Международная организация Greenpeace направила жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в адрес Российской Федерации. Меморандум подписали участники акции протеста Greenpeace против планов «Газпрома» по добыче нефти на континентальном шельфе российской Арктики. Экоактивисты обвиняют Россию в неправомерности действий и нарушении международного морского права.

Арктика
Арктика
Иван Шилов © ИА REGNUM

Решение ЕСПЧ еще неизвестно, но Конституционный суд (КС) России может постановить его не исполнять — если посчитает, что оно противоречит Основному закону страны (такое преимущество КС имеет с 2015 года). Но как бы ни развивалась история Greenpeace и «Приразломной», она уже стала важным доказательством того, насколько темна юридическая сторона освоения шельфа.

Скандал в «зеленых» тонах

18 сентября 2013 года к нефтедобывающей платформе «Приразломная» компании «Газпром нефть шельф» в Печорском море приблизилось судно Arctic Sunrise под флагом Нидерландов с тридцатью активистами Greenpeace на борту. По версии российской стороны будущего конфликта, экипаж не выходил на связь и не объяснял причин своего появления на горизонте. Экозащитники утверждают, что по громкой связи предупредили службу безопасности о своем намерении устроить мирный протест против нефтедобычи в Арктике. Затем с судна (не имеющего разрешения на плавание по трассам Севморпути) спустились на воду две шлюпки и отправились к «Приразломной».

Cудно Arctic Sunrise
Cудно Arctic Sunrise
Salvatore Barbera

Акция протеста была прекращена российскими пограничниками. Они остановили шлюпки, высадились на борт судна. Arctic Sunrise было доставлено в Кольский залив, а активисты задержаны и арестованы: сначала по статье «Пиратство, совершенное организованной группой», затем измененной на «Хулиганство».

Правительство Нидерландов заявило, что Россия нарушила принципы Конвенции ООН по морскому праву: должностные лица произвели высадку на борт, исследование, досмотр, арест, задержание и захват Arctic Sunrise, судна под голландским флагом, без «предварительного согласия Нидерландов». Также ставится в вину арест, задержание и инициирование судебного разбирательства против 30 лиц, находившихся на борту судна. Голландские власти попытались добиться освобождении судна и экипажа через Международный трибунал по морскому праву. Россия отказалась от участия в разбирательствах.

«У России имеются встречные претензии к Нидерландам в связи с этим инцидентом, — отметил тогда официальный представитель МИД России Александр Лукашевич. — Сложившаяся ситуация в значительной степени вызвана бездействием Нидерландов как государства флага в условиях, когда было хорошо известно, что судно целенаправленно пришло в экономическую зону России для совершения заведомо противоправных действий».

Читайте также: Путин надеется, что арест активистов станет уроком для «Гринпис»

В конце ноября 2013 года участники акции были освобождены под залог, а затем амнистированы по случаю 20-летия Конституции России. Арест с Arctic Sunrise был снят летом 2014 года.

История получила продолжение в 2017 году, когда Международный арбитражный суд в Гааге обязал Москву выплатить компенсацию в размере почти 5,4 млн евро: за «причиненный материальный и нематериальный ущерб» Нидерландам, экипажу судна и его владельцам. Денег «пострадавшие» ждут до сих пор.

Трактовки морского права

Юридическая сторона инцидента стала поводом для споров правоведов по всему миру. Согласно упомянутой Конвенции ООН, в своей исключительной экономической зоне (ИЭЗ) Россия вправе осуществлять некоторые суверенные права: проводить научные исследования и защищать морскую среду, а также создавать искусственные острова, установки и сооружения. В то же время воды вокруг перечисленных объектов не считаются территориальными водами страны, а значит, на них распространяется свобода мореплавания.

По международным принципам в водах вокруг платформы «Приразломная» российские законы не действуют. Пограничники могут преследовать иностранное судно на такой акватории только в том случае, если оно совершило нарушение в территориальных водах Российской Федерации и скрывается в открытом море. Задержание Arctic Sunrise считается нарушением этих правил.

«Приразломная» платформа. 2017
«Приразломная» платформа. 2017
Gazprom-neft.ru

Однако той же Конвенцией предусмотрена так называемая «разумная зона безопасности» с особыми правилами судоходства вокруг искусственных островов и сооружений в ИЭЗ государства. Ширина зоны не должна превышать 500 метров от точек внешнего края объекта. Нарушение установленных правил в зоне особого контроля считается нарушением национального законодательства, пояснил в одном из интервью Владимир Голицын, российский судья в составе Международного трибунала ООН по морскому праву.

«В нашем деле позиция голландской стороны не выдерживала никакой критики. Они утверждали, что судно не ответственно за то, что оно спустило шлюпки, которые совершили противоправные действия. Судно якобы оставалось в зоне свободного судоходства», — сообщил Владимир Голицын. Но тогда, в ноябре 2013 года, несмотря на отсутствие логики в словах голландских представителей, трибунал все равно обвинил Россию и постановил освободить экипаж и судно под залог.

Закон не писан

Конфликт обнаружил расхождения в толковании не только международного, но и российского права. Одним из главных аргументов активистов Greenpeace против России является неточная формулировка причины задержания и ареста. Первоначальное обвинение в пиратстве легко опровергается самим понятием преступления такого рода: пиратство — это акт насилия задержания или грабежа, нацеленный против судна. Платформа «Приразломная» судном не является, и принять такую версию можно было только с большой натяжкой.

Спустя месяц после задержания следствие переквалифицировало выдвинутые обвинения на статью «Хулиганство». Но де-юре «хулиганами» были только активисты, пересекшие 500-метровую зону безопасности на шлюпках, хоть и, если применить логику, то понятно, что судно, спустившее шлюпки, имеет к акции непосредственное отношение, а значит, несет такую же ответственность.

Подобные коллизии в очередной раз доказывают уникальность объектов на континентальном шельфе — и неподготовленность как российского, так и международного права разрешать связанные с ними конфликты. После скандала вокруг «Приразломной» депутаты Госдумы предложили внести изменения в ст. 215.4 Уголовного кодекса РФ «Незаконное проникновение на охраняемый объект» специально для «шельфовых» случаев: проникновение группы лиц на такие объекты предполагалось карать лишением свободы или принудительными работами сроком до пяти лет.

Морская ледостойкая стационарная платформа (МЛСП) «Приразломная». Россия
Морская ледостойкая стационарная платформа (МЛСП) «Приразломная». Россия
Ngs-penza.ru

Такая идея напоминает о традициях несвойственного России прецедентного права. Вносить изменения в законодательство после громких и рискованных для репутации страны скандалов — проще, чем постараться их предупредить.

Для запуска проекта «Приразломной» потребовались поправки в нескольких федеральных нормативно-правовых актах. Многие вопросы не закрыты до сих пор: транспортная безопасность, статус и эксплуатация имущественных объектов на шельфе, отсутствие единых стандартов управления ледовой обстановкой, береговыми и морскими операциями. Все это значительно усложняет освоение шельфовых месторождений и без акций протеста экологических активистов.

Освоение нефтегазового потенциала арктического шельфа — пока скорее будущее, нежели настоящее. Но государство в разговорах о масштабном развитии Севера то и дело вспоминает о невиданных запасах в арктических морях и уже называет цифры: к 2050 году арктический шельф будет обеспечивать 20−30% всей российской нефтедобычи. И готовиться к выполнению смелых планов нужно не только технологически, но и юридически.

Безусловно, поводы для претензий найдутся и при совершенном законодательстве, предусматривающем все случаи на шельфе. Но грамотное регулирование системы освоения шельфовых запасов России необходимо. При его наличии даже самые смелые авторские толкования Конвенции ООН не добьются внимания широкой публики.

Читайте ранее в этом сюжете: Арктический шельф: Россия на поводу у бизнеса?

Читайте развитие сюжета: Добыча на арктическом шельфе России страдает от бюрократии