Осень — традиционное время активизации политических процессов после летнего затишья. Нынешний год не является исключением: с середины сентября в Молдавии властные и оппозиционные структуры вернулись к активной политической деятельности, ориентированной на ключевое событие наступившего сезона — парламентским выборам, намеченным на конец февраля 2019 г.

Герб Молдавии
Герб Молдавии

Эксплуатирующий пророссийскую риторику титульный президент Молдавии И. Додон провел ряд анонсированных ранее мероприятий, ориентированных на его внутриполитические цели. Так, в Кишиневе был проведен международный форум, посвященный семейным ценностям, который должен был в очередной раз укрепить имидж Додона как приверженца традиционных семейных ценностей. Кроме того, в Кишиневе под эгидой г-на Додона состоялся молдаво-российский бизнес-форум, в котором приняла участие представительная делегация российских бизнесменов.

Впрочем, оба мероприятия не достигли тех целей, на которые рассчитывал Додон: на «семейном» форуме ожидался визит Патриарха Московского и Всея Руси Кирилла, которого И. Додон планировал сопровождать не только по Молдавии, но и в Приднестровье, демонстрируя тем самым верховенство и светской власти Молдавии в отношении Приднестровья. Однако экстренное заседание Священного Синода РПЦ в связи с событиями вокруг судьбы православия на Украине привело к отмене запланированного визита.

Патриарх Кирилл (второй справа) на заседании Священного Синода РПЦ
Патриарх Кирилл (второй справа) на заседании Священного Синода РПЦ
Kremlin.ru

Что касается бизнес-форума, то ожидалось участие в его работе не только представителей бизнес-сообщества России, но и ряда чиновников, в первую очередь вице-премьера российского правительства Д. Н. Козака, выполняющего в соответствии с Указом президента Российской Федерации В. Путина обязанности специального представителя президента России по развитию торгово-экономических отношений с Республикой Молдова. Однако и в данном случае ожидания молдавского лидера не оправдались, а встреча с Д. Козаком была перенесена.

Более того, российский бизнес сообщил о готовности вкладывать в Молдавию значительные инвестиции, но только если в Молдавии «будет обеспечена политическая стабильность», что вряд ли под силу г-ну Додону в нынешней ситуации и в ожидаемом россиянами смысле. Таким образом, российские предприниматели и их представители фактически увязали перспективы российских инвестиций с итогами парламентских выборов, что вряд ли в интересах Додона, которому нужен эффект «здесь и сейчас».

Таким образом, эффект обоих мероприятий оказался в значительной степени «смазанным», что объясняется не только отсутствием высоких гостей, но и тем фактором, что эти мероприятия планировались еще в тот период, когда выборы предполагались в конце осени с. г., но никак не в конце февраля следующего. Такие мероприятия, как правило, не имеют продленного эффекта и вряд ли будут кем-то вспоминаться в канун выборов.

По касательной
По касательной
fakepunju

Тем не менее молдавский лидер продолжает с упорством искать контактов с российским руководством, справедливо полагая, что Россия — единственный электоральный ресурс, на который он может рассчитывать в избирательной кампании, поскольку для молдавского избирателя грани между Додоном и фактическим «хозяином» Молдавии В. Плахотнюком (разыскиваемым Россией по обвинению в организации заказного убийства) всё больше стираются. Поэтому для Додона контакты с Москвой — ключевой источник политического выживания.

Реализуя эту задачу, на днях президент Молдавии И. Додон на своей странице в социальной сети, а вслед за ним и молдавские СМИ анонсировали запланированную на 26 сентября встречу г-на Додона с Д. Н. Козаком. Затем, как сообщается, молдавский лидер планирует принять участие в саммите СНГ в Душанбе, где, вероятнее всего, рассчитывает на очередную «беседу на полях» с российским президентом.

ИА REGNUM в очередной раз решило оказать содействие российским чиновникам, ответственным за проведение встреч со стороны Москвы, и предлагает ряд вопросов молдавскому лидеру, честные и ясные ответы на которые должны стать ключевым фактором при определении перспектив сотрудничества российских властей с И. Додоном на предстоящую перспективу. Для удобства мы разделили вопросы на несколько блоков.

Игорь Додон
Игорь Додон
Иван Шилов © ИА REGNUM

А. Внутриполитическая ситуация в Молдавии и подготовка к выборам.

А-1. С какой целью И. Додон и подчиненная ему Партия социалистов поддержали инициативу Демократической партии Молдовы во главе с В. Плахотнюком относительно перехода к смешанной избирательной системе? Понимает ли И. Додон, что своими действиями он способствовал укреплению позиций правящего режима В. Плахотнюка и фактически гарантировал ему и прозападным силам в Молдавии сохранение у власти как минимум на следующий цикл работы парламента и, как следствие, невозможность отмены / пересмотра решений молдавского парламента по запрету российских новостей, ограничений в отношении русского языка, закреплению «европейского выбора Молдовы» в Конституции Молдавии и т. д. Понимает ли И. Додон, что согласованное с В. Плахотнюком голосование по принципиально важному для молдавской политики вопросу практически не оставляет сомнений в тесной координации действий между ними?

А-2. Почему И. Додон не предпринимает никаких шагов против ограничения его президентских полномочий и против масштабного наступления на права русскоязычных и на российские интересы в Молдавии — ни как глава государства, ни как политический деятель? Почему за всё время президентства Додона не состоялось сколь-нибудь значимых протестных акций поддерживающих его политических сил? Означает ли такая ситуация, что Додон и Партия социалистов считают нормальными явлениями высылку российских дипломатов, экспертов и журналистов, ограничение русского языка, запрет на трансляцию российских новостей, периодические «отстранения» президента от выполнения своих конституционных полномочий и т. д.

А-3. Предполагает ли И. Додон и в дальнейшем делать ключевую ставку в избирательной кампании на геополитический вопрос? Понимает ли Додон, что если он и дальше пойдет по пути превращения парламентских выборов в очередной референдум о геополитическом выборе Молдавии, то его ключевыми конкурентами окажутся полумаргинальные унионисты и правая оппозиция, в то время как Демпартия В. Плахотнюка окажется «над схваткой» и займет пока пустующую нишу «промолдавской партии», в то время как Партия социалистов Додона будет бороться с «тепловыми ловушками»? Или же такие действия Додона — часть общей стратегии с В. Плахотнюком?

Владимир Плахотнюк
Владимир Плахотнюк
codrinius

А-4. Если г-н Додон хотел бы избежать геополитического противостояния в рамках выборов, то на какие ресурсы, помимо российской материально-технической, интеллектуальной и иной поддержки, а также встреч с высшим российским руководством, рассчитывает Додон во время предстоящей кампании, тем более что в молдавском общественном мнении он достаточно прочно ассоциируется с В. Плахотнюком? Чем Додон и его политформирование могут быть привлекательны для молдавского избирателя, помимо пророссийской риторики, и чем будет отличаться его программа от аналогичных документов других участников избирательного процесса?

А-5. На какое число голосов по одномандатным округам рассчитывает Партия социалистов?

А-6. Что намерен предпринять И. Додон как глава Республики Молдова в случае поступления официального запроса от российских правоохранительных органов в отношении В. Плахотнюка, заочно обвиненного в РФ в организации заказного убийства (безотносительно к сути запроса — задержание, допрос и т. п.)?

А-7. Планирует ли президент Молдавии подписать законодательные акты парламента (в случае их принятия) относительно налоговых реформ, амнистии капитала, предоставления гражданства в обмен на инвестиции и т. п. Не считает ли он, что эти документы несут в себе большой потенциал для еще большего развития коррупции в государственных институтах Молдавии?

А-8. Опасается ли И. Додон конкуренции на «пророссийском» поле? Не этим ли объясняется его конфронтация с другими политиками, претендующими на статус «пророссийских», причем даже более острая, чем с правящим «олигархическим режимом»?

Сшибка интересов
Сшибка интересов
Цитата из х/ф «Нашла коса на камень». Реж. Аня Крайс. 2017. Россия

Б. Переговорный процесс с Приднестровьем.

Б-1. Чем обусловлен отказ И. Додона от выдвинутой им же в 2012—2013 гг. федеративной концепции молдаво-приднестровского урегулирования? Понимает ли он, что федеративная модель — наиболее проработанная к настоящему времени основа урегулирования, хотя и в высшей степени компромиссная для народа Приднестровья, неоднократно подтвердившего свой выбор в пользу независимости и союза с Россией? Или Додон считает интересы Приднестровья и интересы России в Приднестровье ничтожными?

Б-2. Понимает ли г-н Додон, что его действия, в первую очередь совместное с В. Плахотнюком согласие на «дарование» Приднестровью двух мандатов в молдавском парламенте, наносят серьезный удар по переговорному процессу и фактически делают ненужным дальнейшие международные усилия, в т. ч. в формате «5+2»? Понимает ли г-н Додон, что реализуемый им и В. Плахотнюком новый формат избрания парламента Молдавии в значительной мере лишает Российскую Федерацию статуса гаранта и посредника в переговорах по молдаво-приднестровскому урегулированию, поскольку переводят конфликт в плоскость внутриполитических решений парламента и правительства Молдавии, где нет места международным гарантам и посредникам?

Б-3. Что обусловило игнорирование молдавским президентом существующей международной практики урегулирования конфликтов посредством референдумов на самоопределившихся территориях или как минимум раздельных референдумов на «признанной» и «непризнанной» территории? Понимает ли Додон, что выдвинутая им идея «общего референдума» в Молдове и Приднестровье дискриминационна в отношении Приднестровья? Почему Додон игнорирует права граждан России, проживающих в Приднестровье? Для чего И. Додон идет на осознанную провокацию, прикрываясь «новыми инициативами»?

Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не скажу
Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не скажу

Б-4. Продолжают ли президент Молдавии и другие институты власти (парламент, правительство) «говорить друг с другом на одном языке», когда дело касается Приднестровья? Означает ли это, что молдавский президент поддерживает ограничительные меры против жителей и экономических агентов Приднестровья?

Б-5. Готова ли Партия социалистов, в случае гипотетической победы на выборах, инициировать пересмотр закона Молдавии 2005 года о статусе Приднестровья, а также референдум по изменению унитарного характера государственного устройства Молдовы, без которого невозможно нахождение жизнеспособного компромисса в отношениях с Приднестровьем?

Б-6. Когда президент Республики Молдова и подчиненные ему эксперты сформулируют свою позицию относительно совместного молдаво-украинского таможенного и пограничного контроля вдоль границы с Приднестровьем и связанных с этим ограничений в отношении передвижения людей и грузов ( ИА REGNUM напоминает, что соответствующие обязательства были взяты на себя И. Додоном еще во время одной из предыдущих встреч с президентом Приднестровья В. Красносельским весной прошлого, 2017 года)? В случае выявления дискриминационных и ограничительных норм, а также практики их применения, как будет реагировать президент Республики Молдова?

Вадим Красносельский (слева) и Игорь Додон
Вадим Красносельский (слева) и Игорь Додон
President.gospmr.ru

Б-7. Подтверждает ли г-н Додон приверженность ранее подписанным договоренностям переговорного процесса, стартовавшего в 1994 году? Готов ли Додон подтвердить неизменность статуса России как гаранта и посредника в переговорном процессе?

Б-8. Как г-н Додон намерен реагировать на действия других участников переговорного процесса, которые не соответствуют статусу гаранта и посредника, в частности, Украины? Планирует ли Додон противодействовать ограничению прав и интересов экономических агентов и жителей Приднестровья, включая граждан России, со стороны Украины?

Б-9. Планируются ли в Молдавии какие-либо мероприятия в связи с 15-летним юбилеем предложенного в 2003 году Россией «Меморандума Козака» с участием президента Молдавии, представителей общественности, Партии социалистов и т. п. Считает ли Додон актуальными базовые положения «Меморандума» 2003 года?

В. Вопросы регионального мира и безопасности.

В-1. Действительно ли г-н Додон полагает, что в России некому внимательно прочитать и адекватно проанализировать выдвинутую им «Позицию Президента Молдовы в отношении обеспечения безопасности Республики Молдова и её граждан посредством укрепления конституционного статуса постоянного нейтралитета страны» от 19 июля с. г. (в ближайшее время ИА REGNUM представит развернутый анализ этой «Позиции Президента…»)? Полагает ли г-н Додон, что на российских чиновников мантра о «постоянном нейтралитете Республики Молдова» должна произвести столь неизгладимый эффект, что никто не обратит внимания на содержание, вкладываемое г-ном Додоном в это понятие? Почему, выдвигая подобные «инициативы», И. Додон рассчитывает, что никаких изменений в российских подходах к обеспечению регионального мира и безопасности после печальной памяти Стамбульского саммита ОБСЕ 1999 г. не произошло?

Молдавия
Молдавия

В-2. Почему ключевым условием «постоянного нейтралитета» Республики Молдова является исключительно вывод российских войск, включая миротворцев, но не ограничение сотрудничества с НАТО? Не являются ли постоянные учения молдавских военных и натовцев вблизи Зоны безопасности и участие военных Молдавии в натовских мероприятиях бОльшим вызовом нейтралитету Молдавии, чем проводимая в соответствии с международным правом миротворческая операция на берегах Днестра, а также охрана российскими и приднестровскими военными складов с имуществом бывшей 14-й Армии?

В-3. Почему в качестве условий постоянного нейтралитета Молдавии не рассматривается демилитаризация Республики Молдова, о чем неоднократно говорилось на международных площадках, а соответствующие предложения вносились Действующим председательством ОБСЕ, к примеру, в 2004 году? От кого, по мнению Додона, исходит военная угроза для Молдавии и как нынешняя Национальная армия Молдовы намерена противостоять вызовам в сфере обороны со стороны сопредельных государств?

В-4. Согласен ли г-н Додон с утверждением министра обороны РМ относительно того, что ключевая военная угроза для Молдавии исходит от Приднестровья? Как г-н Додон в качестве главнокомандующего расценивает совместные заявления руководителей оборонных ведомств Молдавии и Украины относительно противодействия «приднестровской угрозе» и почему Додон до сих пор никак не отреагировал на подобные заявления и возможные действия в этом направлении?

