Иван Шилов © ИА REGNUM

Визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в США и Германию, предпринятый им в самый разгар экономического кризиса в стране, можно рассматривать как ослабление «внешнеполитической блокады» Анкары (с ее точки зрения). Или как попытку заручиться поддержкой нового экономического плана, обнародованного турецкими властями на прошлой неделе.

Взаимоотношения Турции с США на протяжении длительного времени оставляют желать лучшего. Проблем хватает: разные подходы к курдским группам, продолжающееся в Нью-Йорке судебное разбирательство в отношении турецкого бизнесмена иранского происхождения Резы Зарраба, содержание под стражей американского пастора Эндрю Брансона в Измире… Перечислять можно очень долго. И в тот самый момент, когда напряженность между Анкарой и Вашингтоном достигла своего пика, Эрдоган направился в Нью-Йорк на заседание Генеральной Ассамблеи ООН. Но при этом президент США Дональд Трамп и Эрдоган «официально» не встречались. Тонкая нить отношений между администрациями двух президентов находится на грани разрыва из-за очевидного кризиса. Хотя Белый дом и турецкие чиновники продолжают потихоньку вести «закулисную дипломатию».

Реджеп Эрдоган
Реджеп Эрдоган

До своего визита в Нью-Йорк Эрдоган заявлял, что не будет общаться с Трампом. Однако в последующие дни из заявления постоянного представителя США при ООН Никки Хейли стало понятно, что обращение с просьбой о встрече поступало. Она не состоялась, поскольку американская сторона не дала положительного ответа. Но, судя по намекам, можно предположить, что чиновникам удалось договориться по некоторым вопросам. Если раньше Эрдоган кричал: «Отдайте проповедника, получите своего пастора», то сейчас мягким тоном, как сообщает Reuters, поясняет, что судьба Брансона целиком и полностью находится в ведении судебных органов. Добавив, что он не знает, какое решение будет вынесено после предстоящего судебного заседания 12 октября. Однако по итогам переговоров с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу и государственным секретарем США Майклом Помпео, последний заявил, что пастор в ближайшее время выйдет на свободу. По-видимому, Соединенным Штатам дали слово об освобождении Брансона и посредством этих заявлений подготавливают почву.

В своем выступлении на конференции по инвестициям в Турцию, организованной в последний день официального визита Турецко-американским деловым советом (TAİK), Эрдоган, отметив наличие разногласий с руководством США, заявил: «Подобное отношение, подрывающее демократию, мировую стабильность, международное право и свободную торговлю, не рационально. Наше стратегическое партнерство с США, пережившее за все время столько испытаний и трудностей, преодолеет и этот турбулентный период. Я в это верю. Я искренне верю, что наша близкая дружба с США независимо от руководства сможет вывести этот процесс в возможность». Это также свидетельствует о том, что по некоторым вопросам удалось достичь определенных договоренностей. Кроме того, пожалуй, самым главным достижением за время визита являются заявления министра финансов Турции Берата Албайрака.

Берат Албайрак
Берат Албайрак
Haberturk.com

«Мы приняли решение о сотрудничестве нашего представительства по финансам и преобразованию в рамках новой экономической программы с международной консалтинговой компанией McKinsey, — подчеркнул министр. — Данный офис, в котором будут присутствовать представители 16 существующих министерств, ежеквартально будет контролировать все наши цели и результаты». Это означает следующее. Доверие к турецким организациям и политической воле за рубежом настолько слабое, что управление экономикой были вынуждены выстроить посредством сотрудничества с американской консалтинговой компанией, не обращаясь в МВФ для преодоления «кризиса доверия». Правящая Партия справедливости и развития (ПСР) предоставила управление экономикой «высшему разуму». Прибывшая в Нью-Йорк турецкая делегация вылетела в Европу с этим решением.

После американцев Эрдоган прибыл в Берлин. На встрече с канцлером Германии Ангелой Меркель он затронул важные темы. Обсуждались вопросы сотрудничества Турции и Германии в таких областях, как политика, экономика, безопасность, оборона, культура и социальная сфера, а также вопросы, связанные с турецкой диаспорой, проживающей в Германии. Кроме того, обсуждались также региональные и глобальные события, в первую очередь ситуация в Сирии, а также вопросы сотрудничества в области борьбы с терроризмом и нерегулярной миграцией, взаимоотношения Турции с Европейским союзом и другие вопросы общей повестки дня двух стран. Примечательно, что несколькими часами ранее канцлер заявила: «Права человека в Турции не соблюдаются должным образом, однако мы вынуждены сотрудничать в сфере экономики. За столом переговоров будет обсуждаться ситуация с содержащимися в тюрьмах Турции гражданами Германии, а также Турции не будет предоставлена постоянная финансовая помощь».

Признание бундестагом Германии геноцида армян, кризис с базой Инджирлик, оскорбления немецкого шоумена, предоставление убежища тысячам граждан Турции после спланированного переворота 15 июля 2016 года, обвинения в шпионаже имамов, направленных в Германию управлением по делам религий Турции (Диянет), резкая критика Эрдогана после того, как турецким политикам было отказано в проведении в Германии предвыборной кампании накануне референдума, проведение аналогии с нацистами, ситуация с гражданином Германии, журналистом Денизом Юджелем — все эти события стали причиной напряженных отношений между Турцией и Германией на протяжении последних трех лет. Интересно, для чего Анкаре снова понадобились преобразования? Ведь ускорение динамики «сближения», наблюдаемое у обеих сторон, произошло из-за напряженности в трансатлантических отношениях.

Давление Трампа на членов НАТО по вопросу увеличения расходов на оборону вызвало негативную реакцию в Берлине. Президент США постоянно критиковал Германию за импорт природного газа из России, заявляя, что газопровод «Северный поток — 2» служит только лишь обогащению России. Другими вопросами, по которым Германия выступила против, стали расторжение США в одностороннем порядке ядерной сделки с Ираном и принятие решения об увеличение санкций против Ирана. В то время как подобные темы создали большой раскол на трансатлантической оси, Турция тоже обеспокоилась экономическим притеснением со стороны американцев. В такой ситуации Анкара хочет поддерживать отношения с ЕС. А дорога к взаимоотношениям с Евросоюзом проходит не через Брюссель, а через Берлин. Турецкое правительство, пообещавшее ЕС «еще большей справедливости и реформ», ждет помощи от Германии для преодоления экономического кризиса. После того, как просьбы к финансовым кругам США и Англии остались без ответа, Анкара направила требования к Берлину.

Эрдоган и Меркель
Эрдоган и Меркель
Bundesregierung.de

После встречи Меркель с Эрдоганом состоялась пресс-конференция. В заявлении отмечалось, что Германия является союзницей Турцией по НАТО и ведущим экономическим партнером. Также было отмечено, что 3,5-миллионная турецкая диаспора, проживающая в Германии, создала мост дружбы между двумя странами. Но тут же разразился «журналистский кризис», как это уже было ранее во Франции. Его вызвала фигура бывшего главного редактора турецкой газеты Cumhuriyet Джана Дюндара и протест еще одного журналиста, появившегося в футболке с надписью «свободу журналистам». Аккредитация на пресс-конференцию Эрдогана и Меркель проживающего в Германии Дюндара, его заявление о желании задать вопрос президенту Турции, привели к кризису. Страсти накалились, когда негативной реакции турецкой делегации на одобрение аккредитации Дюндара немецкая сторона отказалась отступить. Анкара сообщила, что в случае, если журналиста допустят на совместную пресс-конференцию, Эрдоган предпочтет отменить пресс-конференцию. В последний момент Дюндар остался дома и заявил: «Эрдоган не хочет, чтобы ему задавали вопросы. Не хочет слышать о свободе прессы. Мне пришлось принять решение, когда дело дошло до кризиса. Создается впечатление, что мое решение может все испортить, когда как будто бы все налаживается. С другой стороны, самым плохим для журналиста является то, что он сам стал предметом обсуждения. Я осознаю, что если я приду на пресс-конференцию, то сам стану темой для новостей. Эрдоган думал отменить эту конференцию, под предлогом меня. Я не хочу быть инструментом для этого. Мои немецкие коллеги, безусловно, зададут эти вопросы».

Эрдоган на вопрос о проживающем в Германии журналисте ответил: «Вы наверняка знаете, что Дюндар является агентом, рассекретившим государственные тайны. Этот человек сбежал в Германию. Если бы случился подобный прецедент, и Германия запросила такого человека, я бы его выдал. Вы должны это знать». Меркель же сказала, что по вопросу Дюндара у нее с Эрдоганом имеются разногласия. Она заявила, что «решение не принимать участие в пресс-конференции полностью принадлежит Дюндару». На вопрос журналистов о движении Гюлена канцлер ответила, что для того, чтобы расценивать его наравне с Рабочей партией Курдистана, признанной в Германии в качестве террористической организации, «нам нужна дополнительная информация и доказательства», подчеркнув, что в отношении некоторых арестованных до сих пор не были подготовлены обвинительные заключения, что свидетельствует о том, что эта ситуация неоднозначная.

Визит Эрдогана в Германию вызвал волну протестов. Правительство Германии выступило против встречи его с проживающими в Германии турками. В то время как в прессе обсуждались требования немецкого правительства к Эрдогану о конкретных уступках, внимание также было привлечено к условию об освобождении правозащитника Османа Кавала и бывшего сопредседателя Демократической партии народов Селяхаттина Демирташа. Газета Frankenpost, отметив, что Эрдоган превратил Турцию в гигантскую тюрьму, заявила: «Президент начал паниковать после того, как раздутая турецкая экономика дала сбой, он играет с огнем». Визит Эрдогана в Германию стал также предметом критики политиков от Левой партии, «Зеленых», «Альтернативы для Германии» (АДГ) и Свободной демократической партии (СДП). Пресс-секретарь парламентской группы по внешней политике от СДП Биджан Джир-Сарай, депутаты от Левой партии и четыре депутата от АДГ не пришли на официальный ужин в честь Эрдогана.