Русский дух и Тюркский мир

Размышления о саммите глав тюркоязычных государств в Киргизии

Станислав Тарасов, 3 сентября 2018, 11:04 — REGNUM  

В культурном центре «Рух Ордо» на побережье Иссык-Куля работает шестой саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ). Его главная тема: «Сотрудничество в области национальных видов спорта и молодежной политики». Во встрече принимают участие президенты Казахстана Нурсултан Назарбаев, Киргизии Сооронбай Жээнбеков, Турции Реджеп Тайип Эрдоган, Азербайджана Ильхам Алиев. В качестве почетных гостей на саммит приглашены президент Узбекистана Шавкат Мирзиеев и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан.

ССТГ — это международная организация, объединяющая современные тюркские государства. Она была создана в 2009 году по инициативе Назарбаева, благодаря усилиям которого тюркоязычные страны вроде бы получили «реальную организационную составляющую». После чего идеологи этого проекта отрабатывали практические основы так называемой тюркской модели общественно-политического развития, заявляли о возможности появления тюркского объединения типа Европейского союза с целью укрепления и расширения внутритюркских экономических и культурных связей и, конечно, развития «общей духовной основы тюркских народов». При этом в Евразии наряду с Русским миром обозначался и Тюркский мир, который «древнее первого». И на том этапе лидерство в реализации этого грандиозного проекта отводилось Турции, которая была на подъеме, оставаясь членом НАТО, и которой почти что гарантировали членство в ЕС.

Анкара оказывала бывшим тюркским советским республикам не только финансовую и экономическую поддержку, но и благодаря проклятому сейчас в Турции богослову Гюлену развивала бурную культурно-пропагандистскую деятельность. В результате, надо признаться, в новых тюркских государствах была серьезно подорвана советская идентичность. Но и ресурс тюркской этнической идентичности, как считают многие эксперты, «сегодня почти полностью исчерпан». Связано это главным образом с теми сложными процессами, которые стали происходить внутри Турции и вокруг нее, когда правящая турецкая Партия справедливости и развития стала отказываться от принципов кемализма, обозначила дрейф в сторону «мягкого ислама», что привело к заметному оживлению внутри страны — прежде всего, среди курдов — сепаратистских настроений.

В последующем Анкара, выставив доктрину неоосманизма, подорвала и основы пантюркизма. Ввязавшись в так называемую арабскую весну, она осложнила свои отношения не только с арабским миром, но и с США. А в результате транзита к авторитарной системе государственного управления практически утеряла шансы интегрироваться в ЕС. Идеология Гюлена была Анкарой дискредитирована, новой идеологии, ориентированной на внешнюю экспансию, так и не появилось. Турецкая трансформация оказалась неожиданной для всех лидеров бывших советских тюркских республик. Особенно когда Анкара и Москва стали активно развивать не только торгово-экономическое, но и тесное военно-техническое сотрудничество, а на сирийском направлении они вступили в тесный альянс. Как писал в этой связи один турецкий эксперт, «мало кто ожидал, что Русский мир через Анкару зайдет в тыл Тюркскому миру, прежняя идеология пантюркизма, подаваемая как альтернатива пророссийским настроениям, стала пропитываться русским духом».

Естественно, эти процессы развивались и постепенно сказывались на практической деятельности ССТГ. Сегодня, как пишет бакинский эксперт Джейхун Наджаров на страницах портала Haggin.az, «каких-то контуров широкой интеграции тюркских стран в сфере политики, создания общего рынка, единого алфавита и прочих ожиданий начала 1990-х годов не обрисовано». Правда, по его мнению, «проблема в том, что тюркские государства от Балкан до Тибета придерживаются разных геополитических ориентиров развития и состоят в разных блоках», хотя дело не только в этом. По итогам саммита глав государств ССТГ будет подписана Чолпон-Атинская декларация. И тем временем глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявляет, что Анкара «считает членство в ЕС своим главным приоритетом», тогда как сам факт присутствия на саммите премьер-министра Венгрии Виктора Орбана демонстрирует, что Будапешт относится к числу евроскептиков и свое будущее связывает не с Европой, а Тураном. Что же, так тоже бывает.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail