Asia Times: Политика КНР на Ближнем Востоке претерпит серьезные изменения

Через инициативу «Один пояс и один путь» Китай будет двигаться от дезинтегрированного подхода к комплексному взаимодействию с Ближним Востоком

Александр Белов, 13 октября 2018, 07:05 — REGNUM  

В 2008 году американский академик Роберт Оуэн Кеохэйн отметил, что «международные организации не доминируют над мощными государствами, и редко пытаются это сделать… но эти организации могут изменить то, как действуют эти государства». Считается, что Китай не имеет особого политического влияния на Ближний Восток. Китайские дипломаты занимаются экономическими ресурсами, такими как нефтепродукты, потребительскими рынками и передовыми технологиями, но не вмешиваются в политические проблемы региона. Такое положение вещей проистекает из консервативной догмы, которая преобладала во внешней политике китайского реформатора Дэн Сяопина. Если зарубежные ресурсы не представляют чрезвычайную важность для национальной безопасности Китая, то китайская внешняя политика должна избегать агрессивных политических действий, пишет Сэм Честер в статье для издания Asia Times.

Читайте также: Atlantic: Альянсу между США и Саудовской Аравией грозит раскол

На Ближнем Востоке есть единственный ресурс, который может оказать прямое влияние на национальную безопасность Китая — нефтехимические продукты. К счастью для Китая, доступ к ближневосточной нефти и газу предоставляют глобальные энергетические рынки. Китайские дипломаты и компании могут беспрепятственно налаживать тесные связи с региональными противниками. Поэтому не удивительно, что основу китайской деятельности на Ближнем Востоке составляют торговля и инвестиции, а не танки и военные соглашения.

С точки зрения КНР, Ближний Восток нельзя воспринимать как единый регион. В политическом и коммерческом отношении Китай привык делить Ближний Восток на отдельные части. Пекин всегда уделял региональной политике только поверхностное внимание.

То, что Китай не воспринимает регион как единое целое можно увидеть на примере отношений Пекина со странами Передней Азии. Например, Турция и Израиль не входят в учебные планы китайских университетов в рамках изучения стран Передней Азии. В отделе МИД КНР, который отвечает за связи со странами Передней Азии, отведены отдельные должности, которые работают только с Израилем, Ираном или Турцией. До недавнего времени единственной региональной международной организацией КНР был Форум сотрудничества Китая и арабских государств, в рамках этой организации Пекин взаимодействовал только с арабскими странами. Благодаря игнорированию региональных геополитических проблем китайские дипломаты могут поддерживать прочные связи с такими враждебными друг другу государствами, как Иран, Саудовская Аравия и Израиль. Китайские компании, такие как China Harbour и Huawei, придерживаются аналогичного подхода, разграничивая свою коммерческую деятельность в Израиле от проектов в Иране и странах-членах Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива.

Похоже, что теперь Китай намерен изменить свой подход к региону. Инициатива «Один пояс и один путь» будет играть все более важную роль в азиатской стратегии Китая в ближайшие годы. Морские порты, железные дороги и трубопроводы должны будут объединить регион. Это должно привести к росту политического влияния КНР в регионе и увеличению объемов региональной торговли.

Читайте также: National Interest: Фантазии США в отношении КНДР могут привести к кризису

В регионе возрастет роль международных организаций, таких как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) и Шанхайская организация сотрудничества (ШОС), которые могут обратить внимание на решение геополитических проблем Ближнего Востока. В отличие от Форума сотрудничества Китая и арабских государств, АБИИ и, как сообщается, ШОС могут включить в свой состав региональных противников. Когда Израиль, Иран и Саудовская Аравия будут работать в одном комитете под председательством Китая, распределяющего инфраструктурный капитал и решающего вопросы в сфере региональной безопасности, то политический отпечаток КНР в регионе станет носить более выраженный характер. Через инициативу «Один пояс и один путь» Китай будет двигаться от дезинтегрированного подхода к комплексному взаимодействию с Ближним Востоком.

Фактически, Китай начнет использовать на Ближнем Востоке ту же стратегию, которую он недавно начал проводить на международном уровне. Цель данной стратегии заключается в изменении существующих норм и создании альтернативных западным организаций. Следовательно, вовлеченность Китая в сложную региональную политику будет увеличиваться.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail