Министерство обороны России в своем официальном обращении по поводу сбитого 17 сентября в районе сирийской Латакии самолета Ил-20 выбрало крайне жесткую формулировку. Почему запоздалые объяснения Израиля и попытки выставить произошедшее как случайность противоречат имеющимся фактам и какова возможная подоплека таких действий израильских ВВС, обсуждает автор ИА REGNUMРуслан Хубиев.

Ил-20М
Ил-20М
(cc) Alex Beltyukov

В заявлении Министерства обороны действия Израиля напрямую квалифицированы как «враждебные». Вина за сбитый самолет целиком возложена на израильскую сторону. О справедливости такого обвинения свидетельствуют маневры израильских самолетов, уходивших от обстрела сирийскими ПВО. Но и сама операция израильских ВВС в районе Латакии, в непосредственной близости от мест базирования российского контингента ВКС, плюс запоздавшее предупреждение, которое Израиль обязан был предоставлять Министерству обороны России, не могут быть списаны на безответственность.

Учитывая то, что израильская провокация имела место почти сразу после заключенного между Россией и Турцией меморандума о стабилизации обстановки в Идлибе, истинной причиной налёта ВВС Израиля может быть начало многоходовой операции по разжиганию сирийского конфликта. Почему именно Идлиб стал критической точкой?

Читайте статью Ил-20 сбит по вине Израиля: малодушие или четкий план? и другие статьи Руслана Хубиева по международной политике.