Недавно над сирийским городом Даръа был поднят флаг сил, верных официальному Дамаску, и хотя кровопролитие в республике еще далеко не закончено, символизм этого события трудно не заметить. Именно в этом городе, расположенном на юге страны, 6 марта 2011 года началось восстание, впоследствии вылившееся в гражданскую войну. Как бы то ни было, президент Сирии Башар Асад, поражение которого называли «лишь вопросом времени», с помощью России, Ирана и «Хезболлы» почти одержал победу в этой войне, чего нельзя сказать о США, пишет Стивен А. Кук в статье для американского издания The Foreign Policy.

Флаг США
Флаг США

Такое развитие событий требует анализа места и целей США на Ближнем Востоке. Прежде всего, отмечает автор, из-за того, что восстания на Ближнем Востоке носили повсеместный характер, западные дипломаты, политики, аналитики и журналисты не смогли провести должным образом различия между лидерами стран региона. На Западе не ожидали, что сирийский президент Башар Асад сможет продержаться так долго. Когда же война превратилась в противостояние Дамаска, исламистов и региональных держав, которое было осложнено вмешательством в конфликт России, США уже потеряли нить своих интересов.

В результате этого Вашингтон был вынужден осуждать кровопролитие, отправлять беженцам помощь, готовить кое-как «проверенных» мятежников и бороться с боевиками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В остальном же Белый дом не вмешивался в сирийскую войну. И разницы между прошлым американским лидером Бараком Обамой и нынешним Дональдом Трампом нет, за исключением открытого желания второго уйти из Сирии и передать ее Москве после уничтожения исламистов.

Такое невмешательство США можно объяснить честным нежеланием целого ряда официальных лиц и экспертов повторять иракский опыт, из-за которого произошли дестабилизация региона, усиление Ирана и экстремистов, были испорчены отношения с союзниками Вашингтона и подорваны его позиции. По всей видимости, представители этой группы так и не поняли, что тому же самому поспособствовало и бездействие США. Решение о невмешательстве, вероятно, было правильным, но оно не прошло бесследно для позиций США на Ближнем Востоке.

Американские эксперты не обратили внимания на ослабление влияния и мощи США, которые были явлены со всей очевидностью в Сирии, поскольку этого не должно было произойти. Действительно, США все же не имеют себе равных по мощи, тем не менее такая сила полезна, только если ее применять, но Белый дом, как оказалось, либо не смог, либо не захотел формировать события на Ближнем Востоке таким же образом, каким он это делал прежде. Иными словами, он попросту отказался от своего влияния. Такое развитие событие, возможно, и носило положительный характер, поскольку никто не хотел повторения Ирака.

В свою очередь, Москва заняла место Вашингтона, выступив в качестве более компетентного партнера ближневосточных стран. И хотя на более близкие отношения, кроме Сирии, пошли немногие, тем не менее можно наблюдать повышенную заинтересованность в Москве. И причина этого — конфликт в Сирии.

Можно сравнить то, как президент России Владимир Путин пришел на помощь своему союзнику Асаду, с тем, как партнеры США в регионе воспринимали Обаму, который помог свергнуть египетского лидера Хосни Мубарака после 30 лет у власти, бо́льшую часть которых он обеспечивал интересы США в регионе. Египет, Саудовская Аравия, ОАЭ и другие страны в регионе, возможно, не любят Асада, но то, как Москва решительным образом пришла ему на помощь, произвело на них впечатление. Теперь Сирия является центральным элементом и стержнем стратегии России по утверждению себя в качестве глобальной державы, а ее новое влияние простирается от Дамаска до Ирана, Египта и Ливии.

И хотя Израиль, Турция и государства Персидского залива по-прежнему ждут от Вашингтона лидерства, они уже стали обращаться за помощью в обеспечении собственных интересов в Кремль. Так, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху стал частым гостем в Москве, президенты Турции, России и Ирана стали по Сирии партнерами. В октябре 2017 года король Саудовской Аравии Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд впервые посетил Москву, а представители ОАЭ стали призывать включать Кремль в решение важных вопросов региональной повестки дня. Эпоха, когда США определили правила игры на Ближнем Востоке и поддерживали региональный порядок, подошла к концу.

Наконец, ситуация в Сирии вскрыла глубокую амбивалентность США по отношению к Ближнему Востоку, а также ослабление значимости тех интересов, которые прежде носили неотменяемый характер для Вашингтона в регионе: нефть, поддержка Израиля и региональное доминирование США, необходимое для достижения первых двух целей. В США по-прежнему высказываются сомнения относительно того, зачем Вашингтону столько баз в регионе Персидского залива, если США готовы стать крупнейшим в мире производителем нефти.

После же двух неубедительных войн, продолжавшихся 17 лет, никто не может предложить гражданам США вескую причину, почему Асад является их проблемой. Израиль по-прежнему пользуется поддержкой, но за последние 70 лет он вполне доказал, что способен сам о себе позаботиться. Трамп и Обама избирались на платформах ограничения вмешательства США в мировые дела, и они победили. Бездействие США в Сирии является лишь свидетельством стремления официальных лиц и экспертов сделать что-то в условиях, когда из-за выбранного курса это невозможно.

На фоне очевидной победы в сирийском конфликте Дамаска, Москвы и Тегерана необходимо, заключает автор, проанализировать то, что для США на Ближнем Востоке важно и почему, но сделать это будет непросто из-за поляризации и паралича конгресса. Тем не менее пока политика США находится в состоянии амбивалентности и инерции, победа будет по-прежнему на стороне Сирии, России и Ирана.