Foreign Affairs: Финансовые кризисы укрепляют позиции правых популистов

Крах в 2008 году и последующий кризис суверенного долга в еврозоне нанесли серьезный удар по политическим системам на Западе. Долгосрочные двухпартийные системы во Франции и Испании были сметены. Крайне правые популисты заявили о себе, им удавалось достигнуть крупных побед на выборах

Максим Исаев, 14 сентября 2018, 08:06 — REGNUM  

Финансовый кризис 2008 года был разрушительным для мировой экономики. Экономисты до сих пор спорят о масштабах негативных последствий. Нелегко компенсировать расходы, связанные с необходимостью спасения банков, потерянным десятилетием экономического роста, высоким государственным долгом и растущим неравенством. Однако самые большие издержки могут быть связаны не с экономическими показателями, а с изменениями политическими. Популистская волна охватила весь мир. Финансовые кризисы регулярно приводят к политической поляризации и популизму, но недавний популистский всплеск нанес больший урон и длится гораздо дольше, чем обычно, пишут Мануэль Функе, Мориц Шуларик и Кристоф Требеш в статье для издания Foreign Affairs.

Читайте также: Asia Times: Пакистан намерен пересмотреть условия сотрудничества с КНР

Крах в 2008 году и последующий кризис суверенного долга в еврозоне нанесли серьезный удар по политическим системам на Западе. Долгосрочные двухпартийные системы во Франции и Испании были сметены. Крайне правые популисты заявили о себе, им удавалось достигнуть крупных побед на выборах.

В 2015 году мы опубликовали исследование, в котором были собраны данные о почти 100 финансовых кризисах и более чем 800 национальных выборах в 20 демократических государствах с 1870 года. Было обнаружено, что крайне правые партии — это крупнейшие бенефициары финансовых крахов. После финансовых кризисов доля голосов за правые партии увеличивалась более чем на 30%. Мы также обнаружили, что большинство правительств, как правило, теряло существенную часть прежнего состава, а управление страной осложнялось, поскольку в законодательные органы приходило большое количество оппозиционных групп. Важно отметить, что такие последствия характерны исключительно для финансовых кризисов, они не возникают в условиях нормального экономического спада.

В период после экономического кризиса люди хотят найти виновных в случившемся, а правые популисты предлагают обществу козлов отпущения в виде правящего класса. Финансовый кризис — это катастрофа, вызванная действиями человека. Общество винит элиты за то, что они не смогли предотвратить экономический кризис. Всегда несложно найти те или иные просчеты в политике правящей партии или признаки кумовства среди богатых и могущественных, это ведет к подрыву доверия к политической системе. Следовательно, у политических предпринимателей появляется возможность противопоставить «народ» и правящий класс.

Можно было бы предположить, что после финансовых кризисов крайне левые также получают дополнительную народную поддержку, как и крайне правые, поскольку они тоже критикуют элиты. Однако этого не происходит. Исследование показывает, что поддержка крайне левых в период после кризиса остается примерно на том же уровне, что и до кризиса. Похоже, что когда социальные группы боятся спада и потери богатства, они обращаются к правым партиям, которые обещают стабильность и законность. Например, в 1930-х годах именно немецкая мелкая буржуазия способствовала подъему Гитлера. Аналогичным образом поддержка среднего и рабочего класса привела к победе нынешнего президента США Дональда Трампа.

Правые популисты гораздо охотнее обвиняют в экономических проблемах иностранцев и тех, кто якобы ставит интересы глобальной элиты выше национальных интересов. Как заявила премьер-министр Великобритании Тереза Мэй в 2017 году: «Если вы считаете себя гражданином мира, вы вообще не являетесь гражданином». Левые, напротив, традиционно придерживаются интернационалистского мировоззрения и обычно избегают резкой риторики против иностранцев. Люди хотят возложить на кого-то вину, а правые предлагают им козлов отпущения: иммигрантов, Китай или Европейский союз. Имена виновных каждый раз меняются, но принцип остается одним и тем же.

Исторические данные показывают, что большинство политических потрясений после финансовых кризисов носили временный характер. Спустя пять лет результаты голосования возвращались к докризисному статусу-кво, количество фракций в парламентах сокращалось, а крайне правые теряли импульс поддержки. Однако в этом тысячелетии всё по-другому. Через 10 лет после кризиса политическая поляризация сохранилась, а крайне правые чувствуют себя живее всех живых. Политические системы продолжают спотыкаться от одного шока к другому. Даже те страны, где крайне правые имели минимум шансов на успех, начали смещаться вправо. Популисты стали более живучими, многих из них переизбирают несколько раз.

Читайте также: Asia Times: Турция может запустить новый мировой финансовый кризис?

Самая главная причина популистского успеха после кризиса 2008 года носит структурный характер. Финансовый кризис 2008 года привел к более продолжительным последствиям, чем среднестатистический финансовый кризис. К тому же террористические нападения и потоки беженцев также сыграли на руку крайне правым.

Трудно сказать, как долго будет продолжаться нынешняя политическая нестабильность. Но ясно одно, что еще один финансовый кризис нанесет масштабный ущерб. Вероятно, он породит еще одну популистскую волну, которая накроет еще большее количество стран. Регулирующие органы, министры финансов и центральные банки должны учитывать политические риски, а не только экономические, при осуществлении контроля за финансовыми рынками.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail