Польша не хочет работать на восточном направлении. Но ее заставят

Москва и Минск могут определить действия Варшавы

Станислав Стремидловский, 3 октября 2018, 10:54 — REGNUM  

Европа уплотняется и утрамбовывается. При всех сложностях согласования интересов ядром кристаллизации становится связка Берлин — Париж, что делает окраины Европейского союза, в первую и основную очередь на восточном направлении, более рыхлыми. Это беспокоит многих, но прежде всего Польшу, которая в свою очередь имеет свое видение кристаллизации этого пространства вокруг себя.

Однако Варшава продуцирует и фактор неопределенности — с ее подачи в последнее время им стал вопрос создания американской военной базы в Польше на постоянной основе. Вряд ли дело в оборонном потенциале, формально Варшаву и так прикрывает «зонтик» НАТО. База должна сработать политически, как можно предположить, стать поводом и причиной для Вашингтона еще сильнее вмешиваться в дела Восточной Европы, Прибалтики и постсоветского пространства. Хотя в то, что это сработает, даже в польском политическом классе верят не все. Как замечает бывший президент Польши Александр Квасьневский, военная база на постоянной основе будет означать «стойкий конфликт в отношениях между Россией и США», добавляя: «Я считаю, что если Америка захочет договориться с Россией, постоянных баз не будет, а если не договорится, то базы будут, однако и рисков для Польши станет гораздо больше».

Причем не только со стороны Москвы, но и Берлина, который не заинтересован в продвижении американцев на восток. Германия сегодня переосмысливает свою внешнеполитическую стратегию. При этом канцлера Ангелу Меркель подпирают вовсе не проамерикански настроенные силы, а скорее сторонники более решительных действий против Вашингтона. Ряд польских изданий считают в этой связи, что немцам сегодня нравится идея «большего потепления отношений с Россией и более активное использование ЕС для реализации целей Германии». Вновь поднимаются из архивов геополитические этюды 30-х годов прошлого века, появляется интерес к формированию континентальных блоков, например, оси по линии Берлин — Москва — Пекин. Германские издания начинают осторожно размышлять о возможности признания особых российских интересов на постсоветском пространстве при закреплении за Берлином в качестве особых немецких интересов Прибалтики.

В центре внимания в этой ситуации в ближайшее время может оказаться Белоруссия. Фактор появления американской базы заставляет определяться по отношению к Минску. Часть польских аналитиков призывает Варшаву не сдавать «белорусских братьев», напоминая, что «все же белорусов и поляков объединяет много веков истории лучшей или худшей, но жизни в совместном государстве», а также то, что «в Белоруссии есть очень большая польская диаспора, эта страна — наш сосед, поэтому, независимо от ее зависимости от Москвы, мы должны стремиться к сотрудничеству». Другие критикуют власти. «Во многих областях происходит сближение действий польских властей с интересами России, а позиции Варшавы и ее союзников в ЕС расходятся: в нашей восточной политике царит хаос», — считает бывший посол Польши в России Катажина Пельчиньская-Наленч. Конечно, это взгляд оппозиции, но и сломанные часы два раза в день показывают правильное время.

В целом складывается такое впечатление: Варшава пока что не хочет работать на Востоке. Однако ее заставят — Москва на украинско-белорусском направлении, Берлин — на прибалтийском. Не случайно активизировался и президент Белоруссии Александр Лукашенко. На полях саммита в Душанбе, как сообщается на сайте белорусского лидера, он дал интервью российским телеканалам. «Вопрос безопасности — это, можно сказать, центральный вопрос сегодняшнего саммита. Все президенты об этом говорят. Даже мы, казалось бы, спокойная Белоруссия, постоянно об этом говорим, учитывая еще и те опасности и вызовы, которые таят в себе действия западных государств и НАТО у наших границ, у границ Союзного государства, — заявил Лукашенко. — Кстати, мы в таком конфиденциальном порядке обсуждали эту проблему с Владимиром Путиным… Вопросы востока Украины, вопросы Приднестровья, особенно Нагорного Карабаха. Нам бы как-то сорганизоваться и разрубить эти гордиевы узлы. И многие другие».

Учитывая, что в ходе саммита состоялись неожиданные для многих договоренности между президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и премьер-министром Армении Николом Пашиняном, Баку и Ереван обозначили — по меркам их прежней политики — огромные шаги друг навстречу другу, это говорит о том, что прорывы на постсоветском пространстве возможны. И не только в Закавказье. Москва формирует новую геополитическую реальность на своих южных границах, и наступает очередь границ западных. «У Польши сегодня нет ни одной идеи в отношении России, — говорит бывший польский министр иностранных дел Анджей Ольшевский. — Для нас было бы лучше, чтобы Россия попросту исчезла». Но Россия никуда не исчезнет. И если у Варшавы нет идей, тогда свои идеи будет реализовывать Москва, утрамбовывая на польском направлении пространство вместе с Минском.

.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail