На текущей неделе наконец-то обрела ясность ситуация с назначением посла России в Белоруссии. Сначала, 22 августа, президент России Владимир Путин провел встречу с президентом Белоруссии Александром Лукашенко, а на следующий день, 23 августа, Владимир Путин подписал два указа — первый о назначении Михаила Бабича послом в Республику Белоруссию, второй — о назначении Михаила Бабича спецпредставителем президента России по развитию торгово-экономического сотрудничества с республикой.

Михаил Бабич
Михаил Бабич
Kremlin.ru

Это событие, несомненно, имеет рубежный характер не только в белорусско-российских отношениях, но и подводит черту под многими аспектами российской внешней политики на постсоветском пространстве.

Вопреки обычному построению текста, когда главное оставляют на сладкое в конце текста, в данном случае хотелось бы нарушить эту традицию, и о действительно знаковом сказать сразу в начале.

Самое важное в состоявшемся на белорусском направлении назначении заключается в статусе спецпредставителя президента. В истории России это только третий такой прецедент, два предыдущих были на Украине, где аналогичный статус имели Виктор Черномырдин и Михаил Зурабов. И как мы видим по развитию в дальнейшем катастрофических событий для государственности этой территории, это была правильная постановка вопроса. Таким образом, Белоруссия оказывается на острие российской внешней политики на постсоветском пространстве (и о смысле и контексте этого будет написано ниже).

Однако самое главное здесь заключается не во внешнеполитическом аспекте данного назначения, а во внутриполитическом российском, так как должность спецпредставителя, на самом деле, имеет больше отношение не к внешней, а к внутрироссийской политике. Статус спецпредставителя говорит о том, что Москве понадобился эффективный антикризисный координатор российских интересов и лоббистов на белорусском направлении, чтобы это были не разрозненные щупальца, а единая команда. Но это означает, что такого координатора до сих пор не было, а Карасин по понятным причинам таким координатором быть не мог.

Михаил Бабич
Михаил Бабич
Kremlin.ru

Должность спецпредставителя имеет значение для внутрироссийских раскладов, выводя фактически Михаила Бабича из подчинения МИД РФ. Аналогично это касается и любых министров, которые, естественно, выше посла по рангу. С Бабичем это не так. Его статус спецпредставителя по полномочиям фактически выводит его самого на уровень министра или вице-премьера. Исходя из этого, Бабич становится точкой сборки (конечной инстанцией для жалоб и предложений) не только для белорусской стороны, но и для российской. Несомненно, такая постановка вопроса говорит о многом, и прежде всего, о кадровых перспективах Михаила Бабича, если он справится с полученным заданием.

Ну, а теперь можно поговорить и о других важных моментах, связанных с назначением Михаила Бабича в Белоруссию.

Во-первых, назначение Михаила Бабича говорит об окончании эпохи российского бессилия в республике, которое олицетворял собой засидевшийся в «синеокой» Александр Суриков. Понятно, что он выполнял лишь те функции, которые ему были поручены. И в этих функциях, так как Россия по целому ряду объективных и субъективных факторов в предыдущие годы была еще не готова к проведению активной линии в республике, было много чего не предусмотрено. Достаточно вспомнить дело журналистов ИА REGNUM.

Но теперь с этой неполнотой в функциях закончено. И официальному Минску, а конкретно, всей прозападной властной тусовке во главе с Макеем и Якубовичем, стоит сто раз подумать, прежде чем выступить с какой-либо антироссийской публичной или провокационной акцией, разжигающей рознь между двумя частями нашего единого народа. Теперь это может стоить должности.

Во-вторых, назначение Михаила Бабича призвано укрепить позиции самого Александра Лукашенко, так как в последнее время официальный Минск что-то стало пошатывать. Пресловутая «многовекторность», не обеспеченная ни соответствующими ресурсами, как в случае, например, Ирана, ни соответствующим информационно-аналитическим обеспечением принимаемых ВДЛ решений (ну не могут таковым считаться центры, во главе которых стоят люди с «тремя классами образования» и без соответствующих научных степеней), обернулась серьезными внешнеполитическими проблемами по всем азимутам, которые до поры до времени могут прикрывать бизнес-схемы, но ведь это не системная долгосрочная политика, а чисто «бизнес». А как Запад понимает «бизнес», видно по многочисленным примерам.

Канатоходец
Канатоходец
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Поэтому, несомненно, позиции Александра Лукашенко надо укреплять, в том числе, в-третьих, и по причине предстоящего транзита власти. Очевидно, что чиновники перестали слушаться белорусского лидера. И смена шестого или седьмого за двадцать четыре года правительства лишний раз это только подтверждает. Силовые методы (страх) в отношении белорусского чиновничества перестали работать — люди уже не боятся, а других нормальных человеческих стимулов деятельности белорусская система не имеет.

