Религиозное противостояние на Украине яростно набирает обороты. И приобретает уверенные черты массированной и скоординированной атаки украинского государства против Украинской православной церкви, являющейся «самоуправляемой с правами широкой автономии» церковью в составе Русской православной церкви (иное название — Московский патриархат). Исторически естественное, хотя и еретическое желание суверенной Украины иметь собственную церковь в исполнении нынешней киевской власти получило все предпосылки вылиться в кровавое силовое противостояние.

Петр Порошенко и патриарх Варфоломей
Петр Порошенко и патриарх Варфоломей
Иван Шилов © ИА REGNUM

Почему «еретическое»? «Этнофилетизм», то есть предпочтение национальных интересов общецерковным, был осужден именно как ересь на Поместном Константинопольском Соборе 1872 года. Но я не собираюсь забираться в дебри канонического права: тут и без меня хватает безграмотных комментаторов. Не собираюсь также и искать «американский след», «турецкий профит» и «русские потери» в сложившейся ситуации и возможных сценариях дальнейшего развития событий — это тема отдельных разговоров.

Я о факте начала комплексной атаки государства на церковь. Комплексной потому, что в противостояние уже подключены и органы исполнительной власти, и управляемое общественное мнение, и парамилитарные организации активистов, которые уже пятый год как успешно перехватили у государства право на насилие.

25 сентября 2018 года в резиденции предстоятеля УПЦ митрополита Онуфрия (в Свято-Успенской Киево-Печерской Лавре) состоялось заседание Священного Синода Украинской православной церкви. Рассматривалось 19 вопросов: два политических, остальные организационно-кадровые. Основной политический вывод — назначение в Украину константинопольских экзархов и внесенные в Верховную раду три законопроекта (№4128 (об изменении подчиненности религиозных общин), №4511 (об особом статусе религиозных организаций), №5309 (об изменении названия религиозных организаций) «имеют целью юридическую ликвидацию Украинской православной церкви». И это «искусственно разделит людей и сделает чужими в своей стране миллионы граждан Украины, которые являются верующими Украинской православной церкви».

Митрополит Онуфрий
Митрополит Онуфрий
(cc) Sergento

Опасения митрополита Онуфрия совершенно обоснованы. Украинское общество давно готовят к вмешательству в органы управления и захвату имущества (святынь, храмов и монастырей) УПЦ. Например, еще 10 сентября в кабинет министров Украины была подана петиция «Отменить распоряжение кабинета министров Украины о передаче в безвозмездное пользование УПЦ зданий и сооружений». Там речь идет об отмене передаче Киевской Лавре комплексов Ближних и Дальних Пещер (всего 79 зданий, в том числе Крестовоздвиженская церковь XVIII века, церковь Рождества Богородицы XVII века, Аннозачатьевская церковь XVIII века и тому подобное). Оглушительного успеха петиция не имела, набрав за 20 дней только 3 039 подписей (из 25 000 необходимых). Но, во-первых, лиха беда начало, и, во-вторых, стоит обратить внимание на саму формулировку петиции, которую можно понимать как отмену пользования зданий и сооружений Украинской церковью. В общем — приучают народ.

А на заседание Синода как-то очень быстро отреагировало министерство культуры Украины. Решения Синода там были названы категоричными, не толерантными и такими, что противоречат «украинским традициям уважительного диалога между Церквами». А далее министерство культуры «обращает внимание членов Синода Украинской православной церкви, что находится в единстве с Московским патриархатом, на недопустимость препятствования деятельности представителей других Церквей». Опять-таки, не вдаваясь в дебри церковного права относительно каноничности «других Церквей», стоит задаться вопросом, насколько такое заявление государственного (!!!) ведомства соответствует одному из положений тридцать пятой статье украинской Конституции, по которому«Церковь и религиозные организации в Украине отделены от государства…».

Но министерство культуры — это не особо серьезно. А вот то, что семь высших иерархов были внесены в базу гореизвестного сайта «Миротворец» — это уже латентная угроза жизни со стороны государства. Потому что «Миротворец» патронируется министерством внутренних дел, а это уже не просто государство, а карательно-силовая составляющая этого государства. То есть — потенциальная угроза для жизни и свободы. А в проскрипционные списки «Миротворца» попали — оцените сами:

— митрополит Онуфрий, предстоятель УПЦ:

— митрополит Марк Хустский и Виноградоский;

— митрополит Илларион Донецкий;

— митрополит Феодор Каменец-Подольский и Городский:

— митрополит Ефрем Криворожский и Никопольский;

— митрополит Филарет Львовский и Галицкий;

— митрополит Филарет Новокаховский и Гениченский.

Украинские радикалы
Украинские радикалы
Иван Шилов © ИА REGNUM

Основное обвинение для всех: «противник создания независимой поместной церкви в Украине». О том, как это соотносится со всё той же 35-й статьей Конституции («Никакая религия не может быть признана государством как обязательная»), составители и вдохновители «Миротворца» явно не задумываются.

Однако МВД — это лишь потенциальное применение силы против украинской церкви. Для полноты картины событий конца сентября не хватало реального силового эпизода захвата имущества Украинской православной церкви. Именно как «мессиджа» — о том, какими методами радикалы могут проводить «толерантную и некатегоричную» дискуссию по поводу будущего украинского православия.

28 сентября в селе Богородчаны Ивано-Франковской области были захвачены Митрополичьи палаты, на территории Свято-Троицкого храма. В захвате принимали участие представители местной власти при содействии «Правого сектора» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) во главе с руководителем организации в Богородчанах Марком Бильчаком (по сообщению пресс-службы епархии). В данном случае неважно, что захватывали не храм, а лишь прилегающие к храму здания бывшего Доминиканского монастыря. Важна мотивация захвата.

Пресс-служба полиции Ивано-Франковской области может сколько угодно повторять и подчеркивать, что этот конфликт не является межконфессиональным. Но в галдеже, которым сопровождался «вход активистов» в Митрополичьи палаты, отчетливо выделяются две фразы рейдеров: «Якщови не перейдете в нормальну церкву…» (Если вы не перейдете в нормальную церковь…) и «Питання в тому, що ви не підтримуєте помісну церкву» (Вопрос в том, что вы не поддерживаете поместную церковь). Совсем не межконфессиональные мотивы, правда?

Иными словами, в селе произошла попытка отбора-перераспределения церковного имущества, осуществленная по критерию «правильной» позиции в вопросе становления единой поместной церкви Украины. Попытка демонстративная и подкрепленная целым комплексом действий, предпринятых как государственными органами, так и окологосударственными структурами. Нет оснований полагать, что такие попытки не будут нарастать, причем по экспоненте. Поскольку речь идет о власти (вопрос единой церкви — это одна из уже немногих легальных возможностей для сохранения власти командой Петра Порошенко) и о деньгах (любая церковь — это совсем не бедная организация).

А это уже аксиома человеческой истории: когда дело касается веры и имущества, всегда неизбежна кровь.

Киев