Сказанное Владимиром Путиным по поводу посмертных путей авторов и жертв ядерной катастрофы мне не понравилось. Слишком упрощённо прозвучало. Думаю — вернее, надеюсь, — что он и сам уже об этом успел пожалеть: тема эта из числа конечных, здесь упрощения неуместны.

Судный день
Судный день
Цитата из х/ф «Доктор Стрейнджлав». Реж. Стэнли Кубрик. 1964. США

Судьба грешников определяется не на земле, и точно — не в зависимости от того, живут они в стране, чьё правительство решило первым применить ядерное оружие, или в стране, по которой ядерный удар наносится. Нет такой «шкалы отпущения грехов»: за это точно прежние грехи будут отпущены, за это — наполовину, а за это — вообще нет. Даже гибель за Родину в бою, думаю, некоторых грехов не снимает. Поэтому и гласит народная мудрость: «рад бы в рай, да грехи не пускают». То есть всё что угодно сделаю, но чувствую, что прощения мне нет…

Впрочем, повторю, это решать не людям. Смерть за Родину всем даёт большую надежду.

Мы, однако, живём в век упрощений и политизированности. Если смотреть под этим, политическо-актуальным, углом зрения, то фраза Владимира Путина о том, что «агрессор все равно должен знать, что возмездие неизбежно, что он будет уничтожен, а мы — жертвы агрессии, и мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут», абсолютно верна.

Именно поэтому американцы в последние перестроечные годы — и особенно после 1991 года — предприняли неимоверные усилия, чтобы помешать нам завершить создание задуманной в Советском Союзе системы ответно-встречного ядерного удара. Им хотелось получить полную гарантию своей ядерной безопасности. Да и сегодня хочется.

Американцы планируют ядерный удар по СССР
Американцы планируют ядерный удар по СССР
Цитата из х/ф «Система безопасности». Реж. Сидни Люмет. 1964. США

Судя по ряду высказываний президента России, сделанных им в последнее время, нам удалось эту систему восстановить и усовершенствовать. Другими словами, у агрессора появился последний аргумент для отказа от своих планов: понимание возможности своего полного уничтожения.

Это аргумент не только для правителей, но и — даже в большей степени — для народов. В первую очередь, для граждан США: «Думайте, кого выбираете. Думайте, до чего способна довести военная истерия ваших правителей».

Короче, наша способность нанести агрессору неприемлемый ответно-встречный ущерб, уничтожить его — это существенный повод надеяться, что у всех, причём не только в США, будет время перед смертью покаяться. А лучше бы — и не только перед смертью.