В правительстве Российской Федерации может появиться проектный офис по развитию Северного морского пути. Идея создания нового органа принадлежит министру природных ресурсов Дмитрию Кобылкину и была озвучена в ходе совещания по развитию Севморпути и реализации СПГ-проектов с участием федеральных и региональных представителей власти.

Валентина Андреева © ИА REGNUM

По мнению Кобылкина, в состав участников проектного офиса должны войти представители Минтранса, Минприроды и Минэнерго. В предварительном списке задач — синхронизация освоения месторождений с развитием транспортной инфраструктуры, разработка концепции развития портов Арктики, развитие системы метеомониторинга и мониторинга экологической ситуации. Проектный офис будет контролировать создание ледового флота, ввод новых ледоколов, создание перевалочных центров на границах Севморпути.

Участники встречи под руководством вице-премьера РФ Максима Акимова поддержали идею министра, однако детали обсуждать не стали. Вплоть до самой главной: кто станет руководителем такого межведомственного собрания.

Дмитрий Кобылкин еще со времен губернаторства в Ямало-Ненецком автономном округе известен своим неравнодушием к судьбе Арктики и хорошо знаком с проблемами, свойственными макрорегиону. Но у министра природных ресурсов недостаточно полномочий, чтобы возглавить орган на базе нескольких министерств: формально его указания должны выполнять только чиновники Минприроды.

Атомный ледокол «Ямал»
Атомный ледокол «Ямал»
Eigenes Werk

Кандидатуру стоит искать среди заместителей председателя правительства РФ. Первым из вице-премьеров об инициативе услышал Максим Акимов, в обязанности которого входит курирование вопросов госполитики в области транспорта, связи, цифровой экономики, инновационной деятельности. К Арктике Максим Акимов имеет опосредованное отношение, тем более что куратором российского Севера в новом составе правительства официально назван другой вице-премьер — Юрий Трутнев. Но Трутнев, известный «защитник» Дальнего Востока, с момента назначения практически не участвует в формировании арктической политики.

Читайте также: В правительстве России забыли об Арктике?

В июльском интервью РИА Новости Юрий Трутнев заявил, что организация управления Арктикой в России имеет разрозненный характер, обязанности разбросаны по разным ведомствам и не складываются в единую систему.

«Надо просто от начала до конца собирать систему для Арктики, — сказал тогда вице-премьер. — На ее создание уйдет какое-то время. Мы будем создавать какой-то координационный орган, потому что без координации работа не может быть организована».

По информации источников в правительстве, Юрий Трутнев попросил у Владимира Путина тайм-аут до ноября 2018 года, чтобы представить свое видение плана развития Арктики. Но, похоже, создавшуюся паузу решили заполнить другие члены правительства, не согласовывая свои действия с официальным куратором региона.

Проектный офис по развитию Севморпути при желании мог бы подойти на роль координационного органа, о котором говорил Юрий Трутнев. Однако в таком случае участия трех министерств окажется мало — для Арктики важны все вопросы, курируемые ведомствами от Минздрава до Минобороны. И пульт управления таким межведомственным органом должен быть в руках «арктического» вице-премьера.

Восстановление военной базы на Новосибирских островах и ввод в строй аэродрома «Темп»
Восстановление военной базы на Новосибирских островах и ввод в строй аэродрома «Темп»
Mil.ru

Но вот что интересно: такая «министерская сборная» у правительства уже давно имеется — в 2014 году была создана государственная комиссия по вопросам развития Арктики. Это совещательный орган, площадка для взаимодействия федеральных и региональных органов власти и профильных организаций при решении задач развития Арктической зоны Российской Федерации. Госкомиссия уточняет вектор госполитики в Арктике, куда входят вопросы эффективного использования Севморпути и ресурсной базы Севера, национальной безопасности, защиты социального благополучия, а также контроль за созданием единой нормативной системы — одним словом, намного более широкий спектр полномочий, чем тот, ради которого Дмитрий Кобылкин предлагает создать новый проектный офис.

Каждое из министерств имеет внутри госкомиссии собственную рабочую группу, возглавляемую министром. А значит, проектный офис Минтранса, Минприроды и Минэнерго — это фактически параллельная госкомиссия, только без официального статуса и функционала, который был делегирован «настоящей» госкомиссии указом президента России.

Сегодня деятельность госкомиссии по Арктике в буквальном смысле заморожена: после перестановок в правительстве Дмитрий Рогозин остался ее председателем лишь формально и вопросами Севера больше не занимается. С «уходом» Рогозина у госкомиссии даже перестал работать официальный сайт. А Юрий Трутнев, которому теперь официально предписано заниматься вопросами развития Арктики, до сих пор не назначен на пост ее руководителя.

При всем этом бездействии неудивительно возникновение дублирующих и непродуманных инициатив: процессы в Арктике развиваются, несмотря ни на какие тайм-ауты федеральных чиновников.

Если идея координации действий министерств основана на искреннем желании добиться «прорыва» в развитии Арктического региона, то зачем множить количество инструментов, снижая эффективность уже существующих? Чем скорее в ворохе правительственных идей будет наведен порядок, тем успешнее и проще наладится процесс освоения арктического потенциала.

Читайте также: Игра законов: Минтранс не согласен отдать Росатому Севморпуть?