Ирако-сирийская «мозаика» и будущие «торги»

Перипетии усиливающей конфронтации между Ираном и США несколько оттеняют то, что происходит в Ираке и Сирии. Без понимания того, что творится в Ираке, мы не поймём определённой октябрьской обострённости в Сирии

Сергей Шакарянц, 13 октября 2018, 18:40 — REGNUM  

Перипетии усиливающейся конфронтации между Ираном и США несколько оттеняют то, что происходит в Ираке и Сирии. Ну, например, прямо в последние дни Вашингтон настолько активизировал свои шаги в деле «обработки» международного сообщества, что 4 октября администрация президента США Дональда Трампа в лице его советника по национальной безопасности Джона Болтона представила новую национальную стратегию борьбы с терроризмом, и в ней двумя наиболее значимыми угрозами для США выделены… Иран и «радикальные террористические группировки». Причём американцы, в угоду Израилю и внутриамериканским сионистским кругам, в нынешней версии документа Ирану отвели основное место. По-человечески говоря, это подлость, а не политика, если знать, что иранский народ за 5−6 лет антитеррористической войны на своих границах, в Ираке и Сирии положил на алтарь победы тысячи жизней своих сыновей. И продолжает бороться — ибо враги Ирана не унимаются, чему наглядное доказательство — недавний теракт в Ахвазе 22 сентября, с десятками жертв, среди которых не менее половины — невинные женщины и дети. Вашингтон уже «пристегнул» к своей антииранской колеснице своего очередного «крестового похода» против Ближнего Востока и меркелевскую Германию. В тот же день, когда Болтон довольно зачитывал новую стратегию США по борьбе с терроризмом, немецкая канцлер, как передавала Deutsche Welle, в переговорах с премьер-министром Израиля Беньямином Нетаньяху внезапно заявила, что она солидарна с израильским правительством в том, что должны быть приложены все возможные усилия, дабы «предотвратить появление ядерного оружия у Ирана». При этом Меркель указала на существующую «реальную опасность» для Израиля с иранской стороны. Глава немецкого правительства полагает, что данная угроза «стала ещё больше» в свете вовлечённости Ирана в сирийский конфликт. Бывшая гэдээровская комсомолка, видимо, хочет не знать о доказательствах причастности к созданию группировки «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) спецслужб США и Израиля, которые были преданы огласке спецслужбами Ирана в августе 2014 г. И как часто иранцы и сирийцы арестовывали спецназовцев США, Израиля, стран Запада — даже немцев! — на позициях боевиков ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и других террористических организаций в той же Сирии…

Можно, конечно, ещё раз посетовать на двуличность государств Запада и Израиля, которые уж в спонсировании террористов, сеявших смерть и разрушения в Ираке и Сирии, точно принимали участие. Правда, фарисейски именовали в своих документах террористов «умеренной оппозицией» и так далее. Ранее мы уже отмечали, что шаги, предпринимаемые сейчас Тегераном в плане присоединения к Конвенции о борьбе с финансированием терроризма (CFT) — это не только итог согласованности политики с Россией и Китаем, но и перспективное направление иранской стратегии по разоблачению истинных спонсоров как «Аль-Каеды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), так и других террористических организаций, в том числе — тех, которые используются как «прокси-армия» в негласной войне с Ираном. Не стоит сомневаться в том, что основные разоблачения и скандалы вокруг темы финансирования бесчинств террористов в Ираке и Сирии — ещё впереди. Кстати, обратим внимание вот ещё на что — как известно, теперь США обуславливают свой выход из Сирии… присутствием в этой стране иранских военных советников: мол, вот когда уйдут иранцы — тогда будут выведены и американские войска. Напрочь и аморально преступное заявление, ведь иранские военные советники находились и находятся в Сирии согласно двусторонним договоренностям между военными Дамаска и Тегерана, в то время как военных США никто в Сирию не приглашал и не направлял.

Прислушавшись к США, нагло начал игнорировать свои обязательства и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, который, и тоже 4 октября, заявил, что никуда Турция свои войска из Сирии не будет выводить, пока в этой стране не пройдут выборы и не сформируется новое правительство: «Мы оставим Сирию её хозяевам, как только они (сирийцы) проведут свои выборы», передавало агентство Reuters. При этом как США, так и Эрдоган, отлично знают, что требование о выводе американцев и турок из Сирии — краеугольный камень условий, выдвигаемых согласованно и скоординированно Сирией, Ираном и Россией. Эрдоган сам признался, что на сегодняшний день в зоне деэскалации «Идлиб» по соглашениям с Россией и Ираном армия Турции располагает 12 наблюдательными постами, Россия — десятью, а иранские военные создали 6 полевых пунктов мониторинга за ситуацией. В то же время, по данным различных источников, с момента заключения российско-турецкого соглашения по демилитаризованной зоне в северо-западной части Сирии, армия и спецназы службы безопасности Турции нарастили своё присутствие в регионе в несколько раз. В провинцию Идлиб и в оккупированную часть провинции Алеппо дополнительно переброшены сотни турецких военных и десятки единиц техники различного назначения. Турецкий президент не может не понимать, что такими заявлениями он ставит под угрозу выполнения своих соглашений с президентом России Владимиром Путиным по Идлибу, а в целом — даёт понять и Путину, и иранскому президенту Хасану Роухани, что все предыдущие заверения Анкары в том, что она привержена «Астанинскому процессу» и трёхстороннему формату (Иран-Россия-Турция) по Сирии — гроша ломанного не стоят без того, чтобы вслед за демилитаризацией Идлиба получил бы своё решение и вопрос о полном и безоговорочном выводе турок со всех территорий в Северной Сирии.

Сейчас переедем на время из Сирии в Ирак. Без понимания того, что творится в Ираке, мы не поймём определённой октябрьской обострённости в Сирии. Сейчас о развитии событий в Багдаде, Басре, в Иракском Курдистане пишется и сообщается гораздо меньше, чем в предыдущие месяцы, ‑ и зря. Восстановление стабильности в Ираке — вот залог последующей стабилизации ситуации на западных границах Ирана и внутри соседней Сирии. Поэтому понятны усилия США и Турции «заморозить» хаос и нестабильность в Ираке. Но сейчас в этой стране ускоренным ритмом происходят существенные события и изменения. Всё настолько неоднозначно, что США вновь усилили свои «обработки» действующих политиков и партий по всему Ираку. Тем не менее, пока не произошло роковых и «сейсмоопасных» изменений, хотя уже в курдских и иных источниках замелькали статейки и заголовки с общим рефреном — ну, например: «Ирак: демократия по американскому образцу», и при этом не следует думать, что в этих рефренах есть обоснованная и объективная толика критики. Рассмотрение иракских реалий убеждает — никакая «демократия американского образца» Ближнему Востоку мира не приносит, напротив, всё идёт к тому, что война становится фактором перманентности и постоянной угрозы для всего населения. И не только Ирака — но и соседних с ним государств. В этом и есть основная заинтересованность тех, кто создавал и пестовал феномен группировки ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) именно на иракской территории — постоянная война и постоянные террористические угрозы в Ираке являются залогом того, что всегда можно будет угрожать и Сирии, и Ирану, а в перспективе — почему нет? — России и Китаю. Собственно, шаг Москвы по участию в созданию именно в Багдаде четырёхстороннего совместного Военно-информационного центра по борьбе и профилактике терроризма в регионе был обусловлен именно тем, что царство террора в Ираке (как и, разумеется, в Сирии) — это угроза безопасности, угроза распространения терроризма и на Закавказье, и на южные границы России.

Итак, в Ираке после долгих споров, дебатов, пересчётов голосов, сомнений и колебаний, после откровенной провокации клана Масуда Барзани и его Демократической партии Курдистана (PDK), 2 октября был избран новый президент Ирака. Как и заложено в недрах иракской Конституции, им стал курд по национальности, но представитель соперничающего с Барзани клана Ат-Талабани и его партии Патриотический союз Курдистана (YNK), Бархам Салих, который на следующий же день поручил шииту, бывшему лидеру Высшего Исламского Совета Ирака и бывшему вице-президенту страны Аделю Абдулл Махди сформировать кабинет правительства в Багдаде. Согласно иракской Конституции, Абдулл Махди, в настоящее время имеет 30 дней для создания нового правительства и представления его совету представителей для утверждения. Клан Барзани не прекращает, однако, нападок на нового президента. Однако наиболее удивительным является то, что и проиранская курдская партия «Горран» («Движение за перемены») не слишком лояльно отнеслась к избранию Бархама Салиха президентом Ирака. Почему это удивляет — скажем ниже, но в то же время отметим, что Салиха с новой должностью сердечно поздравили власти и России, и Ирана. А Хэмин Шехани, член Национального собрания «Горран», сказал в интервью агентству BasNews, что политические аргументы в пользу избрания Бархама Салиха не могут отвлечь внимание его партии от мошенничеств, допущенных на недавних парламентских выборах в Курдистане партией Салиха (YNK).

«Как «Горран», мы не фокусируемся на этой [президентской] позиции. Мы полностью сосредоточены на обращениях, связанных с фальсификацией выборов … Короче говоря: мы не видим Бархама Салиха нашим президентом», — сказал Шехани, предупредив, что его партия не откажется от «украденных» у неё голосов.

Тут речь всё ещё о скандальных событиях в Иракском Курдистане в связи с летними парламентскими выборами, а не, допустим, недавними выборами в парламент Иракского Курдистана. Причём напомним — сама партия YNK, весь клан Ат-Талабани категорически отрицают обвинения от партии «Горран».

Вот в такой сложной и обострённой ситуации прошли 30 сентября парламентские выборы в Иракском Курдистане — территории, которая конституционно именуется Региональным правительством в Курдистане (KRG). Удивительно, но на фоне непрекращающихся заявлений клана Барзани о своей «сокрушительной» победе, не прекращаются также обвинения оппонентов партии PDK в разного рода нарушениях и фальсификациях. В этих условиях клану Барзани пришло в голову вновь навязать дискуссию о Мосуле, Киркуке и других территориях, которые по Конституции Ирака не являлись и не являются составными частями курдской автономии KRG. В принципе, даже в курдских источниках не сразу найдёшь окончательные итоги парламентских выборах. Тем не менее, есть все основания полагать, что итоговые результаты несущественно будут отличаться от тех сведений, которые официальная Арбела (Эрбиль) объявила 4 октября. Итак, новый парламент курдской автономии Ирака будет иметь следующую картину — барзаниевская партия DPK получит 44 депутатских мандата, а их главные конкуренты — талабаниевский YNK получит 21 депутатский мандат. У партии «Горран» 12 мест в парламенте. Блок «Новое поколение» — 8 мест. Организация «Исламская группа Курдистана» (ИГК) — 7 мест. Движение «За реформы» — 5 мест. По одному депутатскому мандату получили партия «Сардам», блок «Коалиция за демократию и справедливость» и партия «Азади». Если учесть, что партии YNK и «Горран», организация ИГК и блок «Новое поколение» по событиям 2016 г. выступили против Масуда Барзани и его партии, в итоге доведя Барзани до добровольной отставки, то у противников бывшего президента Иракского Курдистана и его партии DPK — пусть и несущественное, но суммарное большинство депутатских мандатов. То есть говорить о победе над политическими или внутрикурдскими, субэтническими группами оппонентов — это у клана Барзани явные проявления бонапартизма.

Сейчас объясним, например, почему демарш курдской партии «Горран» против курда-президента Ирака Бархама Салихи, представляющего талабаниевский YNK, выглядит удивительным. 6 октября, понимая, что же на самом деле происходит в Иракском Курдистане, не выдержали нервы у ряда ведущих суннитских политиков Ирака. Лидер суннитской партии «Умма» Митал аль-Алуси заявил, что «иранский режим побеждает США в Ираке путём назначения верных Тегерану людей на высшие посты». По мнению Алуси, курд Салихи из YNK на посту президента Ирака, — это ещё одна победа Тегерана над Вашингтоном в иракской политике. «Иран захватил контроль над двумя самыми важными институтами в иракском государстве, назначив шиита Мохаммеда аль-Халбоуси в качестве спикера парламента, а Бархама Салихи — президентом страны. Это очень опасный знак», — сказал Алуси, по мнению которого иранское вмешательство в дела Ирака станет ещё более серьёзным через шиитские блоки, которые доминируют в парламенте страны. «Иранский режим и Кассем Солеймани [командующий элитными силами спецназа «Кодс» КСИР Ирана] теперь контролируют землю, море и воздушное пространство Ирака, включая «Зелёную зону» [особо охраняемую зону Багдада, где находятся здания посольств и правительства]», — считает аль-Алуси. 10 октября уже спецпредставитель США по взаимодействию с Сирией Джеймс Джеффри предупредил о растущем влиянии Ирана на партию YNK, назвав это «большим и новым фактом». Выразим несогласие — в том плане, что факт-то большой, очень важный. Но — не новый. Мы не раз и не два писали, в том числе и в предыдущие годы, что Иран по-особому работает со всеми курдскими партиями и организациями Ирака, и уже в 2017 г. доминирование Ирана было настолько сильным, что в ряде случаев курды из партий и организаций, оппозиционных клану Барзани, без боёв сдавали Найнаву, езидские районы, Киркук и др. армии Ирака и шиитскому ополчению «Аль-Хашд аш-Шааби».

Во время пресс-конференции, Джеффри, занимавший пост посла США в Ираке в период с 2010 по 2012 годы, ответил репортёрам касательно перспектив политического сосуществования между талабаниевского YNK и барзаниевской PDK в качестве двух основных политических партий в Иракском Курдистане:

«YNK разбит на различные фракции и в какой-то степени находится под влиянием иранцев. Это очень большой и новый факт, который мы не наблюдали в течение всего моего срока, связанного с Курдистаном. Даже когда Ат-Талабани и Барзани сражались в 1996 году, а также втягивали турок, иракцев и иранцев, они по-прежнему были последовательными организациями, которые были способны не только сражаться друг с другом, но и очень быстро сформировать союз, который сохранялся до этого времени, но сейчас не так».

Американский дипломат считает, что новая ситуация в отношении YNK и иранского влияния на него является «совершенно новой», и Вашингтон не предполагал, что связи между барзаниевской PDK и YNK могут быть так нарушены. Панель, в ходе которой Джеффри сделал эти замечания впервые, была организована Организацией турецкого наследия в октябре 2017 г., всего через 2 дня после того, как иракская армия и шииты-ополченцы «Аль-Хашд аш-Шааби» вытеснили войска пешмерга из Киркука в ответ на референдум о независимости Иракского Курдистана. С того времени барзанисты обвиняют клан Ат-Талабани и курдские пешмерга партии YNK в «предательстве» и в том, что они заключили одностороннюю сделку с Тегераном и Багдадом о сдаче Киркука. И вот теперь Джеймс Джеффри повторил свои опасения в связи с сотрудничеством клана Ат-Талабани и партии YNK с Ираном и иракскими шиитами. Но, как известно, с 2014 г. и иракские шииты, и езиды, и иракские христиане (которые в конечном итоге сформировали свою знаменитую ополченческую «Вавилонскую бригаду» и вошли в состав шиитского добровольческого движения «Аль-Хашд аш-Шааби»), и партии YNK, «Горран» и др. обвиняли лично Масуда Барзани и его партию в неменьших предательствах — в частности, в сговорах с террористической группировкой ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и даже — участии в геноциде езидов! Именно обвинения оппонентов клана Барзани и партии PDK создали беспрецедентную ситуацию, когда, казалось бы, те курды, которые не были против независимости и принимали участие в референдуме, организованном и проведённом барзаниевской партией, сами же и заставили Барзани уйти в отставку, сами же признали нелегитимность референдума — то есть отказались и от его результатов.

В последние дни представители клана Барзани — и сам Масуд, и его родственник, заодно и и.о. премьер-министра KRG Нечирван Барзани, поочередно принимали в Арбеле представителей шиитских политических кругов Ирака. Так, Масуд Барзани принял главу коалиции «Фатх» Хади аль-Амери, который является также и одним из главных командиров шиитского ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», чтобы обсудить последние политические события в Ираке. Согласно заявлению канцелярии Барзани, во время встречи стороны провели переговоры о ходе выборов президента Ирака и о механизме, который был использован в этом процессе. Иракский шиитский чиновник выразил озабоченность по поводу неудачи курдских фракций в попытке выдвинуть единого курдского кандидата на высшую должность Ирака. Скупость сообщения канцелярии Барзани, конечно, не полностью отражает содержание переговоров и главную цель визита Хади аль-Амери. Потом и Нечирван Барзани принял того же Хади аль-Амери, «чтобы обсудить иракский политический процесс и формирование нового правительства в Багдаде». И здесь курдские источники были крайне скупы на информацию:

«Как заявили обе стороны, следующее правительство должно основываться на конституции Ирака и служить интересам всех иракцев на основе консенсуса, истинного партнёрства и баланса политической власти. Иракский шиитский чиновник заявил о высокой роли Курдистана в создании будущего правительства Ирака, и выразил надежду на скорое разрешение споров между Эрбилем [Арбелой] и Багдадом».

Поступают также сведения, что в Северный Ирак намерены нанести визиты и другие ведущие шиитские политики Ирака, в частности, спикер иракского парламента Мохаммед аль-Халбоуси. Честно говоря, на фоне продолжения активной «обработки» представителями США активистов барзаниевской партии PDK, начиная с самого Масуда Барзани, и членов правительства курдской автономии, уже не представляется удивительным и из ряда вон выходящим то обстоятельство, что после всплеска интереса иракских шиитов к клану Барзани, последовали наглые вылазки террористов в Иракском Курдистане. Учитывая, что Иран и его союзники продолжают обвинять США в использовании группировки ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и других террористов, вполне уместно предположение о том, что отдав приказ боевикам ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) предпринять дерзкие вылазки, Вашингтон как бы упреждающе шантажирует клан Барзани, пытаясь предотвратить дрейф барзаниевцев и их партии PDK на сторону Ирана и шиитов Ирака. Ну, например — 6 октября убита иракская модель Тара Фарес, 8 октября террористы разрушили 4 водопровода в районе Киркука. А 9 октября террористы убили двух полицейских вблизи Мосула. Ещё один теракт был сорван в Арбеле (Эрбиле) — арестованы была нейтрализована и арестована некая террористическая группа, связанная с ИГ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), имена и количество арестованных не сообщались.

Так или иначе, но все институты власти и все политики Ирака, будь то шииты, сунниты или курды, имеют крайне мало времени, чтобы оправдать свои занимаемые государственные должности. Всё дело в том, что победивший летом на парламентских выборах шиитский блок «Ас-Сайирун» великого аятоллы Муктады ас-Садра не намерен долго терпеть чью-либо «автономщину» и амбиции. Влиятельный шиитский иракский лидер дал лишь один год (!) новому иракскому правительству на проведение реформ. В заявлении, опубликованном на его официальной странице в Twitter, ас-Садр написал, что Адель Абдулл Махди, которому поручено создание нового правительства Ирака, будет находиться под его пристальным наблюдением в течение года, за который Махди и его правительству нужно побороть коррупцию в стране. Ас-Садр также выразил надежду на то, что Абдулл Махди сможет остаться беспристрастным на позиции премьер-министра и избежать влияния какой-либо политической партии. Второй по значению (после великого аятоллы Али ас-Систани — прим.) шиитский лидер предупредил, что, если новое правительство не справится с кризисами в Ираке, «народ восстанет». Это предупреждение касается ведь не только нового премьер-министра Ирака Абдулл Махди или президента-курда Бархама Салихи. Оно относится и к курдским лидерам и курдскому парламенту Северного Ирака, суннитским партиям и лидерам страны, наконец — к США. Как и переговоры одного из лидеров ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби» Хади аль-Амери в Арбеле с кланом Барзани, так и предупреждение великого аятоллы Муктады ас-Садра (чьи боевые отряды также составляют костяк сил «Аль-Хашд аш-Шааби») — это ясное напоминание о том, что в ближайшем будущем ни один вопрос безопасности в Ираке, будь то на шиитском Юге или курдском Севере, никто не сможет решать без активного и мощного участия Шиитского фактора.

