Отношения с Украиной в «кривом зеркале» российского МИД

Проверка фактами и «альтернативные факты»

Фёдор Яковлев, 2 августа 2018, 22:33 — REGNUM  

Издатель и главный редактор The Manchester Guardian (с 1959 года просто The Guardian) Чарльз Прествич Скотт в передовице к 100-летнему юбилею газеты 5 мая 1921 года сформулировал один из основополагающих принципов объективной журналистики: «комментарии свободны, но факты священны». В целом этот принцип должен быть основополагающим не только в журналистике, но и в остальных сферах человеческой жизнедеятельности, особенно предполагающих долговременное развитие событий, поскольку, как гласит народная мудрость, — неправдой свет пройдешь, да назад не воротишься. Увы, но у большинства нынешних журналистов и присовокупившихся к ним политиков гораздо более в ходу определение «объективности», сформулированное советником президента США Дональда Трампа Келлиэнн Конуэй, которая 22 января 2017 года в прямом эфире американского телеканала NBC оправдала враньё пресс-секретаря Трампа Шона Спайсера тем, что, по её словам, Спайсер не врал, а приводил… «альтернативные факты».

Большим поклонником «альтернативных фактов», судя по его выступлениям в СМИ и даже официальным заявлениям, является и глава российского МИД Сергей Лавров. То, что самая знаменитая и цитируемая, как модно сейчас говорить «вирусная» фраза Лаврова на самом деле была самокритикой, уже давно не секрет, но Сергей Викторович не устаёт усердно подтверждать свою приверженность к использованию «альтернативных фактов» вопреки совершенно очевидной реальности. Не стало исключением и недавнее выступление Лаврова на Всероссийском молодежном форуме «Территория смыслов на Клязьме» 30 июля 2018 года, в ходе которого он, в частности, сказал:

«Когда 20 февраля была подписана договорённость, соглашение об урегулировании между экс-президентом В. Ф. Януковичем и лидерами оппозиции, и под ним поставили подписи министры иностранных дел Германии, Польши и Франции, нас просили это соглашение поддержать, и мы это сделали. Первый пункт гласил, что президент Украины и оппозиция договариваются создать в качестве первого шага преодоления кризиса правительство национального единства».

Но, во-первых, «Соглашение об урегулировании кризиса в Украине» было подписано 21 февраля, а не 20 февраля, как заявил Лавров. События тех дней описаны достаточно подробно и настолько спрессованы по времени, что в те дни даже каждый час имел значение, и потому путаница в датах может свидетельствовать лишь об элементарном незнании вопроса в целом. Во-вторых, первый пункт «Соглашения» состоял из двух предложений, первое из которых гласило: «В течение 48 часов после подписания данного соглашения будет принят, подписан и обнародован специальный закон, который восстановит действие Конституции Украины 2004 года с изменениями, внесенными до этого времени». И только во втором предложении было указано, что «подписанты заявляют о намерении создать коалицию и сформировать правительство национального единства в течение 10 дней после этого».

Но именно этот «специальный закон», который был принят Верховной радой Украины в тот же день, 21 февраля, и должен был стать началом выполнения «Соглашения» в целом, Янукович на следующий день, 22 февраля, публично отказался подписать, чем моментально сделал «Соглашение» ничтожным и необязательным для исполнения другими подписавшими его сторонами, дав таким образом «зелёный свет» всем последующим событиям. Естественно, что необязательным стало и выполнение обязательства «создать коалицию и сформировать правительство национального единства», о котором сказал Лавров, так как оно хоть и было указано в первом пункте «Соглашения», но могло последовать только после принятия и подписания «специального закона». Видимо, в ведомстве Лаврова читают документы по принципу известной миниатюры в исполнении Владимира Винокура и Леона Оганезова, — «здесь читаем, здесь не читаем», а в тех местах, где было первое предложение первого пункта «Соглашения» и стояла дата его подписания, явно «рыбу заворачивали», и потому эти места из-за «жирного пятна» оказались совершенно неразборчивыми для прочтения.

