Не только в Приморье, Хакасии и Хабаровском крае существовало много предпосылок для проведения второго тура губернаторских выборов. Ставленник оппозиции вполне мог прийти к власти и в Алтайском крае.

Голосование
Голосование
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Выпускник экстрим-губернаторских курсов будет руководить Алтайским краем

Напомним, до того, как регион получил врио губернатора Виктора Томенко (май 2018 года), протестную повестку активно поддерживали коммунисты, сетуя на высокие тарифы, низкую зарплату и уровень жизни в целом. Они в открытую выступали против действовавшего губернатора Александра Карлина, руководившего регионом более 12 лет.

Читайте также: Карлин — всё: губернатор Алтайского края ушёл в отставку

Казалось бы, после его скоропостижной и добровольной отставки кандидат от КПРФ на подогретых протестных настроениях мог бы стать серьезным оппонентом врио (Виктор Томенко хотя и беспартийный, но пошёл на выборы под крылом «Единой России»), но новое руководство в Алтайском отделении КПРФ неожиданно для многих заявило об игнорировании губернаторских выборов в силу их предсказуемости и неконкурентности.

Читайте также: Алтайские коммунисты отказались от участия в губернаторских выборах

Дальнейшие события показали, что коммунисты насчёт «предсказуемости» были не совсем правы.

«Недоработали»

Напомним, по итогам губернаторских выборов при явке в 37,29% врио губернатора Виктор Томенко получил 53,6% голосов избирателей, а его ближайший соперник — депутат алтайского парламента Владимир Семёнов (ЛДПР) — 16,2%. В 2014 году на губернаторских выборах при явке в 34,38% Александр Карлин набрал 72,97% голосов, в отличие от бывшего лидера алтайских коммунистов Сергея Юрченко (11,22%).

Читайте также: В Алтайском крае выбрали губернатора

Виктор Томенко
Виктор Томенко
Kremlin.ru

Сомнительно, что на новых губернаторских выборах коммунисты опасались получить результат хуже. Представляется, что внутрипартийный кризис КПРФ негативно сказался на ожиданиях электората. Протестную повестку должны были подхватить традиционно выступающие на 3−4-х местах ЛДПР и «Справедливая Россия». Но и этого избиратели не увидели.

«Есть чувство, что немного недоработали. Мы работу вели, но сейчас-то думаем: «Эх, ещё бы чуть-чуть». Потому что мы видим, что по итогам выборов в других субъектах Российской Федерации это получается. В нашем случае что важно: возможностей для второго тура в Алтайском крае было много. Были бы коммунисты — был бы второй тур. Чуть активнее вели бы себя избиратели (буквально на 3%) — второй тур. Потратили бы денег на всех оппозиционных кандидатов — хотя бы половину от того, что потратили на врио губернатора Виктора Томенко, — был бы второй тур. Но эти возможности, увы, не были реализованы», — признался в интервью ИА REGNUM кандидат в губернаторы Алтайского края Владимир Семёнов.

По данным избиркома, на избирательную кампанию Виктора Томенко («Единая Россия») было портачено 24,7 млн рублей, Владимира Семёнова (ЛДПР) — 2,1 млн рублей, Людмилы Сусловой («Справедливая Россия») — 800 тысяч рублей, Андрея Крылова (Партия Роста) — 1,5 млн рублей.

Уникальный феномен

Многие наблюдатели отмечают повсеместное использование административного ресурса на губернаторских выборах в Алтайском крае. В частности, основатель Школы реальной политики Константин Емешин назвал избирательную кампанию «уникальным феноменом, когда вдруг за три месяца до выборов политтехнологи присылают совершенно незнакомого человека».

«Этому некоему «человеку надежд» с помощью административного ресурса подбираются конкуренты, которым власть собирает подписи для прохождения небывало высокого муниципального фильтра. Естественно, ресурсов у других кандидатов практически нет, так как все понимают, что должен победить этот «кандидат надежд» и не надо «палить» средства.

Проходит якобы голосование, явка около трети, почти 3% испорченных бюллетеней. По сути, Томенко поддержало лишь чуть более одной пятой от числа избирателей. Это напоминает мне те советские времена, когда бюрократия из Москвы назначала главу края, а для видимости разыгрывается видимость «выборов», хотя политологи называют это другим термином: «электоральные процессы», — отметил общественник Константин Емешин.

Действительно, судя по большому числу испорченных бюллетеней (17 577 при действительных 661 271), именно они заменили алтайским избирателям исключение графы «против всех».

«Что касается самого дня голосования, то он больших вопросов не вызывает. У нас не было той безумной досрочки, что была в предыдущие выборы. Единственное — есть большой процент испорченных бюллетеней. Но это, скорее всего, говорит о протестном голосовании, о намеренной порче бюллетеней избирателями, а не о технологии, когда недобросовестные сотрудники участковых комиссий портили бюллетени тех кандидатов, которых нужно было «снести». Это делалось раньше при подсчёте голосов либо карандашом, либо ручкой, спрятанной в рукаве: ставилась вторая галочка, и бюллетень признавался недействительным.

Но в данном случае, я думаю, что это больше протест народный, тем более что коммунисты работали над этим: они делали заявления с призывами прийти и испортить бюллетени», — полагает Владимир Семёнов.

Алтайский край выбирает губернатора. Один из недействительных бюллетеней
Алтайский край выбирает губернатора. Один из недействительных бюллетеней
Светлана Шаповалова ©

Административный феномен

Любопытно и то, как представители политсил расценили степень использования административного ресурса на алтайских выборах. В отличие от Владимира Семёнова, секретарь Бюро Совета регионального отделения партии «Справедливая Россия» в Алтайском крае Владислав Вакаев (кандидат от эсеров Людмила Суслова стала третьей, получив на губернаторских выборах 14,13% голосов) полагает, что административного давления не наблюдалось.

«Наши наблюдатели на местах говорят, что выборы прошли достаточно честно и справедливо. Административного давления не было: встречи проводить и агитацию распространять не мешали, давления на кандидата не было. Это не просто победа врио — это чистая победа: иногда, может быть, важно не погнаться за результатом, но дать понимание того, что победа одержана правильно», — заявил Владислав Вакаев.

Наблюдатели
Наблюдатели
Izbirkom.samregion.ru

Ну, а по поводу подозрительно большого количества плакатов с Виктором Томенко, расклеенных не только практически во всех бюджетных учреждениях, но и многих торговых точках, а также инициативы одного из избиркомов в Барнауле со сбором персональных данных туристов, лидер алтайских справедливороссов Владислав Вакаев сказал так:

«Это эксцесс исполнителя. Всегда есть чиновники на местах, которые увлекаются различными административными вещами, но это всё в итоге бьет по самому кандидату от партии власти. Потому очень быстро отдельных заигравшихся чиновников одёрнули и инцидент был исчерпан: задача стояла одержать чистую победу».

Читайте также: «В связи с уточнением»: как избирком Алтайского края оскандалился

Между тем кандидат в губернаторы Владимир Семёнов считает, что врио губернатора Виктор Томенко обладает огромным потенциалом с точки зрения административного ресурса и информационных возможностей.

«Безусловно, он доминировал на информационном поле в силу использования административного ресурса. Простой пример — ТВ «Катунь-24», где было показано шесть телевизионных эфиров о так называемых дебатах с кандидатами и 720 выпусков новостей (за этот же период), в каждом из которых был показан сюжет с участием врио», — подчеркнул Владимир Семёнов.

Новая реальность

В целом, говоря о результатах единого дня голосования, можно было бы ограничиться расхожим выражением: «Победителей не судят». Однако же во многом правы те, кто считает, что после 9 сентября 2018 года страна проснулась в новой реальности.

«Мы видим, что «Единая Россия — больше не доминирующая партия: в регионах она проигрывает, и проигрывает с треском», — считает кандидат в губернаторы Алтайского края Владимир Семёнов.

По его мнению, о произошедших на политическим поприще изменениях говорит также вероятное появление второго тура в Приморье, Хабаровском крае и Хакасии.

«После выборов губернатором Алтайского края народного артиста Михаила Евдокимова слово «второй тур» было под запретом, и власть делала всё, чтобы второго тура не состоялось — вплоть до фальсификации.

Сейчас мы видим, что в Приморье, Хабаровском крае и Хакасии в случае повторного голосования победят, скорее всего, оппозиционные кандидаты. В Алтайском крае, если бы мы доработали, произошло бы точно так же», — заявил Владимир Семёнов.

По его оценке, всё это свидетельствует о том, что общество перестаёт верить обещаниям единороссов.

«Для меня стало откровением то, что у нас стали возможны вторые туры в стране. Ранее мы в ЛДПР говорили об этом только потому, что пытались таким образом поднять интерес к явке.

Люди почему сидят дома? Потому что считают — ничего изменить нельзя, всё решено за нас. Но сейчас в тех субъектах, где предстоит второй тур, явка будет значительно выше, чем в первом. И на выборы придёт протестный электорат, проголосует за оппозиционного кандидата. И люди увидят, что действительно за счёт выборов можно изменить ситуацию», — считает Владимир Семёнов.

Народ протестует
Народ протестует
© ИА Красная Весна

У лидера алтайских эсеров Владислава Вакаева несколько другое мнение на этот счёт:

«Обратите внимание: поражение терпят далеко не новые кандидаты в губернаторы. На губернаторских выборах было два разнонаправленных тренда: с одной стороны, существенный рост недовольства людей правительственными реформами последних месяцев, а с другой — были некие ожидания в отношении новых кандидатов.

В частности, в Алтайском крае врио назначен новый для региона человек, с которым связывают определённые надежды. Эти тренды сошлись, поэтому результат Виктора Томенко объективный, закономерный, ну и судя по результату, который замер непосредственной близости от второго тура, в выборах не было каких-то серьезных нарушений».

«Как при дедушке Карлине»

И всё же многие обычные избиратели уже отметили для себя, что даже с учётом мобилизации электората и так называемого «медового месяца» с аудиенциями у российского президента Владимира Путина «человек надежды» набрал неожиданно мало голосов.

Читайте также: Некому лечить, некому учить: новый алтайский глава попросил помощи у Путина

Не помогли ни селфи-конкурс с главным призом — автомобилем, ни раздача подарков, ни другие приёмы привлечения избирателей на участке. Может быть, преемственность власти виновата? Вступив в должность, врио Виктор Томенко не просто отметил заслуги прежнего губернатора, но и рекомендовал его в сенаторы.

Читайте также: В планах врио алтайского губернатора нет ничего революционного

«Заступив» на дежурство, новый глава тоже проявил «преемственность»: лента новостей на сайте регионального правительства превратилась в сплошное сопровождение его передвижений, поздравлений и перерезанных ленточек. Зато дебаты, в отличие от своего коллеги, омского врио Александра Буркова, Виктор Томенко проигнорировал, равно как и многие проблемы, действительно требующие безотлагательного решения.

Читайте также: Сибирские врио проигнорируют дебаты. «Спасение» от неудобных вопросов?

Читайте также: Молчун или работяга? Врио алтайского главы Виктор Томенко отверг дебаты

В частности, Виктор Томенко так и не удосужился вникнуть, почему крестьяне, по итогам 2017 года собравшие один из самых больших урожаев зерновых в стране, до сих пор считают себя брошенными на произвол судьбы?

Читайте также: Цены растут — крестьяне беднеют: кто виноват?

Многие помнят, что на «прямой линии» с президентом РФ Виктор Томенко слукавил, сказав, что школу в Старой Суртайке закрыть не собирались. Тогда Владимир Путин призывал создать для жителей Сибири такие условия, чтобы они не уезжали со своих родных мест, но оптимизация социальной сфере на селе продолжается, и, сохранив одну школу, регион потерял ряд других.

Читайте также: «Люди плакали»: жители алтайского села отстояли ещё одну школу

Григорий Мясоедов. Земство обедает. 1872
Григорий Мясоедов. Земство обедает. 1872

Каким образом на Алтае будут поднимать уровень заработной платы, объективно являющейся одной из самых низких в Сибири, непонятно, зато одним из первых врио было сделано заявление о том, что приоритетом на ближайшие годы станет строительство дороги, которая свяжет Алтай с Китаем.

«Основное, что ставят на Алтае в вину новому губернатору, это то, что здесь все «осталось как при дедушке Карлине». Новый глава региона в свои первые дни вполне точно уловил настроение избирателей, говоря о запросе на «большую справедливость и большую открытость». Однако его реальная работа не продемонстрировала ни малейших шагов для решения этих двух вызовов», — отметил историк, редактор алтайского сайта «Что делать?» Валерий Савинков.

И последнее: если учесть, что количество избирателей в Алтайском крае составляет 1,84 млн человек, а врио губернатора Виктор Томенко получил только 365 тысяч голосов, то получается, что нового главу поддержали только 19−20% населения. Новой власти, если она действительно хотела бы завоевать доверие жителей Алтайского края, есть над чем задуматься, чтобы не получить на следующих выборах «второй тур».

Читайте развитие сюжета: Теряем доверие людей: политику алтайского губернатора подвергли критике