А теперь вернёмся в Сирию. Вначале отметим, что сразу после удара возмездия за жертвы теракта в Ахвазе (1 октября) США и не проиранские курды Ирака обвиняли Иран в том, что ряд своих ракетных установок Тегеран разместил в шиитских регионах Ирака и… территориях Иракского Курдистана, в которых преобладают сторонники клана Ат-Талабани и его YNK. Так это или не так — на наш взгляд, не суть важно. Важно то, что это обстоятельство ещё раз доказало верность нашего утверждения о том, что стабильность на западных границах Ирана и в Сирии стратегически зависит от стабилизации внутри Ирака. И учитывая, что Иран предупредил о том, что удары 1 октября это только начало, и «будет продолжение», то мы понимаем — даже то, что турки не сумели «отбить» требование Ирана о наличии в демилитаризованной зоне «Идлиб» о создании 6 иранских военно-полевых пунктов мониторинга за ситуацией, уже доказывает, как дальше будут развиваться события. И можно быть уверенными, что в некой перспективе все ареалы шиитского присутствия и постоянного проживания в Северной Сирии будут восстановлены. Но, как указывалось выше, своими заявлениями в октябре турецкий президент Эрдоган ставит под сомнение и свои сочинские договоренности с Путиным, и свои обещания о выводе турецких войск из Сирии. Следовательно, мы ждём в предвкушении, что в обозримом будущем иранские и российские власти предпримут и некие свои 2-сторонние договорённости по Северной Сирии.

Обратим внимание на заявления официального представителя МИД РФ Марии Захаровой на брифинге 10 октября. Россия обеспокоена ситуацией на восточном берегу Евфрата, где США при поддержке сирийских курдов создают некую особую администрацию. «К сожалению, всё большее беспокойство вызывает развитие ситуации на восточном берегу Евфрата, — сказала она, передавало ТАСС. — В этой зоне фактически бал правят американцы, которые опираются на своих союзников из числа курдов. Прилагаемые ими усилия по формированию в Заевфратье некой особой администрации, которая не соответствует действующей конституции Сирии, даёт отнюдь не позитивные результаты. Такое квазигосударственное строительство вызывает раздражение некурдского населения — арабов, ассирийцев, туркоманов. Особое недовольство выражают местные жители в связи с произволом, который творят сотрудники курируемой американцами местной службы безопасности». Тут что ни слово — то многозначительный намёк. Как американцам — так и туркам, коль скоро упомянуто недовольство и сирийских туркоманов. 11 октября идеи М. Захаровой развил уже во время переговоров с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым его сирийский коллега Валид Муаллем. «Курды сейчас фактически соперничают с сирийкой армией за контроль над нефтеносными районами. Им прекрасно известно, что Сирия не при каких условиях не позволит нарушить свой государственный суверенитет. Они сейчас, безусловно, опьянены американской помощью и поддержкой, но необходимо понимать, что эта помощь не продлится вечно», — сказал Муаллем. Он также отметил, что на протяжении всей истории курдской проблемы, которой уже более сотни лет, курдам ещё ни разу не удавалось получить верного союзника в лице какой-либо державы.