Поэтому либо будет продолжаться нынешняя глубокая стагнация, либо произойдет переход на те экономические рельсы, которые действуют в России и во всём мире. И, естественно, это потребует и изменения методов руководства новой политической настройкой, которые нынешнее белорусское руководство уже освоить не сможет. Могло бы — давно управляло бы именно этими методами. И тут Михаил Бабич как гарант переходного процесса со стороны России, несомненно, играет огромную роль.

В-четвертых, в республике давно пора навести порядок в идеологической области. Внешнеполитические метания очень серьезно подточили базис идеологической поддержки населением самой белорусской власти. И тут, как мы видим, она тоже самостоятельно справиться уже который год не может. С высоких трибун неоднократно было отмечено, что системы идеологического обеспечения белорусской государственности так и не создано. А пресловутая «радзивиловщина», склеенная наспех и пропихиваемая группировкой Макея-Якубовича в общественное сознание, встретила не только серьезное непонимание, но и сопротивление со стороны подавляющей части белорусского общества.

В-пятых, назначение Михаила Бабича с такими полномочиями говорит о том, что Москва наконец-то в состоянии (то есть наличествуют необходимые ресурсы) и готова проводить активную внешнеполитическую линию на постсоветском пространстве. То, что в качестве первого звена выбрана Белоруссия — тоже не случайно. Мы уже достаточно давно находимся в Союзе, и население республики больше готово к гораздо более глубокой интеграции с Россией, чем другие страны бывшего СССР. Например, если бы сегодня в республике провели референдум о построении действительно Союзного государства с соответствующим Конституционным актом, то за это проголосовало бы более 80% граждан — в этом нет никаких сомнений.

Россия и Белоруссия
Россия и Белоруссия
Ombudsmanrf.org

В-шестых, в последние годы между Россией и Белоруссией накопились многочисленные финансово-экономические и нефтегазовые противоречия. Михаил Бабич со своим опытом управленца в весьма сложном Приволжском федеральном округе, несомненно, имеет все необходимые управленческие и личностные компетенции для решения этих непростых (в том числе языковых) вопросов без того, чтобы в рабочем порядке выносить эти вопросы на уровень главы российского государства, у которого есть дела гораздо поважнее (и требующие оперативного контроля).

Основная позиция, которая, на мой взгляд, может проводиться в этом вопросе Россией — это то, что республика должна, наконец-то, становиться самодостаточной и прибыльной в плане экономики (тем более что таких возможностей — огромное множество), не требующей российских дотаций, и вносить свой вклад в общий экономический котел Союзного государства.

Белорусы — народ очень работящий, это знают все. И то, что поддержание жизнеспособности республики требует дотаций, на самом деле, является позором, так как белорусы нахлебниками никогда не были. И в этом плане у нового посла России в Белоруссии и у нового главы правительства республики есть чрезвычайно большое поле для взаимодействия.

В-седьмых, необходимо усиливать взаимодействие и в военно-политической плоскости, особенно с учетом угроз Белоруссии с севера (Литва, Латвия), запада (Польша, открыто проводящая политику консолидации Восточных Кресов) и юга (распад Украины — это вопрос времени, и необходимо заранее создавать все необходимые условия для купирования расползания этой необандеровской инфекции на белорусские земли).

Владимир Путин и Александр Лукашенко
Владимир Путин и Александр Лукашенко
Kremlin.ru

В этом контексте Михаилу Бабичу остается пожелать только уверенности в своих начинаниях, так как обстановка будет очень непростая: официальные и оппозиционные СМИ республики только 25 августа смогли выйти из ступора, вызванного его назначением. Это говорит о том, что полученная прозападными силами травма носит достаточно тяжелый характер и воспринимается ими как поражение со всеми вытекающими сопряжениями.

В-восьмых, Михаилу Бабичу необходимо будет придать Союзному государству России и Белоруссии, находящемуся уже долгие годы в состоянии стагнации, новый сильный импульс. Наша интеграция должна стать живой, наполненной глубоким внутренним идеологическим, социальным и экономическим смыслом. Стать образцом для отношений всех республик бывшего Советского Союза.

И эта работа, естественно, требует очень тонкой настройки, прежде всего, по взаимодействию с белорусской элитой, а точнее, с той ее частью, которая видит свое будущее и свои перспективы именно в Союзе с Россией. Эта часть элиты, несомненно, должна активно привлекаться к работе на всех направлениях союзной интеграции и быть уверенной в своем будущем.