На следующей неделе в Пекине председатель КНР Си Цзиньпин откроет седьмой Форум сотрудничества «Китай-Африка» (FOCAC). В саммите примут участие лидеры всех африканских государств, за исключением Свазиленда — единственного дипломатического партнера Тайваня на континенте. Ожидается, что в 2018 году в саммите FOCAC примут участие председатель комиссии Африканского союза, генеральный секретарь ООН и главы 27 международных и африканских региональных организаций, пишет Дж. Питер Фэм в статье для Atlantic Council.

Китай и Африка
Китай и Африка
NINTENPUG

Читайте также: Daily Sabah: Мир оказался на пороге глобальных изменений

Нет никаких сомнений в том, что многое изменилось в китайско-африканских отношениях после первого саммита FOCAC, состоявшегося в 2000 году. Китай превратился из относительно маргинального актора (объем торговли между странами Африки и КНР в 2000 году составлял немногим более $10 млрд) в одного из крупнейших партнеров африканского континента. В 2017 году объем торговли между КНР и африканским континентом достиг $170 млрд, что говорит о 14% увеличении торговли по сравнению с 2016 годом.

Коммерческие связи подкрепляются обширными дипломатическими отношениями, а также военными обязательствами. В 2003 году в Либерии впервые были задействованы военные Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в составе миротворческой миссии ООН, с тех пор Китай превратился в крупнейшего участника миротворческих миссий ООН в Африке. Кроме того, с конца 2008 года военно-морской флот НОАК постоянно поддерживает свое присутствие вблизи восточного побережья континента в рамках международных усилий против сомалийского пиратства. В настоящий момент у восточного побережья Африки находятся два фрегата КНР и корабль снабжения. Эти экспедиционные силы послужили основанием для строительства первой зарубежной военной базы Китая, которая открылась в 2017 году в Джибути. Близость китайской военной базы к крупнейшей американской базе в Африке уже вызвала напряженность.

Китайский боевой корабль
Китайский боевой корабль
U.S. National Archives

Не только внешние проявления присутствия КНР в Африке претерпели количественные и качественные изменения, внутренняя стратегическая мотивация также эволюционировала. В бытность бывшего генерального секретаря ЦК КПК Цзян Цзэминя (1993−2003 гг.), который провел первый саммит FOCAC, Китай начал реализовывать национальную стратегию «выхода», которая поощряла инвестиции за рубежом для обеспечения доступа к стабильным поставкам природных ресурсов, поскольку растущий спрос не мог быть удовлетворен за счет внутреннего производства.

Цзян Цзэминь
Цзян Цзэминь
Kremlin.ru

Преемник Цзэминя Ху Цзиньтао (2003−2013 гг.) начал реализовывать политическую концепцию «мирного подъема» до политического и экономического статуса «великой державы», который, конечно, требовал уже не только природных ресурсов, но и дипломатического и коммерческого доступа на африканский континент. Что касается потребления ресурсов, то Китай является вторым по величине потребителем нефти (после США), на долю КНР также приходится более 40% мирового спроса на базовые металлы. Всё это влияет на характеристики инвестиционного портфеля КНР в Африке. Китайские компании инвестируют практически во все страны Африки, однако почти 75% этих инвестиций приходятся только на 10 стран: Нигерию, Алжир, ЮАР, Эфиопию, ДРК, Чад, Анголу, Нигерию, Сьерра-Леоне и Камерун. Более того, чуть меньше половины этих инвестиций приходится на энергетический или горнодобывающий сектор.

Ху Цзиньтао
Ху Цзиньтао
U.S. Department oa Defence

С приходом нового генерального секретаря ЦК КПК Си Цзиньпина в 2012 году, который стал председателем КНР в 2013 году, китайская грандиозная стратегия была вдохновлена идеей о «китайской мечте», о восстановлении своего законного места в мире, как считают многие китайцы. В Африке Китай теперь намерен сотрудничать в более широком спектре областей, наравне с традиционными партнерами Африки, такими как США и ЕС. Этот подход включает в себя растущие инициативы в области развития в дополнение к коммерческим сделкам: в настоящее время в Африке насчитывается более 2,5 тыс. проектов развития, строительных проектов, которые реализуются в большинстве стран континента. Взаимодействие Китая с Африкой развивается наряду с глобальной грандиозной стратегией страны, поэтому можно сказать, что Африка стала важным элементом глобальной стратегии КНР.

Си Цзиньпин
Си Цзиньпин
Foreign and Commonwealth Office

Для африканцев всё это открывает прекрасные возможности. Повышенное внимание КНР к континенту — это хорошая новость для африканских стран, если их возглавляют государственные деятели, обладающие компетенцией и видением, чтобы использовать новые возможности для продвижения интересов своих стран.

Тем не менее также существуют значительные риски, и не в последнюю очередь из-за того, что некоторые страны Африки реализуют у себя китайские инфраструктурные проекты. В период между 2000 и 2014 годами Китай предоставил правительствам африканских стран и государственным предприятиям около $86 млрд, согласно данным одного из исследований университета Джона Хопкинса. Три года назад в ходе саммита FOCAC в Йоханнесбурге Цзиньпин объявил, что Пекин выделит еще $55 млрд новых кредитов. В целом Китай стал крупнейшим кредитором Африки, в руках которого в настоящий момент находятся около 14% долга континента, согласно последнему отчету Foresight Africa, который был подготовлен Бринкинским институтом.

Китайские юани
Китайские юани
Junjiewu99

Ранее в 2018 году высокопоставленный чиновник государственного департамента США выразил сожаление по поводу того, что «многие страны Южной Африки, а также страны, расположенные на восточном и западной побережье континента, столкнулись с государственным долгом в размере от 50% до 200% в одном отдельном случае». Представитель государственного департамента США также подчеркнул, что от 50% до 80% государственного долга африканских стран, вероятно, приходятся на китайские кредиты.

Читайте также: Asia Times: Существует ли такое понятие, как «воздушное пространство НАТО»?

В тексте последней стратегии национальной безопасности США говорится: «Китай расширяет свое экономическое и военное присутствие в Африке, за прошедшие два десятилетия Китай превратился из небольшого инвестора в крупнейшего торгового партнера Африки. Некоторые китайские практики подрывают долгосрочное развитие континента, развращают местные элиты, обеспечивают доминирующие позиции в добывающей промышленности и навязывают странам непрозрачные долги и обязательства». В документе также говорится о том, что США должны предлагать собственное экономическое партнерство африканским странам в качестве альтернативы экономическому влиянию КНР на континенте. Однако США не стоит придерживаться на континенте принципа «кто сильнее, тот и прав» и стремиться к гегемонии в Африке, поскольку это может вызвать возмущение со стороны африканских правительств. Вашингтон должен учесть новую стратегическую реальность в Африке.