Герб ПМР
Герб ПМР
Гувернул Републичий Молдовенешть Нистрене

В-5. Чем обусловлена готовность Додона способствовать предоставлению Украиной «коридора» для вывода из Приднестровья российских войск? Означает ли это, что «пророссийский» политик Игорь Додон готов поставить под угрозу жизни и здоровье российских военнослужащих во время транзита по запрошенному им «коридору» через украинскую территорию?

В-6. Согласен ли Додон с инициированными Молдавией резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН и другими недавними международными документами по выводу российских военных из Приднестровья? Если не согласен, то почему он не инициировал отзыв послов Молдовы, продвигавших данные проекты?

Г. Региональное сотрудничество.

Г-1. В какой мере г-н Додон готов к ранее заявленной им денонсации Соглашения об ассоциации между Молдавией и Европейским союзом или же г-н Додон отказался от этой идеи, как и от иных инициатив, выдвигавшихся им ранее (к примеру, федеративной идеи молдо-приднестровского урегулирования)?

Г-2. Если г-н Додон более не намерен денонсировать Соглашение об ассоциации Молдавии с Европейским союзом, то считает ли он, что какие-либо положения данного документа требуют корректировки?

Молдавская марка 2014 года в честь «дружбы» с Евросоюзом
Молдавская марка 2014 года в честь «дружбы» с Евросоюзом
Old.mtic.gov.md

Г-3. Как И. Додон намерен добиваться более тесной координации с ЕАЭС (если это, конечно, всё еще входит в его планы) при сохранении неизменными положений Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, некоторые из которых содержат прямо противоположные обязательства Молдавии?

Г-4. Как И. Додон намерен реагировать на дальнейшую системную интеграцию Молдавии и Румынии, включая практику совместных заседаний правительств, парламентов и т. п.

Г-5. Как И. Додон видит будущее Молдавии в составе разного рода антироссийских образований типа ГУАМ или созданного летом с. г. межпарламентского формата Молдавии, Грузии, Украины?

Д. Российско-молдавские отношения.

Д-1. Рассчитывает ли Додон и в дальнейшем на всестороннюю безвозмездную помощь России по наиболее чувствительным для РМ вопросам (экспорт с/х продукции в РФ, проблема мигрантов и др.) без каких-либо встречных действий с молдавской стороны?

Д-2. Планирует ли Додон активизацию существующих институтов двустороннего российско-молдавского сотрудничества или же эти вопросы рассматриваются им только в привязке к предстоящим выборам, после чего вновь утратят актуальность?

Д-3. Как И. Додон планирует повысить уровень защиты российских интересов и прав российских граждан в Молдавии?

Естественно, что перечень вопросов гораздо шире, и мы уверены, что российские специалисты знают и о других проблемных аспектах российско-молдавских отношений. Мы лишь выделили только некоторые, по нашему мнению, наиболее значимые вопросы, на которые хотелось бы получить ответы от действующего главы молдавского государства и от политика, претендующего на статус «пророссийского».

Но было бы неверным «играть в одни ворота», в связи с чем у ИА REGNUM есть и вопросы к заместителю председателя правительства РФ Д. Н. Козаку.

Дмитрий Козак
Дмитрий Козак
Government.ru

Во-первых, не считает ли он, что официальное наименование его статуса как спецпредставителя по развитию торгово-экономических отношений с Республикой Молдова ограничивает его полномочия и возможности по ведению политического диалога, в особенности с Приднестровьем, которое, как известно и подтверждено Россией, является самостоятельной стороной конфликта? Не считает ли Д. Козак неуместной проявленную «политкорректность» в отношении молдавских властей и отказ от специального упоминания Приднестровья в наименовании его статуса? Полагает ли г-н Козак, что, по сравнению с 2012 годом, диалог Молдавии и России настолько изменился в лучшую сторону, что факт существования Приднестровья в качестве политико-правовой реальности можно игнорировать в угоду «политкорректности» перед антироссийскими действиями всех без исключения институтов молдавской власти?

Во-вторых, как российское руководство учитывает риски диалога с традиционно непоследовательным и «изменчивым» молдавским руководством? Какие гарантии того, что в случае получения устраивающих российскую сторону ответов на многочисленные вопросы к «пророссийским» молдавским политикам взятые ими на себя обязательства будут выполнены? Какие есть у Москвы реальные рычаги для того, чтобы обеспечить молдавскими политиками выполнение взятых на себя обязательств?

Впрочем, последние вопросы носят скорее риторический характер. И по отношению не только к молдавским политикам, но и к многим другим, «пророссийскости» которых хватало только на то, чтобы всё сдать и осесть где-нибудь в Ростовской области или в Австрии.