Сегодня мы с сожалением можем констатировать, что современный уровень политических и экономических отношений РФ со многими странами Юго-Восточной Европы, что называется, оставляет желать лучшего. Эта ситуация анормальна с точки зрения исторических традиций и культурного измерения, но она вполне объяснима через призму современной геополитики.

Конечно, подобное положение дел объективно не соответствует внешнеполитическим интересам Москвы. Об этом не так давно на пресс-конференции заявил российский министр иностранных дел Сергей Лавров, отметивший, в частности: «Балканские страны и народы — традиционно наши близкие друзья. У нас общая история и борьба… У нас общие духовные корни, религия. Нам, конечно, хочется продолжать дружбу с балканскими странами…» Однако, от жесткой действительности не уйти: за последние годы отношения нашей страны и многих стран, расположенных в зоне Балкан, изрядно ухудшились. И прежде всего на сегодня это относится к странам, правительства которых возглавляют левоцентристские политики.

Конкретизирую сказанное, начнём со страны, претендующей на лидерство в Юго-Восточной Европе — Румынии. Это государство, возглавляемое Социал-демократической партией (СДП) служит сегодня ключевым форпостом НАТО в черноморской зоне. Хорошо известно, что главный камень преткновения между Бухарестом и Москвой — это Молдова, в которой румынские социал-демократы, к слову, поддерживают своих политических партнёров — доминирующую в молдавском правительстве Демократическую партию. Как замечает заместитель председателя СДП, румынский сенатор Адриан Тутуиану, «Москва совершила в последнее время много ошибок: к оккупации Приднестровья, добавились Крым, Донбасс. Абсолютное большинство румын считает, что НАТО является гланым фактором национальной безопасности.»

Румынская бронетехника на параде
Румынская бронетехника на параде
Petrică Mihalache

Именно фактор НАТО нанёс мощный удар по российско-черногорским отношениям. Ведь в Подгорице официальная власть, главную роль в которой играет Демократическая партия социалистов Черногории(ДПСЧ), ни много ни мало фактически обвинила Москву в организации «попытки антигосударственного переворота», якобы намеченного в день законодательных выборов в 2016 г., целью которого должно было стать недопущение этого славянского государства в блок НАТО. Двое из 18 обвинённых в попытке госпереворота — граждане России. Причём по первоначальной версии черногорской прокуратуры, некий «офицер ГРУ» Эдуард Шишмаков на деле руководил заговором.

Сегодня шум в отношении попытки переворота вроде утих. Но вступление Черногории в НАТО год назад стало реальностью. А лидер ДПСЧ Мило Джуканович, недавно избранный президентом республики обвиняет Москву в том, что «Россия сегодня общается только с теми, кто является противниками не только вступления в НАТО, но и противниками черногорского государства.»

Мило Джуканович
Мило Джуканович
Predsjednik.me

Достаточно сложными являются сегодня и отношения Москвы с Тираной, о чём довольно откровенно говорит посол РФ в Албании. Александр Карпушин, отмечающий, что «в наших отношениях, к сожалению, больше политики, нежели прагматизма и здравомыслия». По многим вопросам мировой политики точка зрения России и Албании расходится. Албания, являющаяся членом НАТО, активно поддерживает общенатовский курс в отношении Кремля.

В прошлом году премьер-министр Албании, одновременно возглавляющий правящую Социалистическую партию Эди Рама высказал, обращаясь к Вашингтону следующую мысль: «Балканы находятся в опасности попадания под российское влияние, если администрация Трампа будет игнорировать этот регион… Россия заинтересована в распространении своего влияния, и его много в этом регионе.»

А вот соседнее с Албанией балканское государство, Македония, только стремится стать членом НАТО, получив летом текущего года официальное приглашение от североатлантического альянса. И именно этот момент вызвал напряжённость в македоно-российских отношениях. Как известно, недавно достигнутое между левыми премьер-министрами Македонии и Греции соглашение о будущем названии македонского государства вызвало неоднозначную реакцию в обеих странах Юго-Восточной Европы. В Македонии через несколько недель пройдёт национальный референдум, население должно определиться, согласно ли оно с переименованием страны в Республику Северная Македония, в связи с чем в этой постюгославской республике сегодня происходит очень непростая агитационная кампания.

Но ещё до её официального начала власти республики обвинили Москву во вмешательстве в кампанию, посредством незаконного предоставления денег группировкам, протестующим против уступок Афинам. Казалось бы, какое дело россиянам до названия маленькой балканской страны? Но всё дело в том, что вступление в силу греко-македонского соглашения и официальное переименование Македонии даёт зелёный свет её членству в НАТО. Вот что о действиях «российских представителей» заявлял премьер-министр Македонии, председатель Социал-демократического союза Македонии Зоран Заев: «Часть из них связана со средствами массовой информации, часть из них влияет на молодёжь.» З. Заев намекал даже, что «российские агенты» побуждают антиправительственные элементы в разгар кампании совершать нападения на македонских полицейских.

Зоран Заев и Эди Рама
Зоран Заев и Эди Рама
Влада на Република Македонија

На фоне борьбы за ратификацию греко-македонского соглашения портятся и отношения РФ с Грецией. Хотя ещё не так давно в премьер-министре Греции и лидере Коалиции радикальных левых — СИРИЗА — Алексе Ципрасе в Москве видели политика, критически относящегося к санкциям ЕС против России. Так оно и есть, но после того, как Афины выслали двух официальных российских представителей, обвинив их в попытке подкупа правой греческой оппозиции, А. Ципрас официально потребовал уважать национальный суверенитет своей страны. А в греческих левых журналах стали появляться статьи о том, что «Москва ради своих геополитических целей готова оказать помощь самым реакционным, самым маргинальным группам…»

Алексис Ципраc
Алексис Ципраc
Kremlin.ru

Как видим, все эти примеры весьма показательны. Конечно, я бы не стал здесь преувеличивать именно «политико-идеологический момент». Нет, был бы он силён в случаях с находящимися у власти балканскими левоцентристами, очевидно, мы бы услышали из Бухареста, Тираны или Подгорицы, скажем, критические по отношению к политике Трампа заявления. Но нет, даже то, что позволяют себе либерал Макрон и христианская демократка Меркель, просто не представить из уст лидеров стран Юго-Восточной Европы. Но приведённые в материале примере подтверждают общую тенденцию — на сегодня возглавляемые левыми и левоцентристами правительства стран Юго-Восточной Европы являются проблемой для российской дипломатии. Так что говорить о «левом барьере» на Балканах для Кремля ныне вполне уместно.