Визит принца Майкла Кентского в Россию был обставлен с достаточной помпой. Приветственное слово, с которым выступил председатель Мосгордумы Алексей Шапошников («Единая Россия»), прославляло «новую содержательную повестку для российско-британских отношений». В ответном слове многими уважаемый принц особенно подчеркнул схожесть российского и британского фольклора, и даже особенно выделил персоналии Владимира Красно Солнышка и Короля Артура как прекрасно вписывающихся в категорию «похожести». Впрочем, гораздо интереснее ответ на вопрос о том, кому и зачем в России понадобился сам принц Майкл? Об этом пишет в своей статье обозреватель ИА REGNUMАлександр Халдей.

Принц Кентский Майкл
Принц Кентский Майкл
Paul Reynolds

Майкл Кентский «достался в наследство» современной политической России из темных 90-х, когда некоторые российские политики принялись носиться с обсуждением идеи возрождения монархии. Подходящей на эту роль родственник Гогенцоллернов Майкл оказался прекрасным мостиком между британской монархией и российскими фантазиями, которые для некоторых россиян стали источником дохода и самопиара. Поэтому до сих пор, несмотря на неприязненные отношения Британии и России, они сопровождаются милыми улыбками участвующих в «культурно-гуманитарных проектах» специалистов с обеих сторон.

Если бы они занимались этим где-то в стороне от российского общества, к ним бы не было настороженного внимания. Но заливать умы, в том числе российских школьников, домыслами об «особой похожести» русских князей с французскими королями, оказывается примечательным.

Читайте статью Кому и зачем сейчас понадобился Майкл Кентский и другие публикации Александра Халдея о российской политике.