Перед самой встречей с президентом России Владимиром Путиным в Хельсинки глава Белого дома Дональд Трамп заявил, что Германия «находится под полным контролем» Москвы, который та обеспечивает с помощью своих поставок нефти и газа. С такой позицией Трампа согласен и целый ряд политиков США, в том числе демократов, и многие в самом ЕС, такие как бывший президент Польши Радослав Сикорский, сравнивший первый «Северный поток» с пактом Молотова — Риббентропа. Такие оценки отношений Москвы и Берлина ошибочны и не имеют под собой оснований, пишет Йонас Дридгер в статье для американского издания The National Interest.

Ангела Меркель и Владимир Путин
Ангела Меркель и Владимир Путин
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: Трамп раскритиковал Германию за зависимость от российского газа

Поставки энергоносителей не дают Москве значительного рычага влияния на принимаемые Берлином политические решения. Если США не поймут этого, им гораздо сложнее будет поддерживать остатки трансатлантического альянса, проводить свой курс в отношении России и сохранять торговые отношения с ЕС.

Бундестаг. Германия
Бундестаг. Германия

Россия не может принудить Германию к чему-либо с помощью нефтяного эмбарго, поскольку Берлин способен относительной просто заменить ее поставки поставками из другого источника. В том же, что касается газа, то Россия действительно, отмечает автор, использовала свою инфраструктуру трубопроводов для оказания давления на постсоветские республики. Наиболее заметным примером этого давления стало прекращение поставок газа на Украину в 2009 году, что создало для Киева острые экономические проблемы, а также заставило его согласиться на «хищнические контракты» и пойти на значительные уступки в плане размещения российских войск в Севастополе и политики страны в отношении НАТО.

Тем не менее использовать поставки газа против Германии Москва не в состоянии. И тому есть ряд причин.

Во-первых, доля российского импорта в общем энергетическом портфолио ФРГ мала. Германия покупает около 40% своего газа у России, тогда как те же страны Прибалтики и Польша намного опережают Германию по этому показателю, но они не занимают особенно дружеской позиции по отношению к Москве. Более того, на природный газ приходится лишь четверть немецкой энергетики. Иными словами, российский газ составляет лишь 10% энергопакета Германии.

Во-вторых, для того чтобы использовать газ как оружие, России пришлось бы отрезать поставки голубого топлива для всех стран стран — членов ЕС, а не только для ФРГ. Это связано с тем, что Брюссель предпринял существенные шаги к консолидации энергетического рынка. Подобные меры, особенно направленные на то, чтобы не дать России с помощью энергоносителей осуществлять манипуляции Евросоюзом, не дают российским компаниям создавать неравные условия для потребителей. ЕС также продолжает развивать энергетическую инфраструктуру, с помощью которой государства-члены смогут делиться энергией в случае внезапного прекращения внешних поставок. Просто разделять и властвовать у России не получится. Это известно Берлину, понимают это в Москве.

Газопровод
Газопровод
Gazprom.ru

В-третьих, остановка поставок повредит России намного больше, чем Германии. Продажа газа в ЕС, которая составляет около трех четвертей всего газового экспорта Москвы, является экономическим фундаментом страны. Распределение прибылей от этой продажи поддерживает мир в российской элите, благодаря им возможно осуществлять масштабные социальные программы, держащие население в послушании. На них финансируются государственные СМИ, аппарат безопасности и мощные вооруженные силы страны. И альтернативы прибылям от поставок газа пока не видно.

Наконец, действия Германии довольно красноречиво опровергают заявления Трампа. ФРГ, несмотря на то что Россия является одним из ее крупнейших торговых партнеров, была одним из основных инициаторов санкций против Москвы после «аннексии» Крыма и из-за ее поддержки «сепаратистов» на Украине в 2014 году.

Берлин оказался готов заплатить высокую цену за то, чтобы послать России решающий сигнал: объем российско-германской торговли сократился почти на четверть в том же году. С тех пор санкции продлеваются из раза в раз, и именно Германия оказывается той силой, которая всегда добивается необходимого для этого политического консенсуса. Не канцлер Германии Ангела Меркель, а президент США Трамп в открытую задался вопросом, почему нужно идти с Россией на конфронтацию.

Германия также не нуждается в защите от России, которую Берлин не боится, со стороны США. Об этом и заявил глава МИД страны Хайко Маас, указавший, что ФРГ не является «заложницей ни России, ни США». Берлин проводит собственную политику, взвешивая имеющиеся возможности и действуя соответственно им.