Одной из самых главных проблем во взаимоотношениях государства и гражданина всегда являлось доверие: чтобы и государство доверяло своему гражданину, и гражданин доверял государству.

Казахстан
Казахстан
Иван Шилов © ИА REGNUM

Что бывает, когда доверия нет?

Государство начинает выстраивать системы контроля и защиты, которые призваны сначала контролировать население, а потом еще и контролировать самих контролирующих. Эффективность таких систем весьма сомнительна даже с точки зрения привлеченных ресурсов: результат несоразмерен объему потраченных усилий. И на реально нужные вещи денег и ресурсов уже не хватает.

Гражданин, если он не доверяет государству, начинает уходить в «тень», скрывать свои доходы, имущество, стараться меньше контактировать с государством и выстраивать собственные экономические схемы. Он не сообщает в органы о подозрительных людях, занимается саботажем, бойкотирует все правительственные инициативы и вообще уходит во «внутреннюю эмиграцию», а иногда и во внешнюю, стараясь уехать из страны.

Но также как у недоверия государства к гражданам, у недоверия гражданина к государству есть еще одна сторона. Гражданин от этого проигрывает в повседневной жизни и проигрывает очень сильно. Например, в вопросе распределения социальных льгот. Тут можно привести простой пример из казахстанской общественно-политической жизни.

Казахские протесты
Казахские протесты
Yvision.kz

Любой, кто занимается обращениями и приемом граждан в Казахстане знает: большинство жалующихся и просто политически активных граждан — это пенсионеры, причем пенсионеры по возрасту. Несмотря на то, что в составе казахстанского населения их около 10%, они составляют большинство пишущих жалобы, ходящих на личные приемы — социально активного населения. К примеру, демократическая оппозиция собирала митинги в Алма-Ате, только пока лидер движения «Поколение» Ирина Савостина приходила туда со своими пенсионерами. Как только она прекратила это делать, митинги сошли на нет.

А молодежи среди жалобщиков нет. Молодежь тотально устраняется от личного участия в общественно-политической жизни (не берем в учет случаи, когда студенты по указанию ректората устраивают очередной флешмоб).

Что могут пенсионеры такого, чего не могут сделать молодые? Исходя из моего опыта, у них есть следующее:

  • понимание, что государство — это бездушная бюрократическая машина, которая обязана на все реагировать и которая будет работать, если потратить силы и ее заставить;
  • знание, что есть разные государственные органы, каждый со своей ответственностью, если проявить немного упорства, то всегда можно узнать, кому и как надо отправить свою жалобу;
  • умение писать жалобы и понимание, что посты в социальных сетях — это совсем про другое;
  • привычка ходить на личные приемы к чиновникам и депутатам, которые организуются или по расписанию, или во время избирательных или других кампаний;
  • умение находить посредников или союзников — входить в партии, в профсоюзы, ветеранские организации и т. д., чтобы они поддержали нужное обращение;
  • решимость обращаться в контролирующие органы, такие как прокуратура, если на обращение не ответили.

Это элементарные навыки, но молодежь ими практически не владеет и не готова их перенимать.

И тут от темы доверия и его роли в политике перейдем к определенному феномену казахстанской политической культуры — пассивности молодежи в политике и во взаимодействии с государством.

Казахстан
Казахстан
Иван Шилов © ИА REGNUM

В Казахстане люди до 35 лет в политике ведут себя как собака из эксперимента про выученную беспомощность: ее не бьют током, но она все равно боится. Они не хотят никоим образом взаимодействовать с государством и откровенно его боятся. Эти люди выросли в новое время, без тотальной цензуры и контроля, но свободы в них гораздо меньше, чем в пенсионерах, которые активную часть жизни прожили при СССР.

