Иван Шилов © ИА REGNUM

Министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович отреагировал на лекцию премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, прочитанную последним в конце июля в Свободном университете в Румынии. В интервью журналу Sieci глава польской дипломатии заявил, что Будапешт переживает ощущение исторической неправды, что подталкивает его «к некоторому ревизионизму» и «здесь происходит определенная конвергенция венгерской политики с российской политикой — для нас это опасная идея».

Напомним, о чем говорил Орбан. Он назвал политику, проводимую Европейским союзом в отношении России, «примитивной» и «основанной на санкциях и апелляциях к угрозам безопасности». Между тем, по словам венгерского премьера, нужно быть более гибкими. Есть в ЕС государства, «которые действительно могут чувствовать угрозу». К ним «относятся страны Прибалтики и Польша, это чувство продиктовано как историческими примерами, так и географическими детерминантами». Однако «совершенно очевидно, что ни Венгрия не испытывает такой угрозы, ни Словакия, ни Чешская Республика, не говоря уже о странах Западной Европы». Поэтому «было бы лучше, если бы Польша и страны Прибалтики получили дополнительные и супермощные гарантии безопасности от НАТО и Евросоюза, в то время как остальная Европа должна выбрать торговые отношения с Россией. Расширить экономическое сотрудничество и встроить торговый потенциал в свой потенциал экономического развития. Вместо примитивной политики в отношении России нам нужна дифференцированная российская политика».

Помимо того, Орбан коснулся украинской темы. По его мнению, в будущем Россия станет восстанавливать окружающие ее буферные зоны ради собственной безопасности. «Украина станет одной из жертв этой политики», — заметил венгерский лидер. Он не видит возможности для Киева вступить в НАТО и вероятности его членства в ЕС, так как вместо построения «современного государства» украинская экономика дрейфует к «долговому рабству». Поэтому цель Москвы — восстановить прежний статус-кво, когда Украина была поделена на зоны влияния Запада и России — «не представляется нереалистичной». С этим и решил поспорить глава МИД Польши. Чапутович отметил, что у Варшавы «очень хорошие отношения с Венгрией», есть «общие интересы, особенно в ЕС». Но Польша разделяет взгляд «стран Прибалтики, Грузии, Украины и Румынии», а не Венгрии. Польская внешняя политика «основана на безусловной поддержке территориальной целостности Украины в пределах, признанных международным правом», поэтому Варшава в принципе «против любого территориального ревизионизма».

Украина
Украина
Иван Шилов © ИА REGNUM

С одной стороны, то, что Венгрия и Польша по-разному смотрят на «проблему России» и внутреннего пространства между Варшавой и Москвой, секретом не является. С другой стороны, нужно учитывать контекст политических и геополитических изменений. В мае 2019 года состоятся выборы в Европейский парламент и будут заново распределены посты в Европейской комиссии. Ряд европейских стран и сил готовятся дать бой нынешней либерально-глобалистской элите. Звучат предложения сформировать блок из правых партий, и уже сейчас идет борьба за лидерство в таком блоке. Есть Италия и партия «Лига» во главе с министром внутренних дел Маттео Сальвини. По замечанию профессора теологии и религиоведения Университета Вилланова Массимо Фаджоли, «люди, связанные с «Лигой», мечтают о чем-то вроде неогабсбургской католической Европы, в которой новые правые и популистские правительства Италии, Австрии, Польши, Венгрии и Словении смогли бы построить фронт против глобализации, ислама и того, что они считают разрушением европейской культуры».

Но амбиции есть и у Орбана, который в свой лекции призвал сосредоточить «все свои силы на выборах в Европарламент», чтобы предъявить «альтернативу либеральной демократии», и альтернатива эта «называется христианской демократией». Завершая выступление, премьер сказал: «Тридцать лет назад мы думали, что наше будущее — это Европа. Сегодня мы считаем, что это мы будущее Европы. Вперед!» Для Польши проблема здесь в том, что она не является «своей» для нынешней либеральной европейской демократии и вряд ли сможет претендовать на лидерство в будущей — если эта сила победит — христианской демократии. Взаимодействие Варшавы со своими партнерами даже в Вышеградской группе носят тактический характер, с той же Венгрией они ограничиваются неприятием миграционного курса, заданного канцлером Германии Ангелой Меркель, и обсуждением бюджета ЕС. И первое, и второе являются ограниченными временными рамками процессами. А что потом?

Мигранты. Евросоюз
Мигранты. Евросоюз
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Ведь правящая польская партия «Право и Справедливость» PiS является одиночкой на рынке европейских партий. Gazeta Wyborcza в июне сего года отмечала, что, по ее данным, PiS прорабатывает вопрос о вступлении после выборов в Европарламент в 2019 году во фракцию Европейской народной партии (ЕРР), в которой, кстати, состоит Fidesz Орбана. Но в ЕРР уже находятся оппоненты «Права и Справедливости» — «Гражданская платформа» (РО) и Польская крестьянская партия (PSL). Представители РО категорически против принятия депутатов PiS во фракцию Европейской народной партии. Нельзя не увидеть иронии и в инициативе Орбана приставить к Польше дополнительного охранника с большой дубинкой. Он будет защищать Варшаву или защищать от Варшавы? Скорее, второе. Пока под предлогом необходимости обеспечить полякам безопасность Польше будут срывать любой диалог с Россией, в это время Будапешт и разделяющие его видение европейские страны пойдут на расширение сотрудничества с Москвой.

В итоге может все сложиться так, что вслед за развитием экономических отношений Венгрия и Россия договорятся решить на своих условиях также «украинскую проблему», с чем придется иметь дело и Варшаве, но уже не как субъекту, а в качестве объекта политического процесса. Сможет ли тогда Польша обойтись без Будапешта и Москвы? Вопрос остается открытым.

Читайте развитие сюжета: Россия намерена развивать торговые связи с Венгрией