По мере того как Россия осуществляет все более агрессивные шаги в сторону стран Европы, Швеция и Финляндия могут отказаться от своего неприсоединения к НАТО и стать членами Североатлантического блока, пишет бывший премьер-министр Швеции Карл Бильдт в статье для The Strategist.

Высадившись в портах на западе Швеции, военные конвои из разных стран НАТО заполонили шведские улицы, принуждая полицию страны перекрывать некоторые дороги. Они направляются в Норвегию, где около 50 тыс. военнослужащих различных родов войск примут участие в крупнейших за последние несколько лет военных учениях НАТО. Операция «Единый трезубец» (Trident Juncture) имеет четкую цель: продемонстрировать способность альянса защищать Норвегию от иностранного агрессора.

И называть потенциального агрессора нет необходимости. Очевидно, что это не Швеция или Финляндия, поскольку оба государства принимают участие в учениях. Во время холодной войны Финляндия оказалась под давлением Советского Союза, который стремился расширить свое пространство для маневра. Но Хельсинки всегда оставались непреклонными в своем стремлении защитить свою западную идентичность. Точно так же Швеция всегда воздерживалась от вступления в НАТО из-за своей давнего геополитического стремления к нейтралитету и из солидарности с Финляндией. И хотя Дания и Норвегия присоединились к альянсу, они долгое время отказывались от размещения на своей территории иностранных сил в мирное время.

Но в последние годы ландшафт безопасности Северной Европы стал меняться. В ответ на «российские агрессию и ревизионизм» блок НАТО развернул свои батальоны в Эстонии, Латвии и Литве, а также эскадрильи ВВС для защиты воздушного пространства этих стран. И в Швеции, и в Финляндии выросли расходы на оборону, а также продолжается дискуссия о том, следует ли модернизировать привилегированное партнерство обеих стран с НАТО до полного членства.

Со своей стороны, Швеция уже признает, что в случае начала в Северной Европе конфликта ее территория будет активно использоваться для операций НАТО. Это понимание все активнее влияет на формирование оборонной политики страны. Шведское внешнеполитическое ведомство понимает, что любая угроза суверенитету стран Прибалтики или Норвегии также будет представлять угрозу безопасности Швеции. Следовательно, Швеция не просто участвует в «Едином трезубце», но также развивает партнерство в области безопасности с Польшей для обеспечения защиты района Балтийского моря.

Укрепление сотрудничества Швеции с НАТО далеко от доктрины неприсоединения времен холодной войны. В то время сторонники нейтралитета восприняли бы любой намек на сотрудничество с НАТО и Западом как акт измены. Стратегия заключалась в том, чтобы убедить Кремль, что такого никогда не произойдет. Безусловно, это всегда было простой шарадой. У Советского Союза было достаточно источников в правительстве Швеции, чтобы узнать о его секретных связях с Западом. Неважно, верил ли шведский народ в нейтралитет своей страны, Москва знала, что это ложь. Теперь скрывать уже нечего: полномасштабная военная интеграция Швеции с НАТО не за горами.

Тем не менее полное членство в НАТО остается спорным вопросом в Швеции. В прежние времена внешняя политика Швеции разрывалась между двумя очень разными подходами. С одной стороны, Швеция создавала из-за своего активизма впечатление скорее неправительственной организации, нежели национального государства. С другой стороны, Стокгольм всегда вел гиперреалистичную политику «глубокой безопасности», хотя и говорили о ней только за закрытыми дверьми. И сегодня такое противоречие стоит на пути рационального обсуждения политики безопасности страны.

Что касается Финляндии, она почти всегда следовала второму пути, и почти никогда не проявляла активизма. Поэтому в отсутствие значительных разногласий в стране, было легче переходить на новые геополитические реалии. Например, Финляндия прямо заявила, что считает, что членство в НАТО является важным вариантом для своей политики в области безопасности. В предстоящие годы Швеция будет продолжать сближаться с НАТО. Благодаря совместным учениям произойдет более глубокое объединение целей и создание общих возможностей сдерживания для всей Северной Европы и района Балтийского моря.

Безусловно, сегодняшняя мобилизация не вызвана острой угрозой со стороны России. Но агрессивные усилия России по модернизации своих вооруженных сил все же требуют от Запада увеличения собственного оборонного потенциала в регионе. Европа должна направить четкое сообщение о том, что на оппортунистические акты агрессии будет дан ответ — как сейчас, так и в будущем. С помощью подготовки собственного потенциала обороны возможно обеспечить мир и стабильность в регионе, что является предпосылкой для продолжения более конструктивных отношений с Россией в долгосрочной перспективе.