Итак, Сирия и Россия предупредили курдов, как, впрочем, и США с Турцией, что «ничто не вечно под Луной», в том числе — и превалирование Вашингтона в Заевфратье с помощью курдов из отрядов Народной самообороны (YPG), состоящих «на штате» проамериканской группировки «Сирийские демократические силы» (SDF). Спецслужба курдов из SDF — так называемая «Асайиш», уже не раз провоцировала даже и вооружённые конфликты с Сирийской армией или проправительственными ополченцами в Дэйр-эз-Зоре, Эль-Камышлы и других регионах. А в оккупируемой курдами и США Эр-Ракке против произвола этой зондер-команды «Асайиш» было даже восстание местных арабов, к которому присоединились… даже некоторые бывшие террористы! В итоге американцы были вынуждены вывести из Эр-Ракки отряды курдской «Асайиш» — в противном случае ситуация грозила полностью выйти из-под контроля военных США. И тут мы видим, как нам представляется, и некий элемент взаимодействия — в частности, Сирии и России с Турцией, и в то же время определённый элемент торгов — между тандемом Россия-Иран и Турцией. На эти мысли наталкивает тот факт, что ещё 5 октября турецкое полугосударственное агентство Anadolu опубликовало материал под названием «Стратегический тупик США в Сирии», в котором жёстко утверждалось: действия США в Сирии вышли за рамки заявленных целей, что поставило Вашингтон на грань открытого противостояния с Тегераном и Москвой. И дальше, по старой турецкой «привычке», вся ошибочность политики Вашингтона по Сирии сводится именно к сирийским курдам и отношению Анкары к этой части населения Сирии. «Активные поставки оружия в Сирию и поддержка боевиков «Отрядов народной самообороны» (YPG) под предлогом борьбы с террористами ДАИШ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) ухудшили отношения США и Турции. «Ограниченная» поддержка американцами YPG, о которой заверяли в Вашингтоне, приобрела долгосрочный характер, что стало началом конца стратегии США в регионе. В противостоянии с Россией и Ираном США вынуждены опираться лишь на собственные силы в регионе, так как они лишились поддержки Турции в ходе сирийской кампании», говорится в турецком аналитическом материале. А уже 11 октября к этому вопросу — о США и курдах Сирии — обращается и сам Эрдоган. Реализация соглашения между Турцией и США по сирийскому Манбиджу откладывается, но оно остаётся в силе и «не умерло», в беседе с журналистами на борту своего авиалайнера по возвращении из Венгрии заявил турецкий президент, передало агентство Reuters.

