-третьих, с «иерарха» УАПЦ снять «анафему» вообще невозможно, хотя бы по той простой причине, что на него никто никогда её и не возлагал.

В таких условиях призывы РПЦ и УПЦ к поместным православным церквям о непризнании новой «Церкви Украины» могут оказаться услышанными, но… не принятыми. В конечном итоге, всё будет зависеть от того, насколько убедительно КП обоснует свои действия на Украине по возвращению миллионов верующих «Автокефальных церквей» из раскола в лоно канонической Церкви и именно каноническим путём, и вряд ли при этом вопрос о принадлежности «канонической территории» будет играть главенствующую роль. К тому же поместные православные церкви могут занять и двойственную позицию, — осудить вмешательство КП во внутренние дела РПЦ и УПЦ, но признать новую «Церковь Украины», обосновывая своё решение нецелесообразностью отторжения от канонического православия миллионов верующих, принявших решение вернуться в лоно канонической Православной Церкви.

В настоящее время, учитывая «закулисность» переговоров между участниками создания новой «Церкви Украины» и такие же тайные «подковёрные договорняки» между ними, которые, естественно, не афишируются и афишироваться не будут, а также неопределённость позиций большинства поместных православных церквей по отношению к обострившемуся противостоянию КП и РПЦ, очень сложно моделировать реальное развитие ситуации даже предположительно. Совершенно определённо можно сказать только то, что уже запущенный процесс создания новой «Церкви Украины» под юрисдикцией КП существенно углубит уже имеющийся раскол в украинском обществе, и не только по религиозным признакам.