Читайте также: Развитие в Казахстане прямой демократии: история и перспективы

На мой взгляд, на это есть следующие причины:

  1. Деполитизация — если в СССР слов «политика» и «политический» не боялись и употребляли их даже чрезмерно, сейчас от слова «политика» все шарахаются, используя любые другие определения. Политику оставляют верхушке государственной власти. Между тем в стране созданы все условия для того, чтобы граждане активно участвовали именно в политических процессах.
  2. Отсутствие массовых политических организаций — ранее большая часть взрослого населения состояла или в партии, или в профсоюзе, или в обоих сразу, не считая разных союзов и обществ, которые также объединяли людей. В них люди получали определенный политический опыт — выборы, официальная переписка, проведение собраний и обсуждений, работа комиссий и т. д. Сейчас большая часть населения не имеет политического опыта вовсе. Молодежная активность сводится к развлечениям вроде флешмобов, КВН, TED, которые кардинально отличаются от реальной политической деятельности.
  3. Отсутствие крупных по численности трудовых коллективов. Раньше в большом коллективе человек рано или поздно сталкивался с политикой, работать совместно 5−10 тысяч человек без этого не могут. Сейчас большинство граждан работает в небольших организациях с численностью меньше 200 человек. Нет той особой культуры взаимоотношений, которая была на огромных заводах.
  4. Деурбанизация — городское пространство в стране уменьшается, а кроме того, сокращается доля потомственных горожан, что также влияет на уровень политической культуры.
  5. Формальное образование — последние три класса в школе (9−11) школьники вместо полноценной учебы занимаются заучиванием ответов на тесты единого национального тестирования, в вузах уровень преподавания тоже крайне низкий.
  6. Отсутствие навыка понимания больших текстов — люди все меньше читают, а значит, их мировоззрение все уже, в то же время количество нормативных правовых актов и сложность их текстов растет с каждым годом.
  7. Преобладание развлекательного тренда в СМИ — на телевидении, да и в интернете, все больше внимания уделяют развлекательному контенту, при этом число образовательных и аналитических программ сокращается. Люди, приученные к таблоидным новостям, спрос на серьезные материалы тоже не формируют.
  8. Инфантилизация — люди в 20 лет считают себя детьми, да и в 28 не считают себя взрослыми, передав бремя решений родителям и живя вместе с ними.

Читайте также: Урбанизация или возвращение в села: в каких условиях обитают казахстанцы?

Читайте также: Книги в Казахстане: модернизация сознания или борьба с безграмотностью?

Читайте также: Как меняется медийное пространство Казахстана? (часть 2)

Самое неприятное в том, что с возрастом сам по себе может исчезнуть только один из восьми негативных факторов: инфантилизация. Следующее поколение предоставит стране политически беспомощных граждан среднего возраста и старше. Они и составят большинство населения.

Пенсионеры и люди предпенсионного возраста, чья зрелость пришлась на СССР, постепенно уходят. С их уходом в Казахстане точно пострадают следующие сферы: наука, неправительственный сектор, руководство кооперативами собственников квартир, садоводческими и дачными товариществами, общественные советы и территориальные комитеты местного самоуправления. Возможно, увеличатся проблемы в образовании и медицине. Найдется ли смена этим гражданам — непонятно. Однако эти непрестижные и малооплачиваемые сферы деятельности подразумевают большую долю ответственности: непроведение в многоквартирном доме осмотра и ремонта системы отопления накануне зимы чревато существенными проблемами.

Перед заседанием Высшего Евразийского экономического совета. Слева направо Серж Саргсян, Александр Лукашенко, Нурсултан Назарбаев, Владимир Путин, Алмазбек Атамбаев
Перед заседанием Высшего Евразийского экономического совета. Слева направо Серж Саргсян, Александр Лукашенко, Нурсултан Назарбаев, Владимир Путин, Алмазбек Атамбаев

Фактически, страна возвращается в XIX век, когда основная масса населения Казахстана контактировала с администрацией Российской империи только через писарей и выучившихся в специальных школах людей. Сейчас намечается схожий тренд: знание о том, как правильно выстраивать коммуникации с государством, станет уделом избранных, которые будут этим пользоваться и брать за это деньги. Элита за счет этих знаний будет становиться все более замкнутой, а социальные лифты вообще отключатся, потому что большинство людей даже не будет знать, где те располагаются.

Неспособность взаимодействовать с государством приводит не только к тому, что люди не получают льготы, а их права ущемляют, и не только к тому, что начинания государства саботируются, но и к существенному отчуждению государства и общества. У этого явления есть следующая стадия, в которую довольно часто скатываются разные страны в Азии и Африке — стремление все решать силовым путем, раз население самоустраняется от взаимодействия. Это очень легкий путь, который чреват тем, что военные и спецслужбы начинают считать себя в стране главными, свергают гражданское правительство, и государство сползает в список проблемных, нестабильных и депрессивных стран. Нужно ли это Казахстану?

Читайте развитие сюжета: Три разных феминизма Казахстана