После такой наглядной демонстрации приверженности к «альтернативным фактам» поневоле возникает впечатление, что о ситуации на Украине Лавров рассуждает не на основании информации о реально происходящих событиях, а в соответствии с их отражением в каком-то «кривом зеркале» своих представлений о том, что должно происходить, по его мнению, на Украине, чему подтверждение его следующая фраза из этого же выступления:

«Несмотря на всю пропагандистскую машину, которая работает в Киеве и в западных столицах и вдалбливает обывателю через телевизионные экраны, страницы газет, интернет и социальные сети, что Россия — агрессор и оккупант, что Россия будет под санкциями, пока не отдаст Крым, и многое другое, несмотря на все эти годы оболванивания общественного мнения на Западе, считаю, что большинство нормальных украинских граждан понимают всю нелепость, антиисторичность происходящего. А тот факт, что не один миллион украинских граждан ежегодно отдыхает в Крыму, по-моему — одно из лучших свидетельств того, что не удастся вбить клин между нашими народами. Чем скорее временщики, незаконно захватившие в Киеве власть и пытающиеся сейчас держаться за нее и высасывать последние «соки» из украинского народа, будут разоблачены самим украинским народом, тем, наверное, будет полезнее для украинцев и для наших отношений».

Пафос этой риторики, как и показное сострадание к украинскому народу, могли бы, конечно, впечатлить, если бы не обстоятельства, которые свидетельствуют о фальшивости и этой риторики, и этого показного сострадания. И начать, пожалуй, следует с того, что «сейчас», по словам Лаврова, «высасывает последние «соки» из украинского народа» как раз тот президент Украины Петро Порошенко, законность избрания которого в мае 2014 года Россия признала, а сам Лавров в интервью телеканалу France 24 в декабре 2014 года даже утверждал, что

«Петр Порошенко — лучший шанс, который в настоящее время есть у Украины»?!

К тому же президент РФ Владимир Путин в 2015 году и вовсе заявил:

«Что касается Петра Порошенко, я был первым, кто его поддержал. И я буду поддерживать его дальше».

И действительно продолжает поддерживать, поскольку Россия инвестировала в Украину в 2016 году — $4,32 миллиарда, в 2017-м — $4,6 миллиарда. Для примера, в последний, 2013, полный год пребывания у власти экс-президента Виктора Януковича российские инвестиции составляли всего $3,53 миллиарда, а в предыдущие годы ещё меньше.

А что касается других «временщиков, незаконно захвативших в Киеве власть», то, во-первых, они, собственно, и не скрывали, что они «временщики» и их власть закончилась через три месяца после её захвата одновременно с избранием в мае 2014 года президентом Украины Петра Порошенко, законность избрания которого Россия признала. И, во-вторых, было бы неплохо, если бы Лавров объяснил, почему Россия именно этим, по его словам, «временщикам, незаконно захватившим в Киеве власть», в апреле — мае 2014 года передала вооружения из Крыма более чем на $1 миллиард, а с февраля по май месяц 2014 года финансово поддержала именно этих «временщиков» поставками газа БЕЗ ОПЛАТЫ более чем на $5 миллиардов, без чего они бы у власти не удержались, поскольку Запад начал давать деньги Украине только после президентских выборов, состоявшихся 25 мая 2014 года?

Во-третьих, если, несмотря на все эти обстоятельства, Порошенко, по мнению Лаврова, всё-таки «временщик», то чем он отличается, например, от избранного на президентских выборах 26−28 мая 2014 года нынешнего президента Египта Абдулы Фаттаха ас-Сиси, который, будучи министром обороны, 3 июля 2013 года организовал государственный переворот, в ходе которого с поста президента был свергнут законно избранный 30 июня 2012 года Мухаммед Мурси? Но Лавров ни разу ас-Сиси «временщиком» не называл. Или весь вопрос в двойных стандартах при оценке одних и тех же действий?