Напомним, что «там с Манбиджем». Турецко-американский сговор должен был обеспечить выдворение курдов YPG из этого северо-сирийского городка. 27 сентября Эрдоган заявил, что YPG остаётся в Манбидже и это является нарушением соглашения с американской стороны, которая в предусмотренные сроки взялась обеспечить вывод курдских боевиков из города и прилегающего к нему района. «Соединённые Штаты не остались верны своим обещаниям», — заключил турецкий лидер. В чём же торг — могут спросить. Всё достаточно осязаемо. Захарова напоминает о туркоманах — Муаллем предупреждает, что довольно скоро Сирия, и понятно, что — во взаимодействии с Ираном и иракскими шиитами, возьмётся за курдов YPG, которые не полностью отошли от США. К этому союзников (Сирию, Иран и Россию) вынуждает неясная политика Турции по тому же Идлибу и оккупированной части провинции Алеппо. 10 октября турки сообщали, причём с высоты министра обороны Хулуси Акара, что якобы первая часть демилитаризации завершена в срок — выведена вся тяжёлая техника террористов и якобы непротурецкие боевики уже начали «уходить», чтобы выполнились бы условия, поставленные Россией: к 15 октября 2018 г. — ни одного террориста в зоне Идлиба. Однако в последние дни идут противоречивые сведения. Так, утверждается, что далеко не вся тяжёлая техника выведена — боевики аль-каидовской (организация, деятельность которой запрещена в РФ) группировки «Хайят Тахрир аль-Шам», ведущую роль в составе которой играет террористическая группировка «Джебхат Фатх аш-Шам» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), бывшая «Джебхат ан-Нусра» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), никуда и ничего не выводили. Более того, 9 октября утверждалось, что между протурецкими джихадистами и «Хайят Тахрир аль-Шам» разгорается самая настоящая «гражданская война». Причём в боевые действия вмешалась и Турция, уже несколько раз наносившая авиудары и ракетные обстрелы боевиков «Хайят Тахрир аль-Шам». И, мол, «пока протурецкие боевики выполняют сочинские договорённости о демилитаризованной зоне и отводят тяжёлые вооружения от линии фронта, аль-каидовцы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) пытаются взять под контроль новые районы в зоне деэскалации «Идлиб». Сирийские источники в Дамаске и Алеппо добавляют, что одной из причин нежелания «непримиримых» боевиков покинуть район демилитаризации стало отсутствие «гарантий их безопасности» со стороны турецких военных. «Боевики «Джебхат Фатх аш-Шам», «Исламской партии Туркестана», «Хурас аль-Дин» не уйдут из зоны, пока их «братья по оружию» из числа турецких граждан не получат гарантий безопасности». То есть — от Анкары. Источники добавляют, что в рядах этих группировок воюет множество иностранцев, которым «воспрещён въезд на территорию стран их гражданства». Также отмечается, что Анкара не желает возвращения турецких граждан-боевиков «Хайят Тахрир аль-Шам» на родину, опасаясь их террористической деятельности. Для нахождения взаимоприемлемого решения турецкие власти, якобы, добиваются продления сроков вывода всех боевиков-исламистов из демилитаризованной зоны, которая должна быть создана до 15 октября.

Туркоманы-то Сирии — это как раз та же провинция Идлиб, некоторые районы провинций Алеппо и Латакия, прилегающие к сирийско-турецкой границе, но никак не Заевфратье. Тонкий намёк Захаровой, думается, в Анкаре поняли, и отпарировали — якобы показывая, что Турция «отходит» от США по Манбиджу. Тогда дорога на Манбидж открывается для… Сирии, России и Ирана, а также, условно говоря, курдов YPG, «обидевшихся» на американцев за сдачу Африна Турции и отошедших от сотрудничества с американскими военными. Мы уже сообщали, что с мая эта часть курдских отрядов самообороны подписывает соглашения с Дамаском, их пешмерга официально входят в состав Сирийской армии и т.д. Сейчас же и лично президент Сирии Башар аль-Асад предпринял шаг, направленный на полнейшую легитимизацию курдских (понятно, что — не только курдских, но пока в первую очередь, думается, расчёт именно на курдов) боевых отрядов. Как 9 октября сообщило госагентство SANA, сирийский лидер подписал указ о всеобщей амнистии для бывших военнослужащих страны, которые в разное время дезертировали или уклонялись от службы до 9 октября 2018 г. Под амнистию попадают сирийские граждане как внутри страны, так и за её пределами. Однако это не коснётся тех, кто скрывается от правосудия. На таких граждан действие президентского указа будет распространено при условии, что они «предстанут перед законом», говорится в сообщении. Всеобщая амнистия также полностью отменит ответственность за преступления, определяемые pаконом САР о военной службе №30 от 2007 г.

Ещё одно фоновое событие для всей описанной сложной картины — это то, что Россия выполнила своё обещание и поставила в Сирию ЗРК С-300. В итоге, как известно, после дней «раздувания щёк недовольства» премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху сообщил 7 октября перед заседанием правительства: «Некоторое время назад я разговаривал по телефону с Путиным. Мы договорились о встрече в ближайшее время для продолжения важной координации между армиями наших стран». Точные дата и место встречи пока не названы. Исследованные факты и заявления обещают, что ставки «на торгах» вокруг Ирака и Сирии будут только расти вверх.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail