В своем самом кратком определении «мотто» — это фраза или словосочетание, предназначенное для формального обобщения мотиваций или намерений личности, социальной группы или государства. Если еще короче — девиз. Для государства мотто не является обязательным символом, наподобие флага, герба или гимна, но как минимум 174 суверенных государства планеты его имеют.

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

В большинстве случаев девизами служат именно те максимы, те основные ценности, которые свойственны мировоззрению того или иного народа или той или иной государственной власти (режима). К примеру, мотто южноафриканского государства Ботсвана очень краткое, из одного слова, и воплощает вечную мечту — Pula, что на языке тсвана означает «Дождь».

Но политические девизы характерны не только для государств, но и для персоналий политического процесса. Началось это давно, еще в Римской Империи на монетах размещались девизы, в которых отображалась политическая необходимость в государстве, на определенном этапе его истории. Когда-то, в 238 году новой эры императорами-Августами стали военный, простолюдин Пупиен и юрист, аристократ Бальбин. Практически все монетные серии соправителей были заполнены именно лозунгами: «Верность Августов», их «Благочестие», «Согласие» и так далее. Правда, не помогло: императоры враждовали и на 99-й день их правления, во время мятежа войск, Бальбин не послал помощь Пупиену. В результате «Пока они препирались друг с другом, появились воины, сорвали с них царские одежды, вывели их с оскорблениями из Палатинского дворца и хотели потащить их, почти совсем растерзанных, по городу в лагерь … воины убили их обоих и бросили на полпути» (Юлий Капитолин). Так что девизы не помогли.

Но традиция прижилась. Можно вспомнить революционную Францию («Свобода, Равенство, Братство»), Российскую империю («Православие, Самодержавие, Народность») или германский Второй Рейх («Кайзер, Германия, Армия»). И даже французского короля Франциска I (1515−1547) с его блестящим «Бог, Король, Дамы» (лучше, по-моему, так и не придумали, особенно третий компонент).

Мова
Мова
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Так что украинский президент не придумал ничего нового, выдвинув свое «мотто» — «Армия, Вера, Язык». В принципе — все понятно: Петр Порошенко настоятельно ассоциирует свою персону с теми организациями, которые пользуются наибольшим доверием в обществе. Ведь баланс «доверия-недоверия» (разница между частью тех, кто доверяет, и частью тех, кто не доверяет) к церкви на Украине составляет +41,9%, к армии +24,0%. Для сравнения — лидеры отрицательного баланса: доверие к президенту — 43,5%, к парламенту — 66,9%, к Кабинету министров — 53,3%. Доверие к государственному аппарату в целом — минус 69,5%. Опрос октября 2017 года, но балансы с тех пор особо не изменились.

Наиболее доверяют на Украине волонтерским организациям (плюс 46,7% по «балансу доверия-недоверия»). В условиях «заявленной войны» Украины и России обозначение «языка» в качестве основной ценности государства — это откровенное (и совершенно грамотное) обращение именно к волонтерам, которые на своем энтузиазме вытянули первые два года силового конфликта на востоке Украины.

Правда, есть одна проблема.

В сентябре 2018 года социологическая группа «Рейтинг» провела на Украине очередное исследование «Социально-политические настроения населения».Ответы на вопрос «В какой из этих сфер Вы ожидаете первоочередных изменений от следующего президента Украины?» (не более трех ответов на каждый вопрос) дали такие результаты. Приоритетами ожиданий украинского населения от будущей власти являются:

Прекращение военных действий на Востоке Украины 66%

Усиление борьбы с коррупцией 49%

Повышение социальных стандартов 34%

Возрождение промышленности 33%

Повышение качества медицины 24%

Война на Украине
Война на Украине
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

«Укрепление обороноспособности страны» с девятью процентами заняло девятое место в списке приоритетов. «Защита украинского языка и культуры» еще меньше интересовала опрошенных — четыре процента (12-е место). Вопросы церкви и церковной каноничности вообще не вошли в список первой дюжины приоритетов.

Президент Порошенко оказался в непростой ситуации. Первую пятерку приоритетов активно «окучивает» «Батькивщина» Юлии Тимошенко и оппозиционеры Юрия Бойко и Вадима Рабиновича. И даже попытка Порошенко раскрутиться на социальных или медицинских проблемах, по результатам деятельности социального министра Ревы или медицинского и.о. министра Супрун, будет выглядеть откровенным издевательством. И это поймет даже измученное политической рекламой украинское гражданское общество.

Поэтому для нынешней президентской команды остается только один выход: раскручивать те приоритеты, которые опираются на кровную заинтересованность государственных и общественных органов, пользующихся наибольшим доверием — волонтеров, армию и церковь. Что сейчас и происходит. Порошенко протолкнул через парламент и быстро подписал закон о продлении особого статуса Донбасса, но при этом в кулуарах Рады две «верные президентские Ирины», Геращенко и Луценко, активно убеждали публику, что это сделано лишь для того, чтобы не дать «коллективному Западу» снять экономические санкции с России. Радикалы-националисты все равно остались недовольны, но остальная «партия войны» украинского парламента, а также активные волонтеры, смирилась. Поняв, что никаких изменений в политике «умиротворения мятежного Донбасса» не будет.

Антироссийский проект «языкового закона», принятый Радой, купировал раздражение радикальных националистов, предоставляя им простор в лингвоциде, уничтожении русского языка на территории Украины и перспективных репрессиях (пока экономических) против русскоязычного населения.

Дымовая завеса
Дымовая завеса
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Галопирующий процесс «экуменизации» церкви на Украине позволит президенту мобилизовать поддерживающих его адептов Единой Поместной Церкви. А это если даже и меньшинство, то агрессивное меньшинство украинского населения. То самое, которое, по Талебу, всегда задавит пассивное большинство.

Поскольку в настоящее время электоральные симпатии украинских избирателей действующего президента совсем не радуют, то оптимальным способом изменения ситуации является стимуляция процессов именно противостояния: на языковом, церковном, этническом (это о противостоянии с венграми) или ином полях. Поэтому нарастание внутреннего конфликта является, увы, неизбежностью.

Заканчивая тему украинского «мотто», остается только заметить, что в первую пятёрку по количеству упоминаний в девизах разных стран входят следующие понятия (по убыванию): единство, Бог, свобода, труд, Родина. В «девизе Порошенко» этих понятий не видно. Даже Бога, ведь Бог — это Вера. А Порошенко лишь изменяет религию. Которая является не более, чем суррогатом Веры.

Киев