Весьма «интересно» выглядит и желание Лаврова о разоблачении «временщиков» именно «самим украинским народом»?! Согласно заявлению Владимира Путина во время выступления 29 августа 2014 года перед участниками 10-го Всероссийского молодёжного форума «Селигер-2014», Россия в 2004 году по просьбе экс-президента Леонида Кучмы поддержала выдвижение Виктора Януковича в президенты Украины и «политически», и «информационными ресурсами». После того как Януковича на выборах в третьем туре «проиграли», 26 мая 2005 года в рамках VIII съезда «Единой России» состоялось подписание договора о межпартийном сотрудничестве между Партией регионов Украины и Всероссийской политической партией «Единая Россия», кстати, возможно, до сих пор действующего, поскольку никакой официальной информации о его расторжении нет. От имени Партии регионов договор подписал её лидер в то время Виктор Янукович, от «Единой России» — в то время член президиума генерального совета партии Константин Косачёв, который сказал: «Мы несем сейчас миссию возобновления стратегических отношений между Украиной и Россией, которые очутились в заложниках политической конъюнктуры», а Янукович добавил, что укрепление стратегического партнерства между Украиной и Россией будет одной из основных задач Партии регионов в сфере внешней политики.

В январе 2010 года Янукович стал президентом и, видимо, именно в рамках заявленной Косачёвым «миссии возобновления стратегических отношений между Украиной и Россией» и в тесном политическом взаимодействии с «Единой Россией» начал активно… евроинтегрироваться, бороться с «российским давлением» и отменил обязательное изучение русского языка в украинских школах?! В конечном итоге на третьем году своего президентства Янукович в тесном политическом взаимодействии с партией «Единая Россия» довёл страну до майдана, причины которого 21 декабря 2013 года в статье «Путь к единению», опубликованной в официальном органе ВРУ газете «Голос Украины», популярно разъяснил в то время председатель ВРУ и первый заместитель председателя Партии регионов Владимир Рыбак: «Бурные события декабря наглядно показали всей стране, да и всему миру, что поводом для потрясений такого масштаба в Украине выбрана далекая от ежедневных, срочных нужд населения отдалённая геополитическая стратегия государства» и добавил, что «реальным толчком для выступлений молодежи на Майдане фактически послужило непонимание населением действий власти».

4 марта 2014 года на брифинге с представителями СМИ Владимир Путин заявил, что Янукович «положительно отреагировал и на нашу просьбу, и на просьбу западных стран, и прежде всего своей оппозиции, не применять силу». То же самое он повторил в 2017 году в интервью режиссеру Оливеру Стоуну:

«Янукович не отдавал приказов о применении оружия в отношении демонстрантов. Кстати говоря, западные партнеры, в том числе американские, просили меня повлиять на него в этом направлении, чтобы он таких приказов не отдавал. И нам было сказано: «Мы вас очень просим не допустить применение Януковичем вооруженных сил». И как вы знаете, президент Янукович не применил вооруженных сил».

По признанию Лаврова, поддержала Россия и подписание 21 февраля 2014 года «Соглашения об урегулировании кризиса в Украине», правда, в несколько странной манере, поскольку участвовавший в переговорах и присутствовавший при подписании специальный представитель президента РФ Владимир Лукин ставить свою подпись под «Соглашением»… отказался?!

Другими словами, с 2004 года российское руководство активно реализовывало свою внешнюю политику на украинском направлении, включая поддержку определённого кандидата на президентских выборах и подписание межпартийного соглашения, которая в итоге привела к майдану. В ходе майдана российское руководство продолжало активно влиять на ситуацию на Украине и сдерживало в то время президента Януковича от применения силы для его разгона, а также содействовало подписанию «Соглашения» между Януковичем и лидерами оппозиции. После смены власти на Украине, несмотря на её весьма резкую оценку Владимиром Путиным на уже упоминавшемся брифинге 4 марта 2014-го —

«оценка того, что произошло в Киеве, на Украине в целом. Оценка может быть только одна — это антиконституционный переворот и вооружённый захват власти», —

российское руководство оказало этим «захватчикам» многомиллиардную финансово-материальную поддержку, чему не помешал даже отзыв посла РФ на Украине 24 февраля 2014 года.

После инаугурации Петра Порошенко, на которой 7 июня присутствовал возвратившийся в Киев Михаил Зурабов, уже 29 июня 2014 года в Баку на 23-й сессии Парламентской ассамблеи Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе спикер Госдумы РФ Сергей Нарышкин вообще заявил:

«Сегодня нам всем надо консолидироваться, чтобы помочь президенту Порошенко и народу Украины. Я повторяю: помочь президенту Порошенко и народу Украины восстановить мир и правопорядок».

А сейчас, когда политика российского руководства в отношении Украины, в первую очередь его МИД, возглавляемого Лавровым, зашла в тупик и совершенно очевидно, что эти отношения имеют стойкую тенденцию только к их ухудшению и никакой альтернативы ни Лавров, ни его МИД предложить не в состоянии, Лавров заявляет, что «временщики», которые пришли к власти и укрепились во власти на Украине именно вследствие его многолетней политики… должны быть разоблачены «самим украинским народом»?!

Применительно к событиям на Украине очень часто используется такое популярное выражение, как «гопак на граблях», но российский МИД во главе с Лавровым может весьма убедительно претендовать на абсолютное первенство в применении этого «танца» в своей внешней политике. В ноябре 2003 года, когда в Грузии посредством переворота под названием «революция роз» меняли Эдуарда Шеварднадзе на Михаила Саакашвили, то разруливать зашедшее в тупик противостояние сторон, возникшее в результате нежелания Шеварднадзе уйти «добровольно», прилетел в Тбилиси бывший в то время министром иностранных дел РФ Игорь Иванов, который на инаугурации президента Саакашвили в январе 2004 года присутствовал в качестве почётного гостя! А руководство Грузии в 2003—2004 годах публично благодарило Россию за поддержку и оказанное содействие в бескровной смене власти на всех своих митингах. И тогда это подавалось как оглушительная внешнеполитическая победа России по мирному урегулированию конфликта, поскольку все стороны конфликта, как в Грузии, так и за рубежом, не только воспринимали вмешательство России как должное, но даже не видели других вариантов разрешения возникшего конфликта! В состоянии эйфории от собственного величия российское руководство и его внешнеполитическое ведомство настолько не заметили катастрофических размеров ухудшения отношений с Грузией, что война в августе 2008 года стала для России полной неожиданностью!

В 2008 году Украина была полностью на стороне Грузии. И к чему привело «понимание» этого факта российским руководством — к войне на Украине в 2014 году. Но и сейчас, спустя четыре года, с этим «пониманием» абсолютно аналогичная ситуация, поскольку, судя по высказываниям российского руководства, российских и пророссийских политиков и разного рода придворных «аналитиков», в действительности никакого понимания реальной ситуации на Украине у них нет, поскольку война продолжается, а Лавров без тени смущения перекладывает ответственность за катастрофический провал российской политики на Украине на плечи «украинского народа»?!

Более того, в настоящее время Россия исполняет уже и «третий акт» того самого «гопака на граблях», только уже в отношениях с Арменией, чему свидетельство ответ Лаврова 31 июля с.г. на вопрос СМИ:

«Когда в Армении был политический кризис в мае этого года, с большим удовлетворением отмечали, что в итоге решение этого кризиса было найдено на основе компромисса с участием всех ведущих партий. Надеялись, что, опираясь на такой результат, все политические силы, прежде всего, новое руководство Армении, новые власти, будут и далее продвигать объединительные подходы, укреплять национальное согласие. Но события последних дней явно нарушают такой позитивный настрой, идут вразрез с недавними заявлениями нового руководства Армении о том, что у него нет намерений организовывать преследования своих предшественников по политическим мотивам».

Т.е. опять обманули бедного доверчивого Лаврова, словно было непонятно с самого начала, что, придя к власти, Никол Пашинян в первую очередь поквитается со своими обидчиками, которые в 2010 году отправили его на семь лет в колонию по обвинению в организации акций протеста после президентских выборов 2008 года, во время которых в столкновениях с полицией 10 человек погибли и около 200 были ранены. А после осуждения уже арестованного экс-президента Армении Роберта Кочаряна за «свержение конституционного строя по предварительному сговору с другими лицами» в том же 2008 году сам Пашинян будет реабилитирован. Выдвинули обвинение по этой статье и объявили в розыск и экс-министра обороны Армении Микаела Арутюняна, но особенно впечатляет политическая оплеуха Пашиняна России в виде ареста по тому же обвинению генерального секретаря ОДКБ Юрия Хачатурова, который в 2008 году командовал ереванским гарнизоном ВС Армении и руководил разгоном демонстраций.

Можно, конечно, все эти случаи списать на происки США на постсоветском пространстве, но при этом следует учитывать, что США, в отличие от России, «играют», что называется, на совершенно чужом для себя поле, на котором Россия и теоретически, и практически, и исторически должна иметь абсолютное превосходство, но тем не менее постоянно проигрывает. Более того, Россия регулярно конфликтует даже с теми сопредельными государствам, с которыми у неё, в отсутствие особых различий в языке, ментальности и конфессиональной принадлежности, вообще не должно быть никаких противоречий! Как результат, неприятные скандалы и вооружённые столкновения, бьющие по имиджу России, в сочетании с неспособностью вовремя донести свою позицию не только до мировой общественности, но даже государств СНГ. И сам факт войны с тысячами жертв на территории Украины — это уже крупнейший политический провал России, неспособной не то что контролировать, но даже как-то положительно влиять на политические процессы в соседнем, ранее достаточно дружественном государстве.

Не соответствуют действительности и слова Лаврова о том, что «эти «победители» первым своим актом приняли закон (который, правда, не был подписан, но это прозвучало на всю страну и на весь мир), резко ограничивавший право на использование русского языка». Во-первых, 23 февраля 2014 года ВРУ не «приняла закон», а признала утратившим силу Закон Украины «Об основах государственной языковой политики», принятый ВРУ 03 июля 2012 года, который более известен по фамилиям его авторов, депутатов ВРУ от Партии регионов, как «закон Кивалова — Колесниченко». А, во-вторых, как раз именно этот активно продвигаемый в своё время МИД РФ «закон Кивалова — Колесниченко» не только «резко ограничил право на использование русского языка» на Украине, но и впервые законодательно сделал русских на Украине национальным меньшинством, поскольку действовавший до него Закон «О языках в Украинской ССР» от 28 октября 1989 года согласно статье 4 предусматривал, что «языками межнационального общения в Украинской ССР являются украинский, русский и другие языки», а, согласно ст. 27 этого же закона, «изучение во всех общеобразовательных школах украинского и русского языков является обязательным». А вот «закон Кивалова — Колесниченко» обязательное изучение русского языка во всех общеобразовательных школах Украины отменил.

Последствия принятия «закона Кивалова — Колесниченко» не замедлили себя ждать, и уже год спустя профессор кафедры русского языка Института филологии Киевского национального университета им. Т. Г. Шевченко, президент Украинской ассоциации преподавателей русского языка и литературы Людмила Кудрявцева в интервью газете «Крымская правда» 20 июля 2013 года заявила, что

«согласно новым учебным планам, в школах с украинским языком обучения, а таковых на Украине 85%, предмета «русский язык» вообще нет ни в каком варианте. Мы могли рассчитывать только на то, что в качестве второго иностранного языка школы выберут русский. Но сегодня мы уже знаем, что выбрали школы. Оказалось, что по всей Украине 52% школ с украинским языком образования в качестве второго иностранного языка выбрали немецкий».

И русский язык впервые в истории современной Украины уже через год после принятия «закона Кивалова — Колесниченко» скатился на третье место по изучаемости?!

Не менее критически оценил итоги принятия закона «О принципах государственной языковой политики» в интервью 2 августа 2013 года украинскому изданию «Главком» и руководитель научно-исследовательских программ Черноморско-каспийского центра, специалист Российского института стратегических исследований (РИСИ) по Украине Эдуард Попов:

«Русские оказались в проигрыше, потому что, являясь де-факто одной из государствообразующих наций, этносов Украины, они низведены до статуса группы, которая называется национальным меньшинством, но таковым не является».

Тем не менее за разработку закона, согласно которому русский язык на Украине был признан языком национального меньшинства, а в украинских школах отменили обязательное изучение русского языка, президент РФ Владимир Путин наградил Кивалова и Колесниченко медалями Пушкина… «за большой вклад в сохранение и популяризацию русского языка и культуры за рубежом»?!

И немалая заслуга в такой ситуации лично Лаврова, поскольку один из разработчиков этого закона Вадим Колесниченко являлся председателем Всеукраинского координационного совета организаций российских соотечественников (ВКСОРС), был одним из пяти (!) членов бюро Всемирного совета российских соотечественников и до сих пор является президентом Международного совета российских соотечественников. И если Лавров в настоящее время категорически утверждает об исторической принадлежности Крыма России, то было бы неплохо, если бы он попутно объяснил, почему он ни разу не возразил своему протеже Колесниченко, который с завидным постоянством с 2010 года не только утверждал, что призывы к воссоединению Крыма и России, это «провокации и нарушение законодательства», но и в апреле 2013 года в интервью киевскому журналу «Власть денег» с гордостью заявил:

«Вот в чем я преуспел, так это в проведении большой кампании против отделения Крыма от Украины. Если кто-то считает это украинизацией, пожалуйста. Но я как юрист считал, что мы не имеем права это делать».

Но вспомнив, и явно невпопад, не произошедшую более четырех лет назад отмену «закона Кивалова —Колесниченко», о котором Лаврову лучше было не вспоминать по причине наступивших после его принятия катастрофических последствий для положения русского языка на Украине, он, видимо, слегка «запамятовал» о вступившем в силу в сентябре прошлого года Законе Украины «Об образовании», которым предусматривается фактическая ликвидация среднего образования на языках нацменьшинств, к которым относится благодаря «закону Кивалова — Колесниченко» и русский язык, поскольку вводит фактический запрет на получение образования на любом языке, кроме украинского. Уже через месяц, с 1-го сентября 2018 года только в младшей школе останутся классы с преподаванием предметов на языках национальных меньшинств, а с 5-го класса преподавание предметов на языках национальных меньшинств практически полностью ликвидируется. С 2020 года образование на Украине должно стать вообще полностью украиноязычным.

После крайне резкой негативной реакции Венгрии на этот закон, которая стала блокировать все евроатлантические инициативы Украины, министерство образования и науки было вынуждено провести в Киеве ряд обсуждений закона с участием представителей общественных организаций национальных меньшинств, в том числе круглый стол в Верховной раде Украины. Кроме того, с участием представителей общественных организаций национальных меньшинств состоялось несколько мероприятий в рамках проекта Совета Европы «Укрепление поддержки национальных меньшинств на Украине», прошёл семинар «Имплементация вывода Венецианской комиссии относительно статьи 7 закона «Об образовании»: Политика и практика образования языками национальных меньшинств», в работе которого приняли участие: замминистра МОН Павло Хобзей, глава офиса Совета Европы на Украине Мортен Энберг, замглавы офиса Совета Европы Томас Фреллесен, члены Венецианской комиссии, эксперты Совета Европы Райнер Хоффман и Роберт Данбар, которые представили результаты отчёта Венецианской комиссии. В ходе этих мероприятий право русскоязычных жителей Украины на обучение на родном языке защищал только председатель Русской общины Украины Константин Шуров, исключённый в 2009 году из ВКСОРС за критику российских чиновников, которая, по мнению Шурова, вела к ущемлению прав русских и русскоязычных граждан Украины.

Представители ВКСОРС, который, по официальным данным, на 2013 год объединял 136 (!) общественных организаций пророссийской направленности абсолютно во всех регионах Украины и в который каждый год только МИД РФ и Россотрудничество и только из бюджета РФ вливали более миллиона долларов, в этих обсуждениях участия не принимали, предпочитая участие в развлекательных мероприятиях Россотрудничества в Минске, Москве, на Иссык-Куле и т.д., что для них, как и их кураторов и спонсоров из МИД и Россотрудничества, видимо, гораздо важнее защиты права на получение образования на русском языке на Украине. На это же указывает и невнятно-декларативный комментарий Департамента информации и печати МИД России в связи с принятием на Украине «Закона об образовании» от 12 сентября 2017 года о том, что в МИД «убеждены в востребованности коллективных усилий, в том числе на «площадках» международных организаций, с целью противодействия политике властных структур Украины, попирающих общепризнанные правочеловеческие стандарты», но, как показала практика, этим заявлением всё и ограничилось.

А в результате такого наплевательского отношения со стороны России русскими на Украине считают себя всё меньше людей, и если по данным переписи 2001 года на Украине назвали себя русскими 17,28%, то согласно опросу Центра Разумкова в 2016 году русскими себя считали 11% (украинцами 86%, 2% — представителями других национальностей, 1% не смогли определиться, к какой национальности они принадлежат). А в 2017 году, по данным опроса того же Центра Разумкова, русскими себя назвали только 6% (92% украинцами, а 1,5% отнесли себя к другим национальностям). При этом весьма показательны данные по возрастам: 60 и старше — 9,7%, 50−59 — 5,9%, 40−49 — 5,7%, 30−39 — 4,6%, 18−29 — 2,8%, которые демонстрируют уровень привлекательности России для разных возрастных групп.

Впрочем, «альтернативные факты» в почёте не только у Лаврова, и, видимо, по этой же причине вице-спикер Государственной думы РФ Пётр Толстой в феврале с.г. в ходе переговоров с верховным комиссаром ОБСЕ по вопросам нацменьшинств Ламберто Заньером ничтоже сумняшеся заявил, что на Украине от принятия нового закона об образовании пострадают… 15 миллионов русских?! И во избежание сомнений в этой цифре добавил, что требование к русским на Украине, что они должны выучить украинский язык, чтобы доказать, что они украинцы, «является дискриминационным по отношению к 1/3 украинского общества». Сложно понять, из каких «кривых зеркал» у Толстого вылезла цифра в 15 миллионов русских на Украине, которые могут пострадать от принятия нового закона об образовании, если, по данным переписи 2001 года, на Украине всего назвали себя русскими 8 334,1 тыс. человек?! А если отнять от этого количества 1 180,4 тыс. русских, согласно той же переписи проживающих в Крыму, которые однозначно не пострадают от принятия на Украине нового закона об образовании, то, даже если допустить, что эти цифры никак не изменились в сторону уменьшения, всё равно останется максимум 7 153,7 тыс. человек. Существенного значения использование Толстым этого «альтернативного факта» для защиты русских на Украине не имеет ровно никакого, но уровень компетентности российских чиновников показывает достаточно наглядно.

Так что Лавров может и дальше обольщать себя заявлениями о том, что «большинство нормальных украинских граждан понимают всю нелепость, антиисторичность происходящего», подразумевая под этим невосприятие ими исключительно «пропагандистской машины, которая работает в Киеве и в западных столицах», видимо, либо не совсем, либо совсем не понимая, что «большинство нормальных украинских граждан» одинаково критически оценивают применение «альтернативных фактов», как со стороны «пропагандистской машины, которая работает в Киеве и в западных столицах», так и со стороны самого Лаврова и других российских политиков, поэтому можно только констатировать в стиле пожеланий Лаврова «украинскому народу», что чем скорее Лавров и его ведомство перейдут в своей деятельности от использования «альтернативных фактов» к реальным, а вместо перекладывания ответственности за свои провалы в политике на других займётся поиском действенного выхода из создавшегося катастрофического положения в российско-украинских отношениях, тем будет полезнее для этих